Вверх


Супруги Завадские из Речицы спасли и выходили аистёнка Бусю, выпавшего из гнезда, и теперь ищут ему постоянный дом

1546 0 19:03 / 23.10.2016

Не прошло и двух недель после того, как подфартило молодому аисту из Ветковского района (он замерзал на улице, но, после того как информация о нем буквально «взорвала» интернет, его забрал к себе местный сердобольный житель). Довелось услышать историю об аисте, который без участия людей не перезимует, уже и из Речицкого района.




Первое знакомство


Итак, редакционную машину дружно встречали семейство дачников – люди в районе известные: заслуженный тренер Беларуси Михаил Завадский, его супруга Элла Ивановна – и их питомец, аистенок Буся. Он ходил вслед за хозяевами и клокотал-клокотал не умолкая. Видимо, старался рассказать о своем, наболевшем, потому что чувствовал: хозяева вот-вот уедут, и опять он останется наедине с собой. Увидев нас, шумно вышедших из машины, Буся осторожно ретировался к калитке.




Аист на крыше – счастье в семье


А предыстория такова: когда-то Михаил Иванович приобрел дачу и установил три высоких столба, специально предназначенных для аистов. Потому что супруги Завадские – они такие: если им хорошо, то хорошо должно быть всем, и к природе отношение особое – с добром, любовью и уважением. Такой пример: М. Завадский – рыбак заядлый. Но всякий раз, вытянув сома, он, заглянув рыбине в глаза и поправив ей усы, отпускает обратно в реку на глазах изумленных рыбаков. Ну, что поделаешь – любит человек мир, в котором живет, и бережет его.




То самое гнездо, откуда аистенок упал. Погожими денечками Буся наводил в нем порядок



Так вот, аисты жест добрых людей оценили и стали селиться. Гнезда у них основательные. Одно возвышалось по соседству с домом. Супруги Завадские могли из окна дома наблюдать за повадками этих величавых птиц, а те в свою очередь, сидя на насесте, не без интереса наблюдали за людьми, обитающими внизу, в подворье: зрение у пернатых исключительное. Этим летом беда преследовала семейство аистов постоянно. Пара, выбиваясь из сил, кормила прожорливых двух птенцов, а в июне пропал один из взрослых аистов. «Значит, с ним приключилась беда», – поняли Завадские.


 


Будет жить!


В августе, перед перелетом, Михаил Иванович, приехав на дачу, обнаружил прижавшегося к воротам аистенка, гнездо уже пустовало. Бедолага был тощий, крылья опущены, голова спрятана в перья. Казалось, что жизнь в нем едва теплилась. Видно, не один день он простоял так без еды и питья, дрожа от страха: рядом проносились с шумом машины, проходили люди. Хозяин дачи открыл калитку, позвал аистенка.


 


 




Птенец, сколько раз наблюдавший за Завадскими сверху, со своего гнезда, удивительным образом доверился человеку и пошел следом. Первым делом Михаил Иванович решил его накормить: вынул из собойки ветчину, колбасу. Еда пошла. Аистенок оживился. «Будет жить», – отметил про себя щедрый хозяин и направился к холодильнику за свежей рыбой, порезал на кусочки и протянул мисочку с лакомством аисту. Тот стал жадно их заглатывать, приседая и взмахивая крыльями, шипя и присвистывая, как когда-то делал он, когда кормили его взрослые аисты.


В общем, супруги приютили его у себя на даче, надеясь, что он вот-вот научится летать, найдет сородичей и полетит в теплые края. Аиста назвали красиво «Буся» (от белорусского «бусел»). Тот потихоньку стал отзываться. Теперь по утрам Михаил Иванович спешил на рыбалку, чтобы угостить своего Бусю свежей рыбкой. Тот так пристрастился к ней, что практически стал «рыбоманом».


Ежедневная забота о нем требовала времени и затрат. На участке Михаил Иванович соорудил копну из скошенной травы. Когда было тепло, Буся охотно вскакивал на нее и изо всех сил махал крыльями. Затем затихал и, удобно устроившись, греясь на солнышке, спал.




А вскоре Завадских ожидало радостное событие: Буся полетел! Он любил кружить над домом своих хозяев. Мог примоститься в том гнезде, откуда выпал, по-хозяйски поправить веточки своим длинным клювом. И тогда, забрасывая голову, он клокотал. Надо полагать, надеясь, что на зов прилетят собратья. Но те не прилетали, и он кружил над домом дальше. «Буся! Буся!», – кричал иногда Михаил Иванович, наблюдая за полетами питомца. И Буся тут же отзывался уже на своем языке. Кстати, посадочную полосу – дачу Завадских, с соседским участком он никогда еще не перепутал.


День сегодняшний


Вообще-то Буся – птица общительная. И все время, когда мы были в гостях, он, сопровождая нас и от хозяина не отставая ни на шаг, издавал шипящие посвистывающие звуки. Когда было шумно, аистенок издавал звуки еще громче, давая знать, кто должен быть в центре внимания. Конечно же, Буся.


 


– Это мальчик или девочка? – задаем мы вопрос на засыпку хозяевам.


Не знаем. Но судя по тому, что – мелкий, возможно, девочка.


– Очень сообразительная птица. Некоторые слова Буся уже понимает. Когда я говорю: «Буся, заходи погреться!» – и показываю рукой на веранду, второй раз повторять не надо. Любит слушать радио, – продолжает свой рассказ Михаил Иванович. И, когда радушные супруги пригласили нас в уютный деревянный дом на чаепитие, Буся почти не отходил от окна, слушая человеческую речь. Судя по всему, ему было тоже что сказать.


А какой аккуратист! – в беседу включается Элла Ивановна. – Если Буся уронит кусочек рыбы в песок, подойдет к тазику, окунет и только потом проглотит. После еды обязательно полощет клюв водичкой. Когда было тепло, любил принимать ванны в емкости с водой.




Спасти Бусю


Когда супруги отсутствуют (а люди они исключительно занятые – работа, постоянные командировки), закрывают аиста в теплице. Внутри – гнездо, которое смастерил для него из скошенной травы Михаил Иванович. Но начались морозы – и теплица от них Бусю не спасает.


Отпуск позади, и теперь с превеликим трудом можно выкроить семейству время, чтобы проведать и накормить аиста. Когда выпадет снежный покров, добраться будет уже невозможно.


Поэтому болит сердце у супругов: что делать с Бусей теперь, когда по ночам кусается мороз? На пять месяцев до апреля надо найти приют для аиста. А потом прилетят его сородичи, Буся воссоединится с ними, и будет всем счастье.




Элла Ивановна кормит Бусю рыбкой. Аист сосредоточен и счастлив



Элла Ивановна времени не теряла. Звонила в Жлобинский зоопарк. Там терпеливо объяснили: две пары у них уже есть, они гнездятся, больше принять не имеют возможности. Представитель Минского зоопарка сказал, что, возможно, возьмут, но с условием предоставления двух справок: разрешение комиссии по охране природы и справки от ветеринара. Бумажная волокита может занять много времени, да и как птицу доставить в Минск? А в инспекциях по охране окружающей среды на различных уровнях Эллу Ивановну специалисты учили уму-разуму: существует естественный отбор, зачем птицу было подбирать?


Ну это для тех, у кого сердца нет. Как можно мимо умирающей птицы пройти? – недоумевает хозяйка.


Душа плачет, это ведь живое существо, – добавляет Михаил Иванович.


К тому же аист как бы символ Беларуси. Помните потрясающую песню: «Белый аист летит, над белёсым Полесьем летит»..?


 


Михаил Завадский убежден: мы в ответе за мир, который нас окружает, за его обитателей



И правда. Иногда кажется, что мир сегодня захлебывается от жестокости и агрессии. И если мы станем проходить мимо страдающих братьев наших меньших и жить в своем толстокожем панцире, упиваясь материальными ценностями и махая руками: дескать, выживает сильнейший, то на духовность можно забить. В свое время Авраам Линкольн (ведь не глупый был человек) сказал: «Меня не волнует человеческая религия, где не заботятся о благе кошек и собак». Я так понимаю, что цивилизация начинается с того, чтобы быть неравнодушными не только к своему карману, но и к животному миру, который рядом. Если общество сострадает, значит у него есть будущее – такая вот лакмусовая бумажка.


 


Думали Завадские забрать Бусю к себе в квартиру, на балкон. Но аист – не попугай, не сможет там жить. В подвал? Там темно, и Буся может ослепнуть.


Хорошо, если бы Бусю до апреля приютила бы Глыбовская местная школа. Создали бы живой уголок, школьникам был бы урок доброты, – мы продолжаем мечтать уже все вместе. – Или сердобольный местный житель, у которого есть опыт общения с этими птицами, забрал бы его в теплый сарайчик. А один из фермеров, имеющих рыбные угодья, взял бы шефство и хотя бы изредка подвозил Бусе плотвичку (на рынке килограмм стоит 25–30 тыс. неденоминированных рублей).


Мечты, мечты… А пока просьба к читателям: может, сможете помочь в этой ситуации? Плохо только, что время не ждет. Но супруги Завадские и Буся надеются, что добро и отзывчивость в этом мире победят.




КСТАТИ. У большинства славян до Крещения Руси аист считался одной из самых священных птиц – предполагали, что он прогоняет духи зла, лезущие из Нави. Такое сравнение возникло за счет того, что основным источником питания для этих пернатых являются лягушки и змеи, которых они ловят вблизи водоемов. И сегодня пролетающий в небе аист сулит успех. Эта птица селится только в местах с положительной энергетикой. Более того, аист способен её преумножать. Хозяевам домов, на крышах или во дворе которых живут эти птицы, они приносят счастье и добро.



Источник: dneprovec.by


Фото Леонида Ганисевского

0 Обсуждение Комментировать