Вверх


Исповедь бывшего алкоголика: без ста грамм даже на улицу выйти не мог

1290 0 16:53 / 13.09.2016

Анатолию 70 лет, 36 из них он провел в тюрьме. Всю жизнь пил, причем сильно: одной рюмки было много, а двадцати — мало. Спохватился, когда начал терять память. Но избавиться от зависимости не мог, стал бомжем. Корреспонденту «Гомельскай праўды» Анатолий рассказал, как удалось подняться со дна.


Это они держат камень за душой


Сразу скажу: на мне нет крови, как бы ни складывалась жизнь. Были грабежи, кражи, из-за меня люди многое потеряли. А пил всегда, хотя алкоголиком долгое время себя не считал. Родители и жена не злоупотребляли, зато дед, как рассказывали, хорошо прикладывался к бутылке. Детей не завел, для этого нужно жить на свободе, а здесь я не задерживался долго, даже когда удавалось бежать, причем оттуда, откуда убежать невозможно.


В тюрьме старался ограничивать себя в спиртном, но не получалось. Да и дефицита в выпивке там никогда не было, даже в 80-е, когда водку было трудно достать на воле. К тому же у меня всегда водились деньги: иногда играл, многое мог делать своими руками, в том числе то, чего нельзя.


До 30 лет не ощущал проблем со здоровьем. Потом стал терять память: вечером приходил домой, и вроде все было нормально, а просыпаясь на следующий день, не мог вспомнить вчерашний. Потом уже без ста грамм не выходил на улицу. Чувствовал стыд и страх. В том, что пью, всегда винил окружающих, считал, что они держат камень за душой.


Просил бога о смерти


В лихие 90-е, занявшись бизнесом, понимал, что с алкоголем он несовместим. Водка мешала, а бросить не мог, не мог даже остановиться: одной рюмки было много, а двадцати — мало. Думал, вот найду таблетку, и все получится. И все же год не пил, однако потом все повторилось, и то, что заработал за это время, спустил за месяц.


Как-то пришел к своей знакомой, у которой тоже было свое дело, чтобы похмелиться. Она сказала, что завязала с алкоголем. Тогда мы взяли водки и выпили за ее кодировку. А в себя пришли только через месяц. Чтобы расплатиться с долгами, она продала часть своего бизнеса. Помогая ей, я в очередной раз сел в тюрьму. Это был 2006 год. И вот как-то получаю от подруги письмо. Она написала, что не пьет. Я ухмыльнулся и подумал: вот вернусь и раскодирую ее.


После освобождения до своего города не доехал, остановился в Гомеле. И так запил, что не мог прийти в себя. По сути тогда стал бомжем — три недели жил в заброшенном здании. И вот однажды, чувствуя, что больше так не могу, встал на колени и, хотя в бога никогда не верил, попросил его о смерти. В тот же день начался пожар, но меня чудом спасли...


Навестившие в больнице приятели посоветовали сходить в Дом милосердия, где я узнал про группу анонимных алкоголиков. Не поверил, что это поможет. Ну, сидят там такие же, как я. И что? Подумал, похожу к ним, научусь контролировать себя, и все. Но позже осознал, что алкоголизм — это болезнь, которая прогрессирует, и если выпью хоть рюмку, все начнется сначала.


Хотелось извиниться, но не было перед кем


Через две недели поехал в Минск за литературой для сообщества. Встретил знакомых из прошлой жизни. Они двадцать лет как не пили, и я их не узнал, зато они меня вспомнили без труда. Говорю одному из старых приятелей:


— Думал, ты давно умер.


— Как видишь, живу, еще и каждый год машины меняю. Хочешь быть таким как я, ходи и слушай. Время придет, и ты все поймешь.


Так и случилось, когда начал осваивать программу «12 шагов».


Первое, что мне сказал мой наставник, — принять свое бессилие и согласиться с тем, что зависимость сильнее. Ведь я всегда боролся и с водкой, и с собой. А тут мне советуют отпустить ситуацию и понять, что мне может помочь сила более могущественная, чем я сам. Но мне казалось нереальным «перепоручить» кому-то свою жизнь, ведь я всегда был для себя богом, переделывал людей под себя, не мирился с тем, что кто-то мог быть против меня.


Одним из заданий было написать имена людей, которым я причинил зло. Это оказалось сложно. Я сказал своему наставнику: это все они — мать, отец, жена, милиция — делали мне больно. Но все же составил список «врагов». А месяца через три все внутри меня перевернулось: понял, ведь на самом деле эти люди хотели, чтобы я не пил. Когда осознал, что сам во всем виноват, многих уже не было в живых.


Пойду своей дорогой


Тяжело далось и «возмещение ущерба», когда надо было просить прощения. Со мной тогда поехал человек из группы. Я отвечал за то, чтобы он не напился. Если бы не это обстоятельство, сорвался бы сам, потому что извиняться очень страшно. И этому пришлось учиться, ведь ранее мне было легче отнять, забрать. А просить — нет, никогда и ничего. Но все те, к кому приходил, радовались, что завязал с алкоголем. Они простили меня, сказали, что ничего им не должен. То, что тогда почувствовал, невозможно описать словами, исчезли все страхи, жизнь начала меняться.


В сообществе встретил свою нынешнюю жену, помогаю ей, работаю. Раз в неделю посещаю группу поддержки, рассказываю новичкам, каким был и каким стал. Может, кто-то из них тоже поверит в себя.


Алкоголь не употребляю почти семь лет, и не хочется. Кто может пить и контролировать себя, пусть делает это. Спокойно могу присутствовать на днях рождения и свадьбах. И если раньше мне говорили: «Что ты за мужик, если не пьешь», и я велся, то сейчас отвечаю: «Ты выбрал свою дорогу, иди по ней, а я пойду своей».

Фото автора

0 Обсуждение Комментировать