Вверх


Банк никому ничего не должен

654 0 22:00 / 28.04.2010
21Вопрос, где взять денег сразу и много, сегодня, по большому счету, неактуален. Уже не нужно обращаться к состоятельным знакомым и, испытывая неловкость, просить у них в долг. Можно с гордо поднятой головой прийти в банк и взять нужную сумму там. В отдель­ных случаях даже поручители не нужны. Но потом приходит час раз платы, два платы, три платы… И ситуация, когда берешь чужие и на время, а отдаешь свои и навсегда, начинает напрягать. И вот тогда хороший банк с вежливыми, внимательными клерками перестает таковым казаться, а банкиры умозрительно превращаются в вампиров. Мысль “обманули, запутали” лишает покоя. Здравый смысл уступает место эмоциям. Так что же такое кредиты — благо или зло? Насколько высок и оправдан ли кредит нашего доверия к банкам? На вопросы “ГП” согласился ответить управляющий гомельским Центром банковских услуг 400 ОАО “Приорбанк” Юрий Богданович.


— Когда речь заходит о доверии к банкам, определенный негатив замыкается на высоких процентных ставках…
— При чем здесь доверие? Если я хочу занять у вас сто долларов, вовсе нет нужды вам доверять. Мне необходимо, чтобы вы одолжили нужную сумму, вот и всё. Наоборот — это вы должны мне доверять. А что касается процентных ставок, то они фиксируются в договоре между банком и кредитополучателем. В чем сложность?
— И всё же: существуют ли какие-то регулируемые рамки при формировании процентных ставок по кредитам — в данном случае мы говорим о потребительских, за которые банк не имеет права шагнуть?
— Нет. Теоретически ставки позволительно повышать сколько угодно. Можно выдать кредит и под 30 процентов годовых, никто не запрещает. Только вот кто ж его возьмет? Правила игры диктует конкуренция на рынке банковских услуг. Здесь каждый хочет заработать. И если начать зарываться, клиенты уйдут в конкурирующую фирму, расположенную через дорогу. Поэтому все процентные ставки находятся в разумных пределах.
— На днях главным банковским учреждением страны ставка рефинансирования была снижена до 12,5 процента. Кредитные ставки также пойдут вниз?
— Ставки по выданным кредитам останутся на прежнем уровне. Согласно Гражданскому кодексу, любое изменение существующих договоренностей возможно лишь в случае заключения дополнительных соглашений. В одностороннем порядке банк не имеет права вносить изменения в договор с кредитополучателем.
— Имеются в виду договоры, которые еще предстоит заключить, ведь ставки по кредитам формируются по схеме: ставка рефинансирования плюс те проценты, которые банк добавляет, чтобы заработать…
— Нет жесткого правила — ставка рефинансирования плюс, допустим, 5 процентов. Судите сами, если банк принимает от населения вклады под 22 процента, как он может выдавать кредиты под 14?
— Разве Нацбанк “мягко, но твердо” не рекомендует снижать ставки?
— Нацбанк, разумеется, так или иначе регулирует процессы, происходящие в банковской сфере. Но он делает это цивилизованно. Следует понимать, что деньги имеют свою цену. Возьмем ставки овернайта, по которым банки выдают друг другу кредиты. Сегодня это, допустим, 14 процентов, а завтра — 13. Но это цена коротких денег — на одну ночь. Длинные деньги стоят дороже. Снижение же ставки рефинансирования в первую очередь говорит о позитивных процессах, которые происходят в экономике. Логично предположить, что вследствие этих процессов подешевеют и кредиты.
— То есть оптимистические прогнозы по поводу заметного снижения стоимости потребительских кредитов уже к концу этого года не беспочвенны?
— Разумеется. В 90-е годы кредиты выдавались и под 700 процентов. Не все, правда, об этом помнят. Зато никто не забыл, как кредиты выдавались и под 13 процентов. Почему нельзя восстановить статус-кво? Ведь что нужно, чтобы огурцы на базаре были дешевыми? Их должно быть много. Что нужно сделать, чтобы стали дешевыми деньги?
— Напечатать…
— Это пройденный этап. Изобилие дешевых денег, попадающих на биржу, влечет за собой спекуляцию, спровоцированную множеством валютных курсов. Правильные деньги не приводят к инфляции. А вот чтобы они стали правильными, каждому из нас нужно хорошо работать, производить продукцию, востребованную на внешних рынках. И тогда в страну придут деньги. Доллары, евро, юани — не важно. Всё это — деньги!
— К слову, о валюте. Общеизвестно, что брать кредиты лучше в той, которая формирует твой бюджет…
— Конечно. Это защищает от нестабильности валютных курсов.
— Однако многие брали валютные кредиты, привлеченные более низкими процентными ставками. Особенно популярными при этом были восполняемые кредитные линии. Но после известного постановления правления Нацбанка, приостановившего выдачу кредитов в иностранной валюте физлицам, некоторые граждане оказались в интересном положении — беременные проблемой только отдавать, не имея возможности снять ни доллара. А ведь изначально такой договоренности с банками не было, и, судя по вашим же словам, ситуацию нужно было бы отрегулировать дополнительными соглашениями. Не повод ли это для разбирательства в суде?
— Мы живем в правовом государстве, и в судебном порядке может быть рассмотрен любой спорный вопрос. Только с кем судиться? С банками? Для них это форс-мажорные обстоятельства. Банки приостановили выдачу валютных кредитов в строгом соответствии с законом, поэтому все претензии несостоятельны. Или вы хотите посудиться?
— Не хочу. С законом, как вы справедливо заметили, не судятся. Лучше посоветуйте, стоит рефинансировать замороженную валюту в рубли или нет?
— Для того чтобы вы реализовали свое желание перевести оставшуюся задолженность в рубли, банку нужно найти деньги, чтобы эту валюту у вас купить. Но свободных денег может не оказаться, поскольку все банки активно занимаются всё тем же кредитованием.
— Рассмотрим ситуацию, когда у банка деньги есть…
— Банки могут пойти навстречу. Но не должны. Я во всяком случае о таких прецедентах не знаю. Однако главное — решить проблему. Поэтому можно избрать другой путь: взять кредит в белорусских рублях и за его счет погасить долг в валюте. Такие операции банки делают.
— А если все-таки рефинансировать?
— Тогда на первый план выйдет курс конвертации. И уж поверьте — себе в убыток ни один банк работать не станет. Затем установят новую процентную ставку. И она будет выше прежней, поскольку кредиты в белорусских рублях стоят дороже. Впрочем и проценты по депозитам в данном случае выше.
— Похоже, большого смысла в таких манипуляциях нет...
— Легче всего искать смысл постфактум. Мы же все сильны, как говорится, задним умом. Сейчас несложно проанализировать события ушедшего года и найти ответ на вопрос, каким образом следовало поступить, чтобы получить больший доход. И выбрать один из вариантов: положить на депозит доллары; продать доллары и положить на депозит белорусские рубли; перевести доллары в евро и уже в этой валюте сделать вклад. Сегодня всё прозрачно.
— Это так. Но если рассуждать о взаимоотношениях с банками, мораль одна — и сегодня, и вчера, и завтра — взял кредит, помни: будешь должен. Количество невозвращенных кредитов из-за кризиса ощутимо увеличилось?
— Нет. В нашем банке таких кредитов менее трех процентов.
— Ваш прогноз насчет валютных кредитов: есть основания полагать, что запрет на кредитование в валюте будет снят?
— Нацбанк не делает тайны из того, что вероятность продления запрета достаточно велика: было откровенно сказано о пагубности привязки к доллару, приводящей к болезненным проблемам из-за колебаний его курса. С другой стороны, и окончательного “нет” еще никто пока не произнес.


Лара Навменова


0 Обсуждение Комментировать