Вверх


Анатолий Милюков: Курс у нас один — на сближение!

1812 0 10:36 / 06.01.2011


Анатолий Милюков, доктор экономических наук, профессор, исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков, 2 июня 2009 года уже был героем публикации “Гомельскай праўды”. Наш калинковичский земляк не забывает свою малую родину. В очередной его приезд корреспондент “ГП” снова встретилась с авторитетным ученым и побеседовала о перспективах развития белорусско-российских отношений.

Не вместо, а вместе


— Анатолий Илларионович, приезжая в Беларусь, какие перемены вы прежде всего замечаете, что бросается в глаза?

— Прошло более 50 лет, как я уехал из Беларуси, но за это время не было ни одного года, чтобы не побывал на родине. Нельзя не заметить подтянутость городов, райцентров, ухоженность улиц, стиль, приближающийся к западному. В больших городах появляются современные торговые центры с большим выбором товаров. По-хорошему удивлен тем, насколько у вас защищены дети. В этот свой приезд посетил школу, гимназию, аграрный лицей. В стране нет лишних денег, но заметно, что на развитие образования средств не жалеют. И не только. В школах прекрасные экологические центры. Моя внучка учится в престижной частной московской школе, но там такого нет.

Радует оптимизм людей, доброта и открытость души. Мои коллеги часто ездят отдыхать в белорусские санатории, все отмечают комфорт и доброжелательность персонала. Несмотря на появляющиеся размолвки в верхах, простые россияне сохраняют братское отношение к соседям. Неоднозначно выступают российские СМИ. Есть толковые, доброжелательные выступления. Отдельные же злопыхатели лишь выдергивают из контекста высказывания белорусского лидера, сопровождая их нелестными комментариями. Так было и с его речью на IV Всебелорусском собрании. Я внимательно изучил выступление, там очень много хорошего сказано в адрес России.

— Интересовались, как проходила у нас предвыборная президентская кампания?

— Конечно. Программы некоторых кандидатов наивные и несерьезные. А между прочим, с Президентом Лукашенко я познакомился в 1988 году, когда он возглавлял совхоз на Могилевщине. При Горбачеве я руководил в ЦК экономическим отделом. Мы тогда изобрели аренду земли, и по всему Союзу искали людей, которые уже внедрили новшество. На совещание к Горбачеву вместе с другими пригласили и Лукашенко. Он выступал очень эмоционально, говорил о необходимости аренды, в общем, произвел впечатление. Еще одна встреча состоялась в 1992 году. Тогда я был руководителем экспертного совета в российском парламенте. К нам приехала делегация белорусских депутатов, среди которых также был Александр Григорьевич. Мы общались, говорили о важности единения наших стран, сотрудничестве между парламентами. Потом по предложению Руслана Хасбулатова я пригласил белорусских депутатов в зал заседаний. Прервали заседание, и началось братание, не передать, что происходило в зале. Когда появилась идея единого государства, я уже знал, кто за этим стоит. Ельцинская Россия активно откликнулась на нее. Начала формироваться структура единого государства. Не все получается так, как хотелось бы, но тяга народов друг к другу огромная.

Бюрократия  как тормоз интеграции


— Исходя из реальности, есть ли перспективы построения настоящего Союзного государства? А, может, оно уже и не нужно, учитывая, что активно формируется новое интеграционное объединение — Таможенный союз?

— Вообще на пути к сближению нам надо смелее использовать принципы ЕС. Разные, иногда даже враждебные друг другу страны объединились и показывают высочайшую степень интеграции. А мы разрубили многовековые узы. Нелепо и нелогично. А теперь все сомневаемся, как бы не прогадать. По моему убеждению, именно подрастающая бюрократия во всех странах СНГ — главное препятствие на пути интеграции и объединения. Дослужившиеся до высоких постов госчиновники не хотят терять своего влияния и разными путями давят на руководства своих государств. Не хочу никого обижать, но чтобы преодолеть это сознание, надо иметь много мудрости, понимать, что в конечном счете все только приобретем.

Это касается не только России и Беларуси, но и других стран СНГ. У высших руководителей появилась тенденция к интеграции, но, повторяю, сопротивление этому огромное. Надо проявлять больше напористости с обеих сторон. Мы потеряли время в пустых дискуссиях. Таможенный союз родился не случайно. Невозможно было в бездействии ждать, когда же заработает союзное государство. К счастью, пока мы с Беларусью идем впереди и в чисто человеческом плане, и в разрешении таможенных проблем, кооперации промышленного производства, растет и взаимная торговля. Можем идти еще быстрее, и Таможенный союз будет способствовать этому.

— Что еще мешает более тесной интеграции наших государств?

— Разное управление экономиками. В начале 90-х в России была допущена колоссальная ошибка: по дешевке распродали важнейшие ресурсы и многие крупные предприятия. В Беларуси ведущие отрасли сохраняются в госсобственности. Мы тоже пытаемся усилить централизованные рычаги управления, потому что упустили их. Нет стратегического видения, что делать завтра. Надо больше изучать рынок, в какой-то мере восстановить методы Госплана, как это делают в Японии и других странах. В то же время наблюдаю, что в Беларуси идет волна децентрализации. Это объективные пути сближения. У нас согласованные оборонная и внешняя политика, надо и в экономике идти на сближение.

Банки всякие важны, банки всякие нужны


— Анатолий Илларионович, как происходит это сближение в банковской сфере? Чем вообще занимается Ассоциация банков России? Что общего и в чем отличия наших банковских систем?

— Ассоциация изучает, анализирует деятельность банковских систем своей и других стран. К Беларуси как к братской стране у нас особый интерес. Идет не просто анализ, а партнерский обмен мнениями. У нас дружеские отношения с руководителями Нацбанка и Ассоциацией белорусских банков. Мое мнение: белорусская система принципиально не отличается от нашей, ведь мы выросли из одной, советской системы, которую надо было ломать и строить коммерческие банки. Так что последние двадцать лет у нас возникают примерно одинаковые проблемы.

Главная — устойчивость банков и их влияние на ускорение развития экономики. Вот здесь и начинаются некоторые различия. Российских банков много, около 1000, из них лишь 4 — 5 объединяют процентов 70 общего банковского капитала. Остальные средние или мелкие, что объясняется и огромной территорией страны. Хотя среди моих коллег идет дискуссия о необходимости курса на концентрацию и укрупнение банков. Такой позиции придерживаются Минфин и Центробанк России. Ассоциация же российских банков против этого. Я считаю: банки всякие важны, банки всякие нужны. Лишь бы они помогали населению в решении проблем. Главное — вовремя и в достаточном объеме обслуживать малый и средний бизнес: помочь фермеру, начинающему производителю. Сейчас с этой задачей они справляются плохо. Масштабы развития малого бизнеса хотя и увеличиваются, но темпы нужны не такие. Нам надо, чтобы малый бизнес в экономике страны занимал процентов 40, а имеем 20% или даже меньше.

В Беларуси проблема количества банков не стоит, думаю, их достаточно. Банков меньше, во-первых, потому, что страна небольшая, во-вторых, концентрация банковского капитала выше. Но дело не в количестве. Один из плюсов белорусской банковской системы в том, что она хорошо организована. Однако в ней очень сильны централизованные рычаги управления. Сколько и кому кредитов дать, под какой процент — в этом сильное влияние государства. Честно говоря, мы тоже приближаемся к тому, чтобы государство регулировало этот процесс, не отдавая его на полный откуп банкам. Считаю, что здесь нужна золотая середина. Чрезмерная централизация мешает и не дает банкам возможности эффективно вкладывать средства, обеспечивать возврат кредитов. Возврат кредитов после кризиса для наших банков стал большой проблемой. У вас же гарантии по многим кредитам дает государство. Погашение через действующие госпрограммы, сопутствующие производства, через выпускающие продукцию предприятия. Такая гибкая полугосударственная система. У нас этого нет.

— Как бы вы охарактеризовали сотрудничество между российскими и белорусскими банками?

— Есть партнерство двух типов, и оно очень развито. Всегда существовали совместные кредитные проекты. Но в последние годы началось резкое вторжение российских банков с их капиталом в экономику Беларуси. В 90-е годы, когда я работал в Мосбизнесбанке, мы открыли в Минске Белбизнесбанк, потом его переименовали в банк “Москва — Минск”, и он очень активно работает.

— Очень нужное и полезное дело — кредитовать экономику нашей страны.

— В Москве банкам становится уже тесно. И понятно их стремление захватить лучших клиентов на территории других страх. Московский Росбанк, здесь он называется Белросбанк, Юникредитбанк, ВТБ тоже активно работают у вас. Открылось представительство Россельхозбанка. Но главное, недавно Сбербанк России купил контрольный пакет акций Белпромстройбанка, по сути став его хозяином. И мне кажется, что президент Сбербанка Герман Греф развернет большую деятельность. Я знаю его методы, он очень агрессивно работает. Первое, что начнет делать — сбивать процентные ставки по кредитам и завоевывать клиентов, вести свои программы. Недавно Греф объявил, что покупает в Беларуси ценные бумаги на миллиарды долларов, по существу дает стране в долг. И все же российские банки по капиталу пока занимают не очень большую долю в Беларуси, но в перспективе, думаю, присутствие соседей будет шире. Должно быть более тесным сотрудничество в решении социальных проблем, особенно послекризисных.

— Можно считать, что кризис уже позади?

— Есть разные мнения на этот счет. Одни считают, что активная фаза его уже миновала. Другие, и я в их числе, — что мы выходим из кризиса и будем еще выходить года два — три. Это в какой-то мере и позиция Ассоциации российских банков. Остается проблема инфляции. До августа нам удалось снизить ее до 6 — 7%, но последние месяцы из-за засухи и роста цен на продукты произошло повышение и за год ожидается 8 — 9%. Если удастся в 2011 году удержать инфляцию на уровне 7%, мы сможем сильно оживить экономику.
Еще одна проблема, которую мы решаем иначе. Мы создали Внешэкономбанк, который во многом формируется за счет государственных средств, и своими ресурсами подпитывает другие банки. Эту систему надо развивать. В России банковский капитал в ВВП небольшой, примерно 25%, и вдвое отстает от мирового уровня. Нам надо колоссально раскручивать кредиты, прежде всего долгосрочные. Мы заканчиваем разработку стратегии развития банковской системы на очередные пять лет, и упор будет делаться на наращивание банковского капитала, в том числе и с помощью государственных ресурсов. В Беларуси тоже идет дискуссия по этому поводу. Все лучшее, что есть у вас, мы используем. Мне нравится, как у вас построен контроль за банковской деятельностью со стороны Национального банка, я бы сказал, профессионально. Особенно в оценке деятельности региональных банков. Здесь даже можно что-то позаимствовать. Главная же проблема сотрудничества в банковской сфере — нам нужна единая валюта.

— Идею единой валюты еще не похоронили окончательно? Банки заинтересованы в ней?

— Конечно! Всякая свобода и открытость рынков друг перед другом помогают банкам зарабатывать прибыль. И здесь главной преградой выступает предубеждение государственного аппарата: боязнь потерять свою самостоятельность. Одно время мы уже были очень близки на пути к единой валюте. Основные противоречия заключались в принятии решений по курсу рубля, сколько должно быть эмиссионных центров, в какой мере учитывать интересы каждой страны.

Такой момент —  есть сильный конкурент


— Не потому ли сложно достигнуть согласия, что в мире ничего подобного нет?

— Есть зона евро. Правда, они поспешили, приняв в нее и тех, кто экономически был не готов, но получил возможность жить не по средствам. Потому и приостановили прием новых восточных членов. А проблемы всегда будут.

— Не считать же объективными проблемами, например, то и дело возникающие “мясные”, “молочные” войны? Простым людям в этом сложно разобраться.

— Конкуренция за рынки сбыта — главное препятствие. Недавно интересовался у одного ростовского банкира, почему он не инвестирует развитие сельхозпроизводства и торговли по принципу, как в Беларуси. Говорит, что сложно конкурировать с белорусскими производителями.

— Но наши продукты занимают ничтожно мало места на огромном российском рынке…

— В целом немного. Но вы торгуете продуктами в основном не с Сибирью и Дальним Востоком, а со Смоленском, Подмосковьем, с теми, кто ближе. А там присутствие белорусских производителей уже ощутимо, они привлекают ценой и качеством. Белорусскому руководству удалось создать развитую инфраструктуру на селе: построить хорошие дороги, жилье, вложить средства в развитие АПК, на выгодных условиях помочь приобрести новую технику, привлечь кадры. Самостоятельно село с этим не справилось бы. Это самая эффективная форма поддержки. Издержки сельхозпроизводителя уже не столь большие, и можно спокойно везти продукцию на российский рынок. Помощь государства селу в разы сильнее, чем в России, это очень хорошо и правильно, в России этого нет. Мы гайдаровскими реформами просто разрушили село, и теперь только крупные монополисты получают какие-то средства и пытаются точечно освоить какие-то регионы.
Считаю большим достижением то, что вам удалось удержать развитие сельского хозяйства на интенсивной основе. Интересный опыт увидел в Калинковичах, на комбинате хлебопродуктов. Массовой поддержке села мы должны поучиться у Беларуси. Судить об ассортименте и качестве белорусских товаров и продовольствия больше могу по российским рынкам и магазинам. На фоне российских некачественных продуктов, суперобмана, что меня глубоко возмущает, они выигрывают. Приезжая в Калинковичи, всегда покупаю продукты в фирменном магазине “Дары от “Зари”, очень нравятся.

Олигархи бывают разные


— Наши подходы принципиально разнятся и в промышленности…

— Что касается промышленности, то считаю неоправданным держать в государственных руках большинство небольших заводов. Есть такие примеры и в Калинковичах. Если даже конкуренция их не задавит, они будут выпускать продукцию вчерашнего дня, забивать ею склады. Здесь надо решительно все отдать в частные руки. В частных руках наши Череповецкий металлургический завод и Магнитка полностью обновились и выдают прекрасную продукцию. Но к крупным предприятиям подход должен быть дифференцированным. Стратегические отрасли нельзя отдать на откуп частнику. Непонятно стремление некоторых белорусских руководителей не продавать вообще. Польша все продала, и как живет?

— А что хорошего в том, что в России кучка олигархов завладела стратегическими производствами?

— Олигархи организовали высоко-классные производства, платят немалые налоги. Иное дело, что государство еще мало от них имеет. Я знаком с Михаилом Прохоровым, который окончил тот же финансовый институт, что и я. Он знает, куда вкладывать средства. Создает свой мощный банк, который скоро войдет в десятку крупнейших. Потанин эффективно работает. Причем они активно участвуют в решении социальных проблем. Тот же Прохоров вкладывает средства в возрождение ПТУ. Система ПТУ в России развалена. Еще в 94-м году, когда правительством руководил Николай Рыжков, мы говорили о необходимости воспроизводства рабочей силы. И вот теперь спохватились.

Ошибка была в том, что огромные ресурсы во время приватизации отдали почти “за бесплатно”. Последовавшее потом расслоение между богатыми и бедными стало одной из причин дикой коррупции, в том числе и в госструктурах. А могли бы, постепенно продавая, получать в государственный карман большие деньги. Это, по-моему, сейчас намерена делать Беларусь. Но бесконечно только говорить и не продавать тоже нельзя. Это сдерживает инвесторов. Вот руководитель Калинковичского района просит меня помочь найти инвестора. Но куда? Не предлагают интересных проектов.

Для потенциального инвестора важно еще и то, что никакое вмешательство не нарушит этот договор. Мой сын сейчас в Газпромбанке управляет привлеченными средствами. Имея 5 миллиардов долларов таких активов, ищут, куда бы их эффективнее вложить, успешно работают на фондовом рынке. Интересуется инвестиционным климатом в Беларуси, но предубеждения еще большие. Потому что слишком сильно государственное влияние.
Фото автора

0 Обсуждение Комментировать