Вверх



В конечном счёте пройдя эти возрастные этапы, вы принимаете своих родителей, как людей не идеальных, но любящих вас и делающих для вас самое лучшее, что они могут. (Чак Паланик)

1946 0 09:36 / 24.07.2015

Движение - жизнь, и оно является основой каждой моей книги.


 


Лишь физическая нагрузка помогает мне сохранять трезвость ума.


 


Я провел всю зиму надувая и подписывая две тысячи резиновых пингвинов.


 


Никогда не помню аэропорты и отели, но всегда помню, что было на сцене.


 


Подлинные мелочи помогают людям поверить в вымышленные части произведения.


 


Я коллекционирую истории из жизни реальных людей, превращаю их в анекдоты.


 


Мне нравится противоречивость плохих развязок. Их, так сказать, «сладковатая горечь».


 


В наше время невозможно упаковать социальный продукт в коробку с нашлепкой «романтическая комедия».


 


Может быть наши грехи являются утешением для Бога, когда он должен послать нам смертельные болезни.


 


В моих книгах всегда понятно, что нет абсолютного добра и зла. Добродетель и грех существуют в каждом.


 


Полезная информация делает чтение беллетристики более "обучающим" и благородным, а не просто формой развлечения.


 


Как писатель я предельно, до грубости честен. Я думаю, люди это замечают, и эта моя честность вызывает у них уважение.


 


Я описываю события и людей совершенно неподходящим для кинематографа образом, поэтому лучше, если мои герои будут жить на бумаге.


 


Когда я сочиняю, многие из моих героев срисованы с жителей Портланда. В этом городе происходят любопытные и даже «фриковатые» вещи.


 


Интернет и кабельные телеканалы разучили нас быть сосредоточенными на одной конкретной истории. Мы попросту привыкли часто переключать каналы.


 


В "Бойцовский клуб" вошло много реальных историй. Книга позволила сохранить самые дикие годы моей жизни. Но я никогда не был Тайлером Дерденом.


 


Я бы все-таки не рискнул отнести свои романы к «ужастикам». Скорее, это такое литературное предчувствие ужаса, слегка замаскированное бытовыми коллизиями.


 


Я играю людскими ощущениями так, как мне этого хочется. Я не принимаю правила, которые уже установлены человечеством, но стараюсь изобретать свои собственные.


 


Мои книги всегда высмеивают и оспаривают мои собственные фальшивые мечтания. Я всегда смеюсь над собой. В своих книгах я исследую свою жизнь, ищу свои ошибки.


 


В конечном счёте пройдя эти возрастные этапы, вы принимаете своих родителей, как людей не идеальных, но любящих вас и делающих для вас самое лучшее, что они могут.


 


Меня вполне устраивают мои произведения в виде книг. Кино, как мне кажется, это лишь еще один черновик вашего произведения, который не всегда устроит вас как автора.


0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...