Вверх


«Он хочет забрать детей, а меня упрятать в психушку»

4051 0 10:07 / 11.08.2016

«Помогите! Муж собирается лишить меня права воспитывать наших детей, признав сумасшедшей». В редакцию «Гомельскай праўды» обратилась 25-летняя гомельчанка с просьбой, даже мольбой, о помощи. Она хочет, чтобы общество обратило внимание на женщин, которые оказались в сложном положении из-за некоторых особенностей в развитии. 




Недетское кино под названием «жизнь»


У жительницы Сельмашевского микрорайона Юлии К. жизнь складывалась по стандартному сценарию, как у многих других людей. Встретила молодого человека, вышла замуж. Проблемы появились после рождения дочери.


Юлия рассказывает: «Началось всё из-за денег. Мне перечислили на карточку декретные, затем — послеродовое пособие, как положено по закону. Однако этих денег даже не увидела, всё забрали муж и свекровь. Я не возражала, ведь они собирались погасить затраты на свадьбу. На остальные муж купил себе подержанный автомобиль и собирался его ремонтировать. На запчасти взял кредит. Денег стало не хватать, и мы начали ругаться».


После очередной ссоры супруги разошлись: она уехала к маме, забрав ребенка. Потом помирились, и всё продолжилось. Когда Юлия забеременела во второй раз, муж сказал, что не признает будущего малыша и что она детей «от левого родила». Однако спустя какое-то время передумал и решил забрать жену в квартиру, где проживал с матерью и сестрой. Надолго его не хватило — опять посыпались оскорбления. Сразу после рождения сына забрал пособие. Работая на одном из крупных предприятий грузчиком, смог оформить следующий кредит — на очередную машину (со слов Юлии, предыдущую разбил, к тому же он никогда не имел водительского удостоверения и ездил вообще без прав).


Свекровь унижала невестку. Юля поделилась наболевшим: «У них в квартире четыре кошки. Нужно убирать постоянно. Однажды мать мужа увидела кошачью кучку на полу, схватила меня за волосы и пыталась ткнуть туда лицом. Я небольшого роста, до отметки метр пятьдесят недотягиваю и вешу сорок с лишним килограммов. Представляете, каково мне было отбиваться? Но обидно то, что я не могла уследить за столькими кошками с младенцем на руках».


В этом недетском кино под названием «замужняя жизнь» было всё: побои, шантаж, унижение и обещание упрятать в сумасшедший дом. Точкой невозврата стал случай, когда молодой человек выставил жену за порог. Она забрала детей и опять ушла к маме. Муж попросил отпустить сына и дочь к нему на пару дней, но не вернул. Сколько ни пытается несчастная мать возвратить детей, в ответ лишь нецензурщина и угрозы.


Муж попросил отпустить сына и дочь к нему на пару дней, но не вернул


Паспорт и свидетельства об учебе, заключении брака и рождении детей остались у него. Куда она может пойти без документов? Только к маме.


Юлия обращалась в различные инстанции, но помощи не последовало. К тому же супруг раздобыл в психиатрической клинике справку, из-за которой ее перестали подпускать к собственным детям.


Спросила у Юлии разрешения взглянуть на копию этого документа. Полученная мужем справка гласит, что у нее имеется психическое заболевание. Оно входит в перечень тех, при которых родители не могут исполнять родительские обязанности (в части, касающейся возмещения расходов, затраченных государством на содержание детей). То есть деньгами она распоряжаться не может. Поэтому пособия на детей получает супруг. И тут возникает вопрос: до сих пор она могла исполнять эти родительские обязанности — что же изменилось?


Диагноз как приговор?


Чтобы стало понятно, что за справка, поясню: Юлии в детстве поставили диагноз — умственная отсталость в легкой степени. Понимаю, какие представления вызывает у многих это заболевание. У кого-то оно ассоциируется с невменяемостью, у кого-то с агрессивным поведением или угрозой здоровью и жизни окружающих. Именно поэтому гомельчанка оказалась в общественной изоляции. Ее не пускают даже в детский сад к дочери, ссылаясь на занятость, нехватку времени и чувства ребенка: девочка вас увидит и будет плакать, поэтому идите-ка домой. Повторюсь — без оснований! Полагаясь лишь на справку о невозможности распоряжаться деньгами.


Внимательно вглядываюсь в Юлино лицо. Обычный спокойный адекватный человек. Приятной внешности, ухоженная, даже милая. Будучи по специальности психологом, я запросто увидела бы саморазрушающее поведение или желание причинить вред окружающим. Вместо этого передо мной лишь беспомощная молодая женщина, ставшая жерт­вой собственной семьи и бесчувственных тетей и дядей из инстанций, которые должны помогать, а не гнать восвояси.


К сведению: люди с легкой умственной отсталостью приобретают речевые навыки с некоторой задержкой. Но они способны поддерживать беседу, не зависят ни от кого в сфере ухода за собой, в практических и домашних навыках, даже если развитие происходит значительно медленнее, чем в норме. Основные затруднения возникают обычно в школе с успеваемостью, в чтении и письме. Таким людям помогает специальное образование, предназначенное для развития этих навыков, проявления компенсаторных возможностей. С легкой умственной отсталостью возможно трудоустройство, требующее способностей к практической деятельности, включая неквалифицированный и полуквалифицированный ручной труд. То есть Юлия может работать по специальности «швея», которую получила в одном из гомельских учреждений образования. Следовательно, обеспечивать своих детей она тоже может. В целом у лиц с этим диагнозом поведенческие, эмоциональные и социальные нарушения больше напоминают проблемы людей с нормальным уровнем интеллектуальности, нежели специфические проблемы лиц с умеренной и тяжелой степенями умственной отсталости.


Больно, но решаемо


Без сомнения, такие семьи должны курировать и контролировать органы соц­опеки, помогать в разрешении проблем. Не забирать детей из семьи, а помогать. В ближайшем будущем Юлии предстоит пройти через судебное разбирательство, прокурорские проверки и ряд иных испытаний. А ее мужу — оправдать свое асоциальное поведение: давление на жену, оскорбления и многое другое, о чем не хочется говорить. Более того, ответить на вопросы, почему, несмотря на получае­мые пособия, дети (со слов соседей по подъезду) голодны и одеты не по погоде, почему мать не может прийти в детский сад и забрать малышей к себе хотя бы на выходные. И что он намерен делать через год, когда на содержание детей государство уже не будет платить пособия.


Мне верилось с трудом, что можно таким диким образом существовать за счет детей. В любом случае стоило выслушать и вторую сторону конфликта — возможно, девушка накрутила себя, преувеличивает либо преследует какую-то цель (отомстить мужу, например). Поэтому решила поговорить с Юлиным супругом. Однако разговор не состоялся. Когда я находилась в квартире их соседки (только там можно было спокойно побеседовать с героями этой истории), раздался звонок. Юля сняла трубку и включила громкую связь. «Ты к детям собираешься подниматься?» — в мужском голосе чувствовалась тревога. Еще бы — когда мы проходили под окнами многоэтажки, муж курил и прекрасно видел, что с Юлей к подъезду подходят посторонние люди. На просьбу жены привести детей к соседке, чтобы попоить их чаем с конфетами, выставил ультиматум: «Пообщаешься с детьми, только если спустишься на улицу одна, а я буду контролировать. Если не спустишься прямо сейчас, не увидишь их». Когда Юля попыталась объяснить, что в данную минуту занята — пришел человек, мы беседуем, чуть позже выйду во двор — супруг сорвался и начал нецензурно ругаться. После этого мне расхотелось вообще общаться с ним.


Гляжу на Юлю и понимаю: она человек легковнушаемый и ранимый. К сожалению, в ее детстве не нашлось наставника, который помог если не справиться с недугом, то хотя бы научиться постоять за себя.


Несмотря на всё это, девушка сумела собрать нужные документы и подать заявления в прокуратуру и на развод. Гомельчанка надеется, что в отношении горе-папаши проведут проверку, учтут все подробности и помогут ей отстоять деток. А воспитать их и поднять на ноги Юлии помогут родные и просто неравнодушные люди, которые с геометрической прогрессией стали появляться в ее нелегкой жизни.


Мы будем следить за дальнейшей судьбой Юлии.


Насилие в семье неприемлемо. Не стоит с ним мириться ни ради детей, ни ради показного благополучия. Если вы живете под прессингом или страдаете от домашнего насилия, звоните на республиканскую горячую линию 8 (801) 100-8-801 или на короткий номер 170.

Фото автора

0 Обсуждение Комментировать