Вверх


Роберт Болотный:"Синяя птица" принесла мне удачу. В Гомеле прошел концерт легендарного ВИА

1778 0 19:15 / 16.04.2018
В Гомеле прошел концерт легендарного ВИА



 


Кому-то из зрителей только предстояло открыть этот ансамбль, а кто-то окунулся в немного забытую, но всегда родную и любимую музыку 70-80-х. Интересно, что песни для ансамбля писал практически весь коллектив, сами братья Болотные и впоследствии известные композиторы Добрынин, Дьячков и Антонов. В итоге все это и определило имидж «Синей птицы», выделив группу из многих. Роберт Болотный намеренно вложил в название ансамбля романтическую нотку и пронес любовную тему во всем репертуаре «Синей птицы». Он изначально решил нести людям любовь через творчество, и зритель по сей день отвечает взаимностью.


На концерте ощущалась атмосфера, объединяющая зрителей и музыкантов общими воспоминаниями. Прозвучали самые известные и любимые песни. На протяжении всего выступления зрители пели вместе с артистами. Приятным сюрпризом стало выступление Роберта Болотного, исполнившего партию на саксофоне в знаковой для ансамбля песне «Клен». Примечательно, что изначально замечательная песня Сергея Дьячкова «Слова» и самая любимая песня Владимира Мулявина, должна была стать заглавной на первой пластинке ансамбля. Однако на ее месте оказался «Клен».


В зале присутствовал старый знакомый коллектива, бывший звукорежиссер Алексей Кулик. Артисты под аплодисменты поприветствовали его. Не были забыты и ушедшие из жизни участники ансамбля, а также «вылетевшие из гнезда» «Синей птицы» известные певцы и композиторы. Также Роберт Болотный по просьбе своего брата Михаила передал огромный привет всем его друзьям из Гомеля.





Роберт Болотный рассказал "Гомельскай праўдзе" о том, как все начиналось


— Вы родом из Гомеля. Где побывали накануне выступления?


— В одиннадцать утра в гостинице меня ждали знакомые. Съездили на кладбище, где похоронены мои бабушка с дедушкой. Я здесь родился и жил до 16 лет, потом часто приезжал к маме с папой. Затем родители переехали в Америку. К сожалению, они уже не с нами. Мой брат Михаил, с которым мы создавали ансамбль, сейчас живет в США. Кстати, в «Синюю птицу» троих ребят мы взяли из Гомеля. Считаю, что судьба у нас счастливая: удалось создать коллектив, который стал настолько популярным.


— Отличается ли зритель сегодняшний от зрителя времен вашей молодости?


— Вы знаете, нет. Просто в то время на концертах было больше молодежи, да и мы были молодыми. Реакция точно такая же. Вчера выступали в Минске, и зал просто взорвался. Те, кто приходит на «Синюю птицу», знают, какие песни услышат, а мы не обманываем ожиданий. Вот вчера не все песни смогли уместить в концерт.


— Еще до создания ВИА вы работали с Эдди Рознером, которого многие называли «белым Армстронгом». Расскажите о том периоде.


— Я играл в этом оркестре. Это была другая музыка — джаз, она мне нравилась. А потом я работал уже в Москве. Был такой ансамбль «Коробейники» в «Мюзик холле». Затем решил создать свой коллектив, и мы с братом явили на свет «Синюю птицу». За всю музыкальную часть тогда отвечал Миша. Хочу также отметить тех, кто был в нашем первом составе: бас-гитарист Сергей Дроздов, исполнивший "Клен", барабанщик Борис Белоцерковский, вокалист Юрий Метелкин. 


— Влияет ли на ваш репертуар время?


— Да, конечно, появляются новые песни, но те, кто приходит на «Синюю птицу», хотят услышать «Клен», «Ты мне не снишься», «Мамина пластинка», «Горько», «Семь часов у Никитских ворот», «Белый теплоход» и другие столь же популярные песни. А если люди хотят слушать другую музыку, они идут на другие группы. Нам повезло, что большинство наших песен стали любимыми.


— Насколько я знаю, идея именно так назвать коллектив принадлежала вам. Что повлияло на выбор?


— Идея была моя. В то время было много групп, называвшихся «Поющие, ревущие гитары...» и так далее, а мне хотелось романтического названия. «Синяя птица» — птица счастья. Видимо, что-то сработало, и людям понравилось, и мне «Синяя птица » принесла удачу.


— Как сложилась судьба вашего брата?


— Михаил живет в Америке, где у него своя музыкальная студия. Его дочь работает в самом крупном банке мира, возглавила в нем департамент. Младший сын обладает хорошими музыкальными и композиторскими задатками. У него есть группа dirtyParis. Конечно, раньше мы с братом были вместе 24 часа, но каждый выбрал путь, который ему больше подходит.


— Кто из музыкантов или групп больше всего повлиял на ваше творчество?


В начале творческого пути мы все были под впечатлением от The Beatles, нам также нужно было отличаться от «Песняров» или «Веселых ребят». Важно было, чтобы на нас не повлияло то, что мы слышали, стояла задача найти свой звук, тембр, репертуар. По-моему нам это удалось.


— В чем секрет популярности ансамбля в течение более чем четырех десятилетий?


— «Синяя птица» всегда пела про любовь. Эта тема бесконечна. И могу сказать, что если песня была о Родине, то о любви к ней. Причина успеха еще в том, что я был хорошо знаком с очень талантливыми и популярными композиторами, когда они только начинали творческий путь. Это Добрынин, Ефимов, Антонов, Днепров, Семенов и многие другие известные сейчас музыканты.


— Хотелось бы узнать ваше отношение к современной эстраде. Что вам в ней нравится, а что нет?


— Не могу сказать, что мне все не нравится или все нравится. Есть много прекрасных образцов. Мне не нравятся обезличенные группы с какими-то девочками, которые поют под фонограмму и легко заменимы. Страна у нас большая, талантов много, но довольно сложно пробиться без хорошего продюсера и финансирования. Вот шоу «Голос», «Голос дети», программа «Синяя птица» с Мацуевым показывают, что есть выдающиеся дети, но пробиваются единицы.


— Какую музыку слушаете в свободное от работы время?


— Разную, но больше всего люблю джаз. У меня есть большая коллекция джазовых композиций. Нравится слушать музыку из балета, но сам балет не люблю. С удовольствие хожу на концерты симфонических оркестров.


— Как часто вы беретесь за саксофон?


— Не так часто, конечно, все-таки возраст уже не тот.


— Как отдыхаете?


— Гораздо реже езжу на гастроли в отличие от наших музыкантов, а потому стараюсь быть ближе к любимому дивану и телевизору. Я просто обожаю смотреть телевизор, особенно спортивные программы, а также музыкальные, в которых звучит серьезная музыка. Благо спутниковое телевидение позволяет.


— Насколько сильно повлияли политические события в стране 1991 года на ваше творчество? Тяжело ли было переживать распад группы?


— Повлияли, безусловно, но скорее не на творчество, а на состояние дел. Мне кажется, в это время нашему народу было не до песен. Знаю многих людей, которые были до этого периода востребованы, и вдруг оказалось, что у них ничего нет.


— Как пережили этот период?


— Работал в Москве на фирме «Апрелевка». Этот завод выпускал винил, обслуживал всю страну. Я уже был связан с этим бизнесом, только мы занимались творческой частью, поиском новых проектов. Но все эти перемены я чувствовал, и они мне не нравились, потому что это было время не для песен, к сожалению. Появились все эти «мурки» — жанр, который не выпускался на большую эстраду раньше.


— Вы объехали много стран с гастролями. Что запомнилось больше всего?


— Очень понравилось в Индии. У меня было ощущение, что я там когда-то жил: даже не нуждался в переводчиках. На Сейшельских островах выступали двадцать дней, проехали всю Европу. В те времена далеко не все могли себе это позволить. Так что жизнь у нас была довольно насыщенная и интересная. Но больше всего я люблю быть дома. Родной дом ни на что не променяю. Уже на пятый, шестой день меня тянет домой, такой у меня характер.































Фото и видео автора

0 Обсуждение Комментировать