Вверх


Внук нашел могилу деда через 74 года после его гибели

1271 0 15:22 / 01.02.2018

— Далеко ли от Калинковичей до деревни Сыщицы? — поинтересовался мужчина азиатской внешности, устраиваясь в маршрутке, следовавшей из областного центра. — Я впервые в ваших краях, еду посетить могилу деда. Он воевал и погиб в Беларуси. Освобождал Калинковичский район, там и похоронен.


Мой попутчик представился Маратом Омаровым. Прилетел из Караганды: через Астану в Минск, потом на поезде до Гомеля и далее до Калинковичей. Не расстроился, узнав, что сделал лишний крюк на поезде. За полтора часа пути успел поведать не слишком длинную биографию своего деда Акимбека Омарова.


В годы Великой Отечественной войны тысячи его соотечественников-казахов прошли через Беларусь, освобождая республику от захватчиков. Многие сложили головы здесь, на Полесье. Такова судьба и уроженца павлодарских степей Акимбека Омарова, захороненного в братской могиле на кладбище деревни Сыщицы. До последнего времени родные и близкие лейтенанта Омарова не знали, где покоится его прах. Только недавно друг Марата через сайт «Мемориал» помог установить точное место захоронения.


— К сожалению, мы, внуки, не много знаем о жизни деда. Родился в 1902 году в Павлодарской области. В анкете о социальном происхождении значится «батрак у бая». Однако судя по всему, дед стремился выучиться: получил среднее образование, окончил один курс промышленно-экономического техникума в Семипалатинске и курсы счетоводов. В 1936 году вступил в партию, заведовал сектором учета партстатистики и руководил первичкой Баяноульского райкома. Потом был рекомендован на должность начальника военного отдела райкома: звание у него было младший политрук запаса РККА — это сведения из архив­ной характеристики.


В 1942-м, как и тысячи других его соотечественников, Акимбек ушел на фронт. Жена, бабушка Марата, осталась с четырьмя детьми. Ей пришлось сполна хлебнуть горя, как и многим женщинам, оставшимся без муж­ской помощи. Время от времени получали весточки с фронта, а потом пришла похоронка: Акимбек Омаров убит 19 января 1944 года. Его сын Кайрат остался сиротой в три года, и отца совсем не помнил. Повзрослев, Марат хотел обязательно найти могилу деда. И вот спустя долгие годы это произошло. По дороге из Гомеля в Калинковичи мой собеседник не переставал удивляться: «У вас кругом лес. Как много деревьев! А ведь, наверное, где-то в этих местах воевал и погиб мой дед».


Сам он окончил институт физкультуры в Караганде, работал тренером, а с начала 90-х — специалист жилищного отдела в Карагандинском акимате (областной админист­рации). Несколько месяцев назад обратился в Гомельский облисполком и областной военный комиссариат с просьбой оказать содействие в посещении места захоронения погибшего родственника. Получил ответы, что никакого специального разрешения для этого не требуется. Сообщалось также, что лейтенант Акимбек Омаров вначале был похоронен в братской могиле у деревни Углы, а в 1956 году захоронение было перенесено в более крупное, что в Сыщицах.


Убит на подступах к деревне


Зимой 1943 — 1944 года Красная армия вела активные наступательные операции по всем фронтам. На Гомельщине также шли ожесточенные бои с немецко-фашистскими захватчиками. Погибло огромное количество солдат. Здесь же принял последний бой и Акимбек Омаров.


До сих пор родственники погибшего точно не знают, в какой части он служил. Однако на российском сайте «Память народа» можно изучить журналы боевых действий воинских подразделений с подробным описанием этих действий, мест дислокации и перемещений. Из фронтовых сводок журнала следует, что 16 января 1944 года было издано секретное распоряжение штаба 82-й стрелковой дивизии: на 18 января 601-му спецполку ставилась задача занять площадку севернее деревни Новоселки, чтобы оттуда овладеть деревней Углы. Потом перейти в наступление на Березняки, Савичи, Крюковичи.


Но красноармейцы, хотя и окопались в полуторастах метрах от Углов, в те сутки деревню так и не взяли. В журнале названа причина: «Плохая организация в управлении воинскими подразделениями и нерешительность офицеров». К тому же периоду времени относится распоряжение: «В связи с отсутствием артиллерийских снарядов полностью использовать пулеметные ленты». Очевидно, что лейтенант Омаров был убит на подступах к деревне Углы. 20 января полк занял Березняки, дальнейшее наступление продолжалось уже без Акимбека и многих его однополчан, оставшихся лежать в братской могиле.


Однажды Марат Омаров уже бывал не так далеко от этих мест, но тогда и предположить не мог, что в какой-то сотне с небольшим километров покоятся останки его деда. Омаров — ликвидатор аварии на ЧАЭС, в 1986-м какое-то время находился в непосредственной близости от атомной станции.


— Проходил тогда срочную службу в Харькове, в железнодорожных войсках, — рассказал он. — Вскоре после аварии наше подразделение в срочном порядке отправили в район ЧАЭС. Помню, когда прибыли, утром объявили построение: должны были встречать первого секретаря ЦК Компартии Украины Щербицкого, ожидали, что его вертолет вот-вот приземлится. Но вертолет с первым секретарем так и не прилетел. Наше же участие в ликвидации последствий заключалось в том, чтобы сопровождать по железной дороге на Урал грузы с радиоактивными топливными отходами в специальное хранилище. Опасные грузы перевозили в специальных свинцовых емкостях — прежде я никогда не видел таких и даже не знал о их существовании.


Забыть о смертных — смертный грех


Приехав в Калинковичи, Марат Омаров сразу направился в райвоенкомат, где его уже ждали. Назавтра вместе с военкомом Сергеем Акуловым и ветераном-афганцем Дамиром Нурмухамедовым путь лежал на Сыщицы — это в трех с половиной десятках километров от райцентра и километрах в четырех от братской могилы, дорога к которой для внука бойца-казаха растянулась на десятилетия. Далее отправились вместе с председателем Озаричского сельисполкома Галиной Пантелеенко.


Деревня Сыщицы и ее жители тоже сильно пострадали во время войны. И не только в годы оккупации. Отступая в январе 1944 года, каратели сожгли 70 дворов и убили 101 жителя.


81 сельчанин не вернулся с фронта. В кровопролитных боях за деревню и ее окрест­ности в 1941 и 1943 — 1944 годах погибли 1052 советских солдата. ­Они тоже похоронены в брат­ской могиле на северо-западной окраине. В послевоенные годы захоронение пополнялось, продолжает пополняться и в наши дни — останки бойцов в окрестностях находят местные жители и поисковики.


Братская могила хорошо ухожена. К ней ведет благоустроенная дорожка, похоже, сюда часто приходят люди. По последним данным, здесь покоятся 1809 погибших бойцов-красноармейцев. На одной из гранитных плит с именами погибших гость из далекого Казахстана нашел фамилию деда — наконец-то он смог поклониться праху родного человека, которого никогда не видел, но всегда хотел каким-то образом с ним соприкоснуться. Так вышло, что случилось это тоже 19 января — ровно 74 года назад Акимбек Омаров погиб. С собой Марат привез портрет деда, написанный с единст­венной сохранившейся фотографии. А свое фото с портретом деда у его могилы увезет в Казахстан, будет показывать родным и близким. Еще увозил горсть белорусской земли, чтобы смешать ее с землей на могилах своих бабушки и отца, не дождавшихся Акимбека Омарова с фронта.


Галина Пантелеенко провела гостя по братскому захоронению, рассказала другие истории, очень похожие на войну и мир Акимбека Омарова. Воины, чьи останки нашли здесь вечный покой, не родились героями, но стали ими, погибнув на поле боя. Они были молодыми, были чьими-то сыновьями, отцами, которых близкие так и не дождались с войны. Но уже в наши дни многие побывали и продолжают приезжать сюда — возможности поисков сегодня широки и обычно заканчиваются успешно. Из разных уголков бывшего Союза, даже из Европы едут в Беларусь, в Сыщицы, чтобы поклониться могиле родного человека и тысячам незнакомых бойцов — солдатам, отдавшим за этот мирный день свои жизни.


По дороге в Сыщицы и обратно Марат Омаров увидел братские захоронения в других деревнях. Останавливался, делал снимки на память, удивлялся, сколько солдат сложили головы в небольшом уголке белорусской земли. Только в Калинковичско-Мозырской наступательной операции зимой 1943 — 1944-го погибли 17 тысяч солдат и офицеров. Вместе с Дамиром Нурмухамедовым гость посетил еще одно священное для многих белорусов место — мемориальный комплекс «Озаричи», где фашисты держали в холоде без крова, тепла и пищи более 50 тысяч человек. Его поразило, что все памятники в Беларуси находятся в идеальном состоянии. Сильное впечатление на гостя из Казахстана произвели также музеи боевой славы и воинов-интернационалистов в школе № 6 райцентра, памятник ликвидаторам-чернобыльцам в Калинковичах.

Фото Александра Веко

0 Обсуждение Комментировать