Вверх



“ПОЖАРНИКИ”: кузница рэкетиров

26330 0 11:16 / 17.05.2007
В феврале этого года “ГП” рассказывала о кровавых бесчинствах, которые творила самая крупная за всю историю современной Беларуси преступная организация, долгие годы действовавшая на территории Гомельской области, — банда Морозова. Цикл публикаций “Морозовцы: империя зла” вызвал широкий резонанс среди наших читателей, которые сходились во мнении — беспредел не должен повториться. Преступники должны знать: за каждое злодеяние рано или поздно придется ответить. Посягнувших на чужую жизнь и здоровье ждет суровое наказание. Сегодня “ГП” начинает цикл публикаций о деятельности другой крупной преступной организации, участники которой называли себя “пожарниками”. Наверняка среди читателей (хочется надеяться, что их большинство) есть те, кто даже не слышал о “пожарниках”, в течение десяти лет “опекавших” представителей малого и среднего бизнеса, жриц любви, валютчиков, таксистов. А если и слышал о расправах, поджогах, избиениях, то считал все это результатом банальных бандитских разборок. И оттого, вероятно, существовала уверенность, что жертвами преступников становились лишь те, кто сам так или иначе был не в ладах с законом. Увы, уже достоверно известно, это не так. В поле зрения преступников попадали и те, кто просто пытался в непростое время начала 90-х годов прошлого столетия организовать свое дело, кто, потеряв работу на госпредприятии, пошел торговать на рынок. А то и вовсе случайные люди, на которых гнев бандитов обрушился “по ошибке”.

Начало конца


В сентябре 2004 года было возбуждено первое уголовное дело в отношении участников преступной организации “пожарники”. Оно стало ниточкой, потянув за которую, следователи прокуратуры области и оперативные работники управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Республики Беларусь по Гомельской области и начали развязывать клубок преступлений, совершенных “пожарниками”. Спустя три месяца на основании собранного досье было возбуждено уголовное дело по статье “Создание преступной организации и участие в ней”. Владимир САРАСЕКО, первый заместитель прокурора области: — Расследование уголовных дел по “пожарникам” и морозовцам началось практически одновременно. Но в отличие от морозовского дела в следственно-оперативную группу по “пожарникам” вошли только сотрудники правоохранительных органов Гомельской области. Работать было непросто по многим причинам. Одной из них была и та, что значительные силы отвлекались и на морозовцев. К тому же параллельно шло следствие и по другим делам. Отчасти этим и объясняется тот факт, что на первоначальном этапе следствия удалось скрыться всем лидерам и наиболее активным участникам “пожарников”. Они поняли: раз уж всерьез взялись за самого Морозова, то с ними поступят также. Первый этап уголовного дела, получивший условное название “пожарники-1”, отправился в областной суд уже через год. На скамью обвиняемых село 25 участников преступной организации в возрасте от 25 до 35 лет. Судили “пожарников” в гомельском следственном изоляторе, так как ни один зал областного суда не смог бы вместить такое количество обвиняемых, а также их адвокатов, десятки свидетелей и потерпевших. Судебное слушание длилось больше года и завершилось оглашением обвинительного приговора. Не так давно после рассмотрения Верховным cудом Республики Беларусь кассационных жалоб обвиняемых приговор вступил в законную силу. И хотя по первому судебному процессу проходили лишь рядовые “пожарники” (совершившие тем не менее около ста преступлений), расследование их деяний позволило полностью разоблачить принципы и структуру деятельности всей преступной организации.

Главное — порядок


Именно этого принципа придерживались лидеры “пожарников”, создавая и развивая свое преступное сообщество. Структура организации складывалась примерно в одно время с другими группировками — в начале 90-х годов прошлого века. Уже тогда самым доходным местом для криминала, только-только начинающего постигать азы рэкета, в Гомеле стал Центральный рынок. Он и объединил троих молодых людей с общими целями и интересами: Гену по прозвищу Пожарник, Олега (Зьян) и Валика (Большой). Нелирическое отступление Рассказывая о том, как родились “пожарники”, невозможно умолчать о лидерах этой преступной организации. Однако они пока не предстали перед судом, а, как известно, только суд может назвать человека преступником. Поэтому, соблюдая закон, пока опустим их фамилии, несмотря на то что они уже давно известны многим. Гена получил прозвище Пожарник за свою страсть к пожарно-прикладному многоборью, где дорос до мастера спорта. Но со спортом у него в дальнейшем не сложилось. Как не сложилось у Зьяна с органами внутренних дел, откуда он был уволен за дискредитирующее поведение. В начале 90-х на рынке, где сам Пожарник когда-то грузил арбузы, авторитетом, контролирующим торговцев, был некто Коготь. Правда, не столько был, сколько хотел быть. Из-за своего чрезмерного пристрастия к алкоголю он не смог долго оставаться сильным и жестким лидером. Какое-то время Пожарник, Зьян, Большой и примкнувшие к ним наглые и дерзкие ребятки крутились возле Когтя. Когда же он окончательно спился, его отодвинули на задний план. А после и остальных братков, претендовавших на какое-либо криминальное влияние на рынке. Постепенно “пожарникам” на рынке стало очень тесно. Внимательно следя за робкими шагами первых гомельских бизнесменов, бандиты ловко подминали их под себя и “шли” дальше. Преступная организация (в которую в отдельные отрезки времени входило до 150 человек) была четко структурирована и делилась на отдельные бригады. Каждая из них отвечала за определенный участок “работы”. Члены одной контролировали рынок, второй — валютчиков, третьей — проституток, четвертой — бизнес с машинами и так далее. К тем, кто не хотел платить, применяли методы устрашения, угрозы и физическое насилие. Для обсуждения текущих дел и преступных замыслов лидеры “пожарников” и приближенные к ним лица собирались в барах у Центрального рынка. Позже их штаб-квартирой стал офис фирмы “Сатис”, оснащенный дорогой мебелью, компьютерной техникой, видеонаблюдением и усиленной охраной. Если поборами бригады занимались самостоятельно, по годами отлаженной схеме, то на совершение более серьезных преступлений требовалось указание или разрешение лидеров.

Самба мотыльков


Лидеры организации считали себя настоящими авторитетами. Гена Пожарник, проштудировавший биографии известных гангстеров Аль Капоне, Лаки Лучиано, Багси Сигала, очень хотел быть похожим на своих кумиров. Но в реальности “пожарники” были лишь жалким их подобием. Согласно воровским традициям, настоящие воры в законе считают ниже своего достоинства иметь общее дело с низами криминальной иерархии, контролирующими проституток. Но “наши” бандиты не брезговали никакими деньгами. Группа под руководством звеньевого по прозвищу Бык приносила в общую кассу немалый доход. Именно с раскрытия преступлений, связанных с сутенерством и вымогательством денежных средств у проституток, и началось расследование. Из материалов уголовного дела: “В группу, контролировавшую проституток, входили обвиняемые Валерий Рихтиков, Олег Громыко, Татьяна Процкая, Антон Тюрин, Александр Семенов, Максим Антанюк, Владислав Антанович, Геннадий Ткачев и другие лица. Цель данной группы — получение незаконного обогащения путем сутенерства и вымогательства”. Большинство девушек, среди которых были и несовершеннолетние, приезжали в Гомель для занятия проституцией из сельской глубинки. Здесь снимали квартиры, знакомились с опытными жрицами любви, которые растолковывали, как именно и где можно зарабатывать “интимные” деньги, каким бандитам и сколько необходимо платить. Часть проституток в ожидании клиентов жарилась под палящим солнцем и мерзла в холод недалеко от остановок “Луговая” и “Солнечная”. Девчонки на этих точках за свой “труд” много не просили: 10 — 15 тысяч белорусских рублей в зависимости от “вида” оказанных услуг. Контролирующие их братки собирали выручку ежедневно. С теми же, кто посмел ослушаться, поступали весьма жестоко. Вывозили в лес, избивали, насиловали, забирали наличность и ценности. Орудиями для экзекуции были деревянные клюшки и биты. Их “пожарники” всегда возили с собой в машинах и иногда с особым цинизмом предлагали жертвам самим выбрать предмет для пыток. Некоторых девушек в холодное время года вывозили к пригородным водоемам и заставляли ходить по тонкому льду. У многих проституток на теле остались особые отметины: “пожарники” любили тушить о девичьи тела сигареты, “баловаться” с ножом. Но самое страшное было не это. Больше всего девочки боялись воспитательных акций Быка. Вот он-то не знал пощады и издевался весьма жестоко и изощренно. Из показаний одной из потерпевших: “В Гомель приехала, чтобы найти работу. Познакомилась с девушкой, которая занималась проституцией на “Луговой”. Вместе с ней поехала туда. Следующим вечером к нам подъехали Рихтиков и Громыко. Рихтиков, ничего не говоря, начал бить по лицу подругу. Затем они повезли нас в лес. Там Рихтиков достал нож и сказал, чтобы мы “работали” на него и платили по 10 долларов ежедневно, так как это его территория. Приставив нож к шее, он сказал, что убьет и оставит на этом месте под камнем, и никто меня не найдет. Я согласилась… Через некоторое время мне сказали, что я должна ехать к их старшему — Быку. По пути в машине предупредили, чтобы делала все, что прикажут, и притушили возле груди сигарету. В квартире, куда меня привезли, сначала избили, а потом пятеро незнакомых парней насиловали по очереди с десяти вечера до четырех утра… Через несколько дней меня отвезли в Москву для занятия проституцией. Но мне оттуда сразу же удалось убежать. Я вернулась в Гомель и уже на следующий день вышла на “Луговую”. Меня сразу же увидели Рихтиков и Громыко и снова потребовали платить по 10 долларов. Пришлось согласиться. Я просила их не говорить Быку о том, что вернулась из Москвы. Потом я поменяла место работы и стала заниматься проституцией на “Солнечной”. Но “пожарники” нашли меня там, отвезли в лес и избили деревянной битой, забрали сотовый телефон и деньги. Рихтиков сказал, что я могу и не заниматься проституцией, но платить ему все равно придется. …Мне все это надоело, я не могла больше переносить избиения и угрозы, поэтому написала заявление и отнесла его в опорный пункт милиции. На следующий день ко мне приехал Рихтиков и Громыко, посадили в машину и отвезли в лес, где показали... мое заявление. (Эти и другие показания, в которых потерпевшие говорили о том, что обращались за помощью в милицию, а в ответ получали еще большие проблемы, следствие проверяло. Однако выйти на конкретных сотрудников правоохранительных органов, имевших связи с бандитами, пока не удалось — прим. авт.). Опять посыпались угрозы, потом они достали покрывало и биту, приказали раздеться и изнасиловали. После этого Рихтиков резанул меня ножом по груди. Очень сильно пошла кровь, они испугались и отвезли меня домой…” В этом рассказе поражает не только жестокость бандитов. По большому счету, ничего удивительно в том, что этим и другим отморозкам (разумеется, считавшим себя настоящими мужчинами) хватало смелости лишь на унижение более слабых физически, безропотных и покоренных проституток. Поражает то, что, натерпевшись издевательств, девушки снова возвращались к прежнему занятию, как мотыльки летят на пламя свечи. Видимо, такой образ жизни был сродни наркозависимости. Вначале доброжелатели предлагают просто попробовать, рассказывая в красках о прелестях новых ощущений и быстрого заработка. Но как только девушка попадает на постоянное место работы, контролируемое бандитами, уйти безболезненно ей уже практически невозможно. С проституток, пожелавших по своей воле “завязать”, “пожарники” требовали от 500 до 1000 долларов отступных. Олег КАШИН, старший оперуполномоченный по особо важным делам УБОПиК МВД РБ по Гомельской области: — О том, что гомельских проституток контролируют “пожарники”, у нас информация была и ранее. Девушки сами об этом рассказывали, когда их задерживали в ходе рейдов. Но никто не называл конкретных фамилий. Все боялись расправы. Но со временем постоянными изнасилованиями и избиениями их загнали в такую кабалу, что терять и бояться больше было нечего. И потерпевшие пошли с нами на контакт, хотя далеко не все. И их тоже можно понять. Ведь нужно было вспоминать и неоднократно пересказывать следователю, в присутствии адвоката, а потом еще и в суде все то, что так хотелось забыть. Другие проститутки, считавшиеся более элитными и дорогими, работали в гомельской гостинице “Турист”. Первое собеседование при “трудоустройстве” проводил сам Бык. Он оценивал девушку и знакомил ее со старшей проституткой, которую все называли “мамочкой”. После смерти предыдущей “мамочки” (по официальной версии она покончила с собой, отравившись таблетками), на освободившуюся “должность” назначили Процкую. Каждой новой жрице любви объясняли условия работы в гостинице. 50 процентов полученных от клиента денег необходимо было отдавать “мамочке”, которые та затем передавала Быку. За выполнение посреднических функций раз в неделю каждая девушка платила ей по 5 долларов. Час работы гостиничной проститутки стоил 30 долларов, 2 часа — 50, за ночь брали по 100 “зеленых”. На рабочем месте нельзя было пить, в противном случае грозил штраф в размере 20 долларов. Запрещалось “нычковать”, то есть скрывать сумму заработанных денег, воровать у клиентов, пользоваться клофелином. После работы нужно было возвращаться на место, то есть в бар. Проститутки работали каждый день с 22.00 до 4.00, отдыхали лишь по воскресеньям. Каждая из них приносила доход в среднем 600 — 700 долларов в месяц. Кстати, в рамках другого уголовного дела было установлено, что горничные и охранники гостиницы получали по 10 — 15 долларов США с проституток, давая им возможность беспрепятственно пройти в номера. Несмотря на валютный статус, гостиничных проституток, нарушавших установленный порядок, также вывозили в лес и “воспитывали”. Одну (кому-то она проговорилась, чем на самом деле занимается Бык) избили так, что она месяц пролежала дома, залечивая раны. А затем снова вышла “на работу”.

Вне счетчика


Однажды в автомобиль к Артуру Венюку, занимавшемуся частным извозом, сел обычный, как ему показалось, пассажир. Однако, приехав к месту назначения, парень сказал, что денег у него с собой нет. Через неделю к Артуру в машину снова сел тот незнакомец, но уже не один. И таксист понял, что платить он не будет и сейчас, а отныне раскошеливаться придется ему самому. Пассажиром оказался “пожарник” Владимир Романюк, который вместе с Виталием Кабышем входил в бригаду, занимавшуюся вымогательствами с частных таксистов. Из показаний потерпевшего Венюка: “По дороге Романюк сказал, что является членом преступной организации “пожарники”. Ранее я уже слышал о том, что эта группировка осуществляет контроль за таксистами и частными перевозчиками и что ее члены могут быть причастны к физическим расправам над теми, кто отказался с ними сотрудничать… Романюк предложил платить ему за покровительство. Если я откажусь, то мне не разрешат дальше заниматься частным извозом на нелегальной основе. Если соглашусь, то подыщут доходное место и будут разбираться с недобросовестными клиентами. Пришлось согласиться. На следующую встречу вместе с Романюком приехал Кабыш. Мне сказали платить ежемесячно по 10 долларов… Спустя неделю такса увеличилась до 15 долларов…” Как-то у Артура случился конфликт с цыганами, которые не заплатили за поездку. Он пожаловался на это своей “крыше”. “Крыша” пообещала разобраться и назначила встречу. Но в последний момент Венюк испугался того, чем могут закончиться разборки крутых ребят, и на “стрелку” не пошел. Вскоре Романюк, встретив его, предупредил: “Парни на тебя очень разозлились и теперь сами ищут встречи с тобой, чтобы разобраться в лесу. Могут машину или квартиру забрать в счет моральной компенсации”. Но он, якобы по доброте душевной, может сказать “своим”, что не знает, куда Венюк подевался. В обмен на 15 долларов ежемесячно. Напуганному таксисту пришлось согласиться и на это условие. При следующей встрече аппетиты у Романюка выросли. Теперь за то, что он скрывает от “пожарников” его местонахождение, требовал уже 200 долларов. Таких денег у Артура не было, и тогда вымогатель в качестве залога забрал его золотое обручальное кольцо. Дома таксист рассказал жене о том, в какую ситуацию попал, и та с решительностью отчаянной женщины настроила супруга идти в милицию. При следующей встрече при передаче меченых денег Романюк был задержан. Этот эпизод вымогательства с частных таксистов — единственный установленный в ходе следствия по первому этапу уголовного дела и нашедший свое подтверждение в суде. Однако в настоящее время следственно-оперативной группе удалось собрать доказательства по многим другим преступлениям, жертвами которых были также частные таксисты.

"Заступнички"


Помимо контроля над проститутками, “пожарники” не теряли случая заработать на других вымогательствах. Так, Лена Сироткина (фамилии всех потерпевших по понятным причинам изменены) имела неосторожность попросить своего недавнего знакомого Тюрина помочь вернуть украденные ценности. В воровстве она серьезно подозревала Татьяну Ступку, которая в компании друзей встречала Новый год в ее квартире. После праздника выяснилось, что из шкатулки пропали золотые украшения. А при случайной встрече Лена увидела на Танином пальчике свое колечко. Но та ни в чем не призналась и золото не отдала. Тюрин пообещал восстановить справедливость. Однако при следующей встрече он повел себя совершенно неожиданно. Силой усадил Лену в машину, приставил к голове пистолет и приказал молчать. Отвезя в лес, выволок из авто и грозно сказал: “Больше к нам не обращайся! У тебя ничего не было: ни золота, ни дружбы с нами! Теперь ты должна нам 300 долларов! Ты нам никто, а эта девочка приносит доход”. Для закрепления результата Тюрин добавил тумаков. Пытаясь встать, Лена споткнулась и упала, и в этот момент прозвучал выстрел. Пуля пролетела практически над ее головой. Из леса девушка выбиралась самостоятельно. Если кто-то подумает, что таким образом “пожарники” решили заступиться за “свою” девочку Татьяну Ступку, то зря. К ее голове Тюрин также приставил пистолет и заставил признаться в краже: “А не то мозги разлетятся по стеклу!” Уже на следующий день девушка отдала бандитам украденное золото. Еще одного потерпевшего в компании двух знакомых девушек в сентябре 2003 года заточили в подвале одного из гаражей ГСК-12. Незадолго до этого молодой человек случайно разбил машину Быка. Несмотря на то что он ее самостоятельно отремонтировал, с него все равно требовали деньги в качестве компенсации. Одна из девушек угодила в подвал за то, что “болтала лишнее”, другая — вообще под надуманным предлогом. Троица несколько часов просидела в подвале, куда бандиты в целях устрашения бросали петарды. Затем для большей сговорчивости молодого человека ударили доской по спине. И лишь заручившись согласием выполнять их требования, бедняг выпустили.

Приговор


Рихтиков, Громыко, Процкая, Тюрин, Семенов, Антанович, Антанюк, Ткачев признаны судом виновными в участии в преступной организации. Кроме этого все, исключая Процкую, — в вымогательствах. Рихтиков, Громыко, Тюрин, Семенов, Антанович, Антанюк — в изнасилованиях. Суд посчитал доказанной вину обвиняемых и по другим статьям Уголовного кодекса. Они приговорены к длительным срокам лишения свободы (от 9 до 14 лет) с конфискацией имущества. Процкая отделалась меньшим сроком — 3 года лишения свободы. За участие в преступной организации и вымогательства Романюк и Кабыш приговорены к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества.
Продолжение...

0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...