Вверх


Сколько стоит «откосить» от армии?

6650 0 08:31 / 02.08.2016

Криминальное трио


В июле суд Мозырского района вынес приговор сотруднику военкомата, врачу и предпринимателю, помогавшим призывникам откосить от армейской службы. Почти полгода продолжалось рассмотрение дела. Большое количество эпизодов, свидетелей, трое обвиняемых, помогавших тем, кто служить не рад.


Подполковник — начальник отдела призыва Мозырского райвоенкомата, врач-травматолог и предприниматель, можно сказать, поставили на поток «реабилитацию» уклонистов. Общий язык тройка нашла еще в 2012 году. А в 2014-м, казалось бы, хорошо отлаженная схема дала сбой. В итоге все «благодетели» предстали перед судом. Среди статей обвинения — пособничество в даче взятки, подстрекательство к даче взятки, мошенничество и покушение на совершение мошенничества, легализация материальных ценностей, приобретенных преступным путем, получение и покушение на получение взятки, злоупотребление служебными полномочиями.


На одном из последних заседаний суда гособвинитель Наталья Рябченко подчеркнула, что взяточничество относится к наиболее опасным преступлениям, поскольку подрывает экономические основы и моральные устои общества. Обвиняемые, которых связывало одно неблаговидное дело, по-разному воспринимали обвинительную речь прокурора, в целом их поведение в судебном процессе было разным.


Начальник отдела райвоенкомата и предприниматель находились за решеткой. Доктор, в отличие от сообщников, был под подпиской о невыезде. За внешней невозмутимостью и спокойствием предпринимателя угадывались напряженность и обреченность. Он и доктор были немало удручены. А вот 45-летний подполковник едва ли не на каждую реплику гособвинителя, а позже и защитников реагировал бравадой и ухмылками, всем своим видом подчеркивая несогласие. Судья даже вынуждена была сделать ему замечание за вызывающее поведение. Думаю, многие, наблюдавшие за процессом со стороны, согласились с прокурором, по мнению которой, подполковник — единственный из тройки, кто так и не раскаялся в содеянном. Настаивал, что исключительно по доброте душевной входил в положение призывников.


Несчастливый «белый билет»


Прокурор между тем методично излагала долгую историю криминального «сотрудничества» тройки, помогавшей великовозрастным митрофанушкам любой ценой избежать тягот армейской службы. Цена услуги варьировалась от нескольких сотен до 2000 долларов. Кажется, в этом конвейере по «реабилитации» уклонистов роль каждого была строго определена, а система мздоимства отработана, что и позволило обвинению сделать вывод о наличии преступной схемы. Первым звеном в ней был самый молодой из тройки — предприниматель. Он создал предприятие по торговле детской одеждой. На счет ИП уклонисты также перечисляли откупные. В общем-то, продуманный ход, чтобы факт взяточничества не был столь очевиден. Полученные средства предприниматель использовал на развитие предприятия, оплату аренды и на выплату зарплаты.


Как следует из материалов уголовного дела, он находил знакомых призывников, не желавших служить, и предлагал помощь в благоприятном решении вопроса. Мол, признают вас негодными к прохождению срочной службы по состоянию здоровья и освободят от призыва. Только с этим обвиняемым связано больше десяти подобных фактов. Всего же в деле фигурировало около двух десятков уклонистов. При этом из полученных от них сумм предприниматель передавал сообщнику в погонах от ста до нескольких сотен долларов — в служебном кабинете, возле военкомата, в других местах. Есть факты, когда все вознаграждение коммерсант оставлял исключительно себе. Поскольку уклонистов было достаточно много, то вручение им всем в одночасье «белых билетов» могло вызвать подозрение. Вопросы, что называется, решались не сразу. Некоторые призывники получали отсрочку, и это уже было поводом для беспокойства: не обманывают ли их?


Несмотря на явку с повинной, на следствии предприниматель тоже менял показания, однако после начал сотрудничать со следствием. Не отрицал, что имел вполне определенные контакты с сотрудником военкомата и вину свою признал частично.


Чести не имея


Чего нельзя сказать о подполковнике, поведение которого даже во время процесса не укладывалось в рамки простой логики. Вот и на следствии, несмотря на убедительные доказательства своей причастности к нелицеприятному делу, вины своей не признавал, превышение служебных полномочий отрицал и вообще заявлял, что никаких таких призывников не помнит. Денег от предпринимателя тоже якобы не получал и все это не более чем оговор. А с доктором вообще едва знаком. Хотя запись телефонных разговоров позволяла судить, что они стали чуть ли не приятелями. Припертый же к стенке неопровержимыми доказательствами начальник отдела призыва вообще отказывался давать показания. Неужели такие понятия, как офицерская честь и честь мундира, для подполковника были чем-то абстрактным?


Равно как и клятва Гиппократа для доктора. Задача травматолога заключалась в том, чтобы «найти» у парней диагноз, препятствующий прохождению армейской службы, и получить свою часть вознаграждения. Кстати, до того как засветиться в неблаговидных делах, 32-летний врач недолго трудился в местной горбольнице. Благодарности от пациентов и положительная характеристика от руководства вкупе со стараниями адвоката, наверное, должны были каким-то образом повлиять на приговор, но, кажется, в своем стремлении обелить эскулапа коллеги и защита даже переусердствовали. На деле, «прекрасный специалист» и «доктор от Бога» с завидной легкостью мог не только избавить от недуга, но и выявить несуществующий. Например, советовать призывнику стать перед рентгенаппаратом так, чтобы прибор показал: у тебя сколиоз такой, что в солдаты ты не годишься. И в этом случае выставлялся диагноз «сколиоз позвоночника 2-й степени».


Следствие установило, что травматолог вносил ложный диаг­ноз в акт обследования призывников и за это получал свою часть откупных. Окончательное решение о призыве принимали другие врачи, но у них не было оснований не доверять своему коллеге. В ходе следствия доктор тоже менял показания, называл разные суммы, которые получал. Во всяком случае, немалые. В деле фигурируют 4900 плюс еще 2400 долларов. Он хотя и раскаялся, но вину свою признал частично, как тоже следует из материалов дела. Кстати, за время, что продолжались следствие и судебный процесс, доктор успел жениться и у него даже родился ребенок, что стало смягчающим обстоятельством при вынесении приговора.


Не корысти ради?


Все трое обвиняемых по месту работы и жительства характеризовались положительно: прекрасные специалисты и просто хорошие люди. Примечательно, что адвокаты всех троих — женщины. И задача у них тоже была не из простых: представить доказательства, что их подзащитные если и виновны, то не в такой степени, как на этом настаивала сторона обвинения. Начиная от несогласия с тем, что доказательства по всем вменяемым эпизодам безупречны, и до оспаривания суммы взяток. Но об этом судить профессионалам. По убеждению же гособвинителя, по совокупности доказательств вина всех троих доказана, и анализ этих доказательств позволяет сделать вывод о виновности каждого. В итоге приговоры суда первой инстанции каждому из фигурантов оказались очень близки к тем, которые запрашивала гособвинитель.


В последнем слове перед оглашением приговора обвиняемые просили не наказывать их слишком строго. Разительно изменил тактику поведения и подполковник. Он рассыпался в благодарностях в адрес прокурора, адвокатов, судей, которые, на его удивление, относились к подсудимым «по-человечески». При всем том, что работа у них очень непростая. «А насчет того, что я не раскаялся, могу сказать, что не было того дня, чтобы я не думал о содеянном. Но мною изначально двигало желание помочь людям».


Суд вынес решение назначить уже бывшему начальнику отдела призыва военкомата наказание в виде шести с половиной лет лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества и лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных обязанностей, сроком на 5 лет. Врач осужден на 3 года и 1 месяц лишения свободы с такими же условиями. Предприниматель может провести за решеткой 5 лет, тоже с конфискацией имущества. Приговор пока не вступил в законную силу. Обвиняемые обжаловали его в вышестоящей судебной инстанции.


Очевидно, что в последнее время не так мало парней, отлынивающих от воинского долга. Кто-то хитро откосил, кому-то помогли добрые радетели, не гнушающиеся «брать на лапу». Конституционная обязанность для молодых людей служить в армии порой пугает их настолько, что многие начинают искать незаконные способы ее избежать. Возможно, Закон об альтернативной службе, вступивший в силу с 1 июля, сможет изменить ситуацию, но это уже другая тема.

Фото Алексея Герасименко

0 Обсуждение Комментировать