Вверх


О «хомячках», плесени и фотошопе: бывший директор Гомельского мясокомбината Ричард Стефанович допрошен по делу о гнилом мясе

2703 0 12:59 / 30.11.2017

Как ранее сообщала «Гомельская праўда», в областном суде проходят слушания по резонансному уголовному делу. Напомним, его возбудили в декабре 2015 года в отношении ряда должностных лиц Гомельского мясокомбината, облисполкома, а также Министерства сельского хозяйства и продовольствия. Поводом для уголовного разбирательства стал выявленный факт порчи более 170 тонн говядины и свинины. Мясо было темного цвета, с неприятным запахом и очагами плесени. Сумма нанесенного ущерба превысила 7,2 миллиарда рублей (до деноминации).




Доверял и не перепроверял


Фигурантами по делу выступают десять человек, в числе которых экс-директор мясокомбината Ричард Стефанович. По предъявленному обвинению бывший руководитель вины не признал.


Как уточнил в ходе допроса, имеет два высших образования — ветеринарное и экономическое. Однако больше считает себя экономистом, поскольку вся деятельность была связана с управлением. С 2011 года работал в должности директора мясокомбината. Ему ежедневно доводили информацию по остаткам сырья в холодильнике, производственные мощности которого более 1400 тонн. Владел ситуацией по накоплению остатков, однако не считал нужным вмешиваться в процесс работы холодильных камер, поскольку его контролировал заместитель по производству Александр Бондаренко — квалифицированный специалист.


— У меня такой стиль руководства — не вмешиваться в работу специалистов, они сами должны разрешать все вопросы. Доверял сотрудникам и не перепроверял, — прокомментировал Ричард Стефанович.


Убивали, работали по выходным


Также гособвинитель поинтересовался, почему в холодильниках образовалось такое большое количество продукции? Ведь из-за длительного хранения сроки годности истекали, а дезинфекция камер не проводилась. По словам Стефановича, на мясокомбинат подекадно поступал график по убою скота, который доводился комитетом по сельскому хозяйству и продовольствию облисполкома.


— Был не в восторге от этого графика, — пояснил экс-руководитель. — Убить мы можем, и убивали, по выходным работали. Но столько говядины нам не надо.


Обвиняемый упомянул, что в прежние годы были перебои с сырьем. Поэтому на предприятии должен быть полумесячный запас мяса примерно 350 — 400 тонн свинины и говядины, чтобы обеспечить ритмичную работу.


Также рассказал, что неоднократно случались срывы поставок мяса в Россию из-за не поступления платежа. Продукция оставалась на комбинате. По словам Стефановича, ежедневно отчитывался в холдинг об остатках сырья. Также неоднократно обращался к вышестоящему руководству с просьбой сократить объемы убоя. «Но мне четко говорили, будешь выполнять график и никуда не денешься», — отметил бывший управленец.


Гособвинитель также уточнил, может ли мясо храниться в штабелях, как зафиксировано в материалах дела. На что Стефанович пояснил: «Вообще-то не должно, но иногда случалось». На допросе руководитель указал, что за 2015 год посещал холодильник раза три — четыре. Также видел, что сырье складируется на коридоре и поручал убрать его. Был уверен, что распоряжение выполнят.


На вопрос, почему в холодильниках тусклый свет, что мешает визуально оценить цвет и состояние мяса, экс-руководитель ответил: «Камеры — не Бродвей, там дежурное освещение».




Холодильник под шубой


После того, как в контролирующие органы стали поступать жалобы на гнилые туши и просроченную продукцию, на мясокомбинат зачастили проверки. В ходе ветеринарного мониторинга были выявлены антисанитарное состояние, снежная шуба в холодильниках. «Нарушения — есть нарушения. Что это за проверяющий, который пришел и не сделал замечания?» — прокомментировал обвиняемый.


Однако в ходе мониторинга были сделаны фотографии и предоставлены в облисполком. Эти снимки были впоследствии подменены фигурантами дела.


— Поручил подчиненным устранить за ночь все выявленные недостатки, сделать новые снимки в качестве доказательства предоставить в облисполком и забрать старые, — пояснил суду Ричард Стефанович.


Что касается самих фотографий гнилого мяса, которые фигурируют в деле в качестве улик, обвиняемый заявил, что не верит в их подлинность. Сам не видел плесень на тушах в холодильнике. «Это фотошоп! Непонятно, где сделаны снимки. На мясе нет ни штампа, ни клейма нашего мясокомбината».


— Почему же тогда в качестве доказательств устраненных нарушений вы предоставили в облисполком новые снимки? — задал встречный вопрос гособвинитель.


Как указано в материалах дела, отдельные замороженные полутуши были повреждены грызунами. Следы их жизнедеятельности выявила и комиссия из Минсельхозпрода. К слову, поводом для приезда столичных специалистов стала информация, которая поступила в Министерство из Комитета госконтроля.


— 5 ноября мне позвонил Александр Бондаренко и сообщил, что на комбинате работает комиссия из Минска, проверяют холодильник, — рассказал суду Ричард Стефанович. — Звонил два раза, сказал, что «хомячки» обнаружены — это крысы. Очень серьезно проверяют.


— А вы знали об этих грызунах? — уточнил гособвинитель.


— Ну, конечно знал. На любом холодильнике, тем более столько мяса, не быть крысе? Истребить их практически невозможно. Хотя у нас был договор с санстанцией на дератизацию, но все равно присутствовали эти «зверушки». Лондон борется с крысами уже 500 лет.


Бывший руководитель заверил суд, что сам не видел мяса, порченного грызунами, и о таких случаях его никто не извещал. «Если бы производственники увидели проблему, мне бы, наверное, доложили», — рассудил он.




Жест гостеприимства


Также заместитель сообщил экс-директору, что проверяющим не понравилось состояние холодильника. По словам Стефановича, проблемы с камерами ему знакомы, ведь оборудование 1950-х годов и требует ремонта, который регулярно проводится.


Прозвучал вопрос и по качеству мяса, хранившегося в холодильнике. Среди признаков порчи, указывалась плесень. На этот счет бывший руководитель пояснил, что данную тему обсуждал со своим заместителем по производству, когда узнал о поступившей жалобе. Его специалист заверил: плесень на тушах не является причиной недоброкачественности, она зачищается и мясо идет в переработку.


Обвиняемый подтвердил, что члены комиссии были приглашены вечером в кафе «ГрандЪ». Ужин пояснил как жест гостеприимства. Сам участвовал в банкете и рассчитался за гостей. О результатах проверки не говорили: «За столом не принято этого делать». Также распорядился покормить минчан завтраком.


По версии гособвинения, когда во время министерской проверки были установлены грубые нарушения, Стефанович попытался дозвониться до Василия Пивовара, который на тот момент выполнял обязанности главного государственного ветврача Беларуси (также проходит обвиняемым — прим. автора). В материалах дела фигурирует 11 пропущенных звонков. В состоявшемся разговоре, учитывая давнюю дружбу, попросил чиновника повлиять на подчиненных, чтобы скрыть факты нарушений.


На суде Ричард Стефанович заверил, что с Василием Пивоваром его связывают лишь рабочие отношения. Знакомы 40 лет, поскольку вместе учились в вузе. Также регулярно обращался к чиновнику по служебным вопросам. Нередко приходилось решать проблемы с поставками в Россию. Когда на предприятие прибыла комиссия из Минска, позвонил с просьбой. «Чтобы объективно была проведена проверка, — пояснил Стефанович. — Могло быть всякое и необъективная оценка. Отмазаться потом очень сложно».


По словам Стефановича, когда с комиссией ужинали в кафе, перезвонил Пивовар и предупредил о предстоящей комплексной проверке мясокомбината.


Факт есть факт


Сырье в течение 2015 года накапливалось в холодильнике, однако, как подчеркнул экс-руководитель, ситуация не была критической. Когда осознали, что сами не смогут переработать такое количество говядины, руководитель обратился на Оршанский мясоконсервный комбинат. Что касается качества отгруженного мяса, подсудимый уточнил, что с ним проблем не было. Из разговора с Бондаренко понял, что плесень есть, но в каком объеме не знал. «Если бы стало известно, что плесень не поверхностная, а имеет массовый характер, конечно бы принял другие меры». О том, что сырье недоброкачественное, ему сообщили, когда Орша заявила о возврате партии мяса. Также были предприняты другие попытки сбыть залежавшееся сырье. Стефанович звонил на Жлобинский и Калинковичский мясокомбинаты. Но там отказали в просьбе забрать мясо на переработку.


Прокурор попросил пояснить, почему у мяса были истекшие сроки годности, что подтвердила экспертиза.


— Что я могу сказать? Факт есть факт, — отметил обвиняемый. — Если срок годности истек, значит, кто-то на каком-то этапе недобросовестно отнесся и не отследил последовательность переработки.


«Гомельская праўда» продолжит следить за ходом судебных слушаний.



Фото Сергея Колоцея

0 Обсуждение Комментировать