Вверх


Как Караченцов снимался в продолжении «Белых Рос»

1409 0 09:25 / 13.02.2018

Александра БУТОР рассказала «Гомельскай праўдзе» о работе с Николаем Караченцовым, отношении к критике и фильме за 60 тысяч евро.


Окончила Белорусскую государственную академию искусств по специальности «режиссура игрового кино». Сняла более 50 клипов, в том числе для групп «Тяни-Толкай», «Лекарство от меланхолии». За проект «Павлинка NEW» на ОНТ признана лучшим режиссером на конкурсе «Телевершина-2007». Первый игровой фильм — «Белые Росы. Возвращение» сняла на киностудии «Беларусьфильм» в 2014 году. Второй, «Сладкое прощание Веры», тоже снятый на «Беларусьфильме», в 2017-м победил в номинации «Романтические игровые художественные фильмы» на международном кинофестивале WorldFest в Хьюстоне, в США.


— Александра, в своем новом фильме «Вход в личное пространство воспрещается» вы одновременно сценарист, режиссер, продюсер — три в одном. Чем это вызвано?


— Хороший сценарий — важное условие успеха фильма. Но беда в том, что сценариев хороших мало. Для этого нужны немалый талант, жизненный опыт и еще многое, без чего не получится захватывающей истории. Если ее нет — ни операторское мастерство, ни красивая музыка, ни даже звездный актерский состав не спасут. Кому, как не режиссеру, лучше знать, каким должен быть сценарий. Поэтому написать самой удобнее и проще. К тому же у меня есть соавтор — Юлия Гирель. Это не первая наша совмест­ная работа в качестве сценаристов. Главная мысль, которую мы с Юлией хотим донести до зрителей, проста: порой нужно открывать свое личное пространство для других людей.


Это история о наших современниках, которые живут больше в виртуальном мире, чем в реальном. Отсюда многие проблемы. Но стоит открыться другим людям, как жизнь сразу становится проще. Именно так случилось с героем актера Эрика Абрамовича — программистом Максом. Серьезная тема, просто подается в такой легкой форме романтической комедии.


— Правда, что фильм снят всего за 60 тысяч евро? Но и эти деньги надо было где-то взять?


— Этот вопрос мне задают чаще всего. Нашлись партнеры-единомышленники, которые взялись помочь в организации съемок, помогли и некоторые частные инвесторы, они хотят остаться неизвестными, но я благодарна всем. Фильм обошелся даже чуть дешевле, но вторую часть заработка люди получат после проката. Хочется, чтобы фильм собрал немножко денег, насколько это реально, чтобы была возможность запустить следующий проект. Суще­ствует еще и киношкола, творческая мастерская «Территория кино», где я преподаю.


В Гомельской области показ состоится в 23 кинотеатрах. Мне нравится ездить в регионы, встречаться со зрителем. В столице он слишком избалован, а здесь искренен и непосред­ственен, здесь даже по-другому смотрят на артистов, для них это очень важно.


— Снять полнометражный фильм за десять дней — это не сказалось на качестве?


— Секрет в хорошей организации съемочного процесса. Так быстро смогли снять фильм, потому что многие сцены заранее хорошо отрепетировали, разбирали логику поведения персонажей. Съемки проходили в деревне Тарасово под Минском и в агроусадьбе под Сморгонью. В фильме вся группа — 15 человек, но это самые нужные, очень ответственные и увлеченные кино люди. Для сравнения: на «Беларусьфильме» у меня была группа 50 человек, на ОНТ — 80. Во время работы над большими игровыми проектами («Павлинка NEW», «Батлейка») я сама занималась планированием, набиралась опыта, чтобы снять игровое кино. Когда ты сама себе хозяйка, то с тебя одной и спрос.


На ОНТ тогда был продюсером Егор Хрусталев, он меня заметил и стал привлекать к съемке таких музыкальных проектов, клипов. Потом все переросло в большие мюзиклы. «Павлинку» до сих пор показывают. Когда Егор уехал в Москву, этот новогодний формат исчез с телевидения, вернулись традиционные концерты.


— У вас такие разные работы — и по жанрам, и по темам. А есть любимый киножанр?


— После мелодрамы «Сладкое прощание Веры» захотелось чего-то полегче, романтической комедии. Чего-то вроде развлечения, но чтобы при этом зритель призадумался. При всем романтизме в фильме присут­ствует и психологизм — переживания, эмоции персонажей искренни. Мне все мои работы очень дороги, столько сил, души и сердца вкладываешь в них.


«Белые Росы. Возвращение» — мой первый фильм на большом экране, снят по повести Алексея Дударева, которого очень люблю и уважаю. Это было предложение «Беларусьфильма». В общем, я оказалась в нужное время в нужном месте. Киносценарий писали втроем: Дударев, я и Юля Гирель. К тому же история мне оказалась близка. У меня очень рано умерли родители, а мачеха обрубила все концы общения с родственниками. Я чувствовала себя одной во всем мире. Повзрослев, нашла родных разными путями — за месяц до этого предложения. И кино снимала про то, как люди возвращаются домой.


— Наверное, подбор артистов дело непростое. Как сложился актерский ансамбль в новом фильме?


— Прежде я работала с достаточно опытными актерами. Здесь же из известных у нас только Сергей Жбанков и Анна Полупанова, они играют влюбленную пару. В остальном пришлось иметь дело с молодежью, а молодых актеров вообще не знаю. Пришлось прибегнуть к кастингу, а это для меня всегда непросто. Я люблю артистов, очень тяжело им отказывать, ведь все они надеются получить роль. Поэтому очень долго изучаю человека, его портфолио, хожу в театр на него посмотреть, прежде чем увидеть вживую.


Претендентов на главные роли было человек по десять — мальчишек и девчонок. На главную уже практически взяли одного кавээнщика из Москвы, но директор московского агентства убедила меня попробовать Эрика Абрамовича, и он оказался настоящей находкой. Его партнершу, Любу Клок, нашли в кукольном театре. В других главных ролях также молодежь: Степан Летковский — выпускник киношколы, Екатерина Самойло — начинающая певица, она занимается в детской студии при оперном театре.


— Фильм выйдет и в зарубежный прокат?


— Он отправится к прокатчикам Литвы, предложили его также в Чехию, Польшу, но это будет не широкий прокат. Наш партнер по фильму — продюсерская компания Baltic Open продвигает его в Литве. На премьеру в Вильнюсе обещал прийти Юозас Будрайтис, который снимался в двух моих предыдущих картинах. С тех пор следит за моими работами в кино, и это, конечно же, приятно.


— Каково работать с такими известными актерами?


— Это здорово, когда встречаешь человека-легенду, мудрого, суперталантливого. С таким работать проще, задачу понимает с полуслова и прекрасно выполняет ее: талант и опыт дорогого стоят. В свое время на «Беларусьфильме» без энтузиазма отнеслись к тому, чтобы в «Сладком прощании Веры» в главных ролях снимались литовские актеры. Своих что ли нет? Поставили условие: делай пробы. Можете представить: я, молодой режиссер, должна предлагать пробы такому мэтру, как Будрайтис, под которого вообще-то сценарии пишут. Но он с пониманием отнесся к этому, приехал на пробы. К счастью, у худсовета не возникло вопросов к актеру.


— Лента «Сладкое прощание Веры» получила золотой приз «Реми» на американ­ском кинофестивале, но дома практически неизвестна.


— Картина снята следом за «Белыми Росами». Попала на кинофестиваль благодаря Министерству иностранных дел Беларуси, со мной переписывался белорусский консул в Америке. Но я туда не полетела по той причине, что просто боюсь самолетов. И, признаюсь, не ожидала такого успеха, но приз никаких особых дивидендов, кроме разве что морального удовлетворения, не принес. Дома прокат был недостаточно широк, да еще в мае — июне, когда зритель на дачах, в отпусках, но по телевидению его показывают. Однако важнее, чтобы фильм приносил хорошие кассовые сборы: тогда есть средства на следующий проект. Поскольку страна наша небольшая, огромных кассовых сборов быть не может. Надо учитывать это и делать не очень дорогие картины. Вот и в своем первом экспериментальном продюсерском проекте я очень осторожна с вложениями.


— Кем вы мечтали стать в детстве?


— Режиссером. Под влиянием кино, конечно. Я жила в Заславле до девяти лет. Интернета и других современных развлечений тогда не было. Смотрела «Мушкетеров» с Боярским, «Гардемаринов» с Харатьяном. Мечтала встретить их в жизни, для этого и хотела научиться снимать кино. Во ВГИК не поступила, зато легко прошла в Белорусскую академию искусств. Из звезд повезло работать с Николаем Караченцовым, в «Белых Росах-2». Он провел у нас три дня, не только на съемочной площадке: просто общался с артистами, пили чай. У него в фильме небольшой эпизод — он возвращается к Марусе. Тяжелобольной актер все прекрасно понимал, на съемочной площадке не мог сдержать слез. Это была его первая и, наверное, единственная роль в кино после аварии. Общались с ним также с помощью записок. В роли переводчицы выступала и супруга Людмила Поргина. Потом они приезжали на премьеру, а после пригласили меня на день рождения Караченцова, на 70-летний юбилей. Представляете, приезжаю в Москву в «Ленком» и попадаю как Золушка на бал — на юбилее Караченцова все любимые с детства артисты. К сожалению, фильм в Россию даже не подумали продать. Обидно, хотя премьера в Москве была.


— Кто из известных режиссеров влияет на ваше творчество?


— Я училась в мастерской Александра Ефремова. И это один из немногих профессионалов, который может поделиться опытом, потому что научить нашему делу невозможно. Только с ним я начала понимать, что такое режиссура. Правда, Ефремов очень востребован как режиссер и нам, студентам, не так много внимания мог уделять. Но когда после премьеры «Белых Рос-2» он подошел ко мне и сказал: «Я тобой горжусь», это было высшей похвалой. А вообще очень восхищаюсь голливуд­скими режиссерами Спилбергом, Кэмероном, нашими Гайдаем, Рязановым, на картинах которых выросла. Почему теперь нет подобных фильмов? Не знаю. Может, потому что другая жизнь, другая атмосфера, другие ценности у людей.


— И как вы оцениваете уровень современного белорусского игрового кино?


— За мое мнение на этот счет мне немало достается со всех сторон: от критиков, прессы и так называемых «независимых» режиссеров. Я хорошо отношусь к критике, когда она исходит от профессионалов. С удоволь­ствием послушала бы Ефремова. У нас есть дорого­стоящее, затратное кино, которое снимает «Беларусьфильм». Госкино — большая махина, которую очень тяжело заводить. Так быть не должно. Я согласна с Андреем Курейчиком: коль есть у нас национальное кино, то оно должно продвигать национальные идею, культуру. Во все времена люди творческие, поэты, художники, режиссеры, воздействовали на массовое сознание людей сильнее, чем просто ораторы, политики. Но есть и другая крайность, когда снимают почти без денег, чуть ли не на сотовый телефон, и выдают за артхаус. В итоге на выходе ни качества, ни профес­сионализма. Это не игровое кино, которому меня учили. Меня немножко бесит, когда при этом прикрываются словом «фестивальное», хотя я не совсем понимаю, что это значит. Кино снимается прежде всего для зрителя.

Фото автора

0 Обсуждение Комментировать