Вверх


В лесу под Речицей прошли традиционные учения центра специальной подготовки «Скиф»

1291 0 14:07 / 12.11.2016

В конце октября парни из военно-патриотического центра специальной подготовки допризывной молодежи «Скиф» прожили два дня в лесу, выполняя учебные задачи из арсенала сил специальных операций. О том, как всё происходило, рассказал «Дняпроўцу» их руководитель и тренер Владимир Габров:


– Выходим на такие учения регулярно. В этом году приурочили их ко Дню спецназа ГРУ ГША 24 октября. В лес выбрались таким составом: 21 скифовец, из них 11 новичков, которых набрали только в сентябре, и семь речицких ветеранов ВДВ и ССО, которые оказывали им противодействие.


База у нас была за Ведричем. Я как-то случайно набрел на это место, и мне понравилось. Во-первых, оно на высоте, а на ней всегда легче оборонять свои позиции, во-вторых, много вариантов отхода. Там же мы нашли остовы военных коммуникаций: окопы, перекрытия, приняли их за основу для своего лагеря. Как оказалось, место-то легендарное: там стояли еще наши войска под предводительством Конева и в петровские времена тоже, мы и пуговицы нашли того времени, когда землянку копали. Так что можно сказать, что военная логика со временем мало изменилась.


– Где жили, как обогревались? Октябрь все-таки.


– Конструкция нашей дневки была односкатная, буквой «П» – каркас покрывался полиэтиленом, затем брезентовой тканью (так называемыми парашютными столами), дальше шёл маскирующий хвойный лапник.


Место, где располагались бойцы, тоже укладывалось лапником, использовали коврики и спальники. Но было так жарко, что спальниками почти не пользовались: тепло от костра при такой конструкции расходилось по периметру и задерживалось надолго.


Землянку четыре на пять метров вырыли лет пять назад. У нас там – буржуйка, которая и как обогрев, и как плита работает, так малые в землянке спали в трусах – жара была градусов тридцать, притом что дверь не закрывали.


Леший, кикимора и дубок



– Группы в вооруженных силах, спецназе, разведке ВДВ всегда выходят осенью. Потому что в комфортную погоду любая девчонка сможет в лесу пожить, погулять, а в такую – нужны знания. Потому что, если боец замерзший, голодный, ему не хочется ничего. То же и с моими парнями: когда они тепленькие, накушанные, то и слушать будут внимательно, и выполнять то, что я скажу, с охотой.


Говорят: «Не бывает плохой погоды для спецназа, бывает плохая подготовка и экипировка». Соответственно, мы готовились основательно. Организация такого двухсуточного выхода заняла около месяца. Ведь нужно было всё продумать, найти маскировочные костюмы – мы использовали такие, как «Леший», «Кикимора» и «Дубок», страйкбольное оружие, часть которого брали напрокат в Гомеле.


Реальную группу солдат на боевой выход готовят восемь месяцев, так как нужно учесть очень много моментов. Они должны провести в лесу столько времени, сколько потребуется, притом, что их не должны обнаружить. Для этого необходимо скрыть все виды жизнедеятельности. Один из приёмов таков: в землю вкапывается бочка, заполняется чаще всего отработанным машинным маслом и используется как туалет.


– У вас почти всегда горел костер. Как это сочеталось с режимом инкогнито в лесу?


– Ага, здесь тоже свои хитрости: открытая часть дневки, например, всегда направлена в безлюдную сторону, болото, делается навес, чтобы дым рассеивался, не был виден.


Думающий удав как воспитательное средство



– Группа была разбита на подгруппы: управления, обеспечения, нападения, уничтожения и наблюдения. Я был консультантом, Дмитрий Лукьянов – такой достаточно одаренный парень – выполнял роль командира.


Чтобы не обнаружить свое присутствие, им было запрещено греметь, повышать голос, общаться разрешалось шёпотом или жестами. Кто нарушал, тому полагалось 20 отжиманий. А если и после этого не доходило, тогда в позе думающего удава – на локтях и на носочках ног, подперев голову руками – человек должен был обдумать свое поведение, заодно укрепляя тело.


В первую ночь была игра: я их разделил на две группы, одни охраняли флаг, который был поставлен в центре лагеря, другие – их всегда меньше и это самые опытные ребята – пытались его украсть. На выполнение давалось три часа. Мы это проворачиваем каждый год, всегда азарт у них неимоверный. Выиграли опытные: набросились внавалку, а в это время один из них прорвался огромным прыжком и снял флаг. Вообще, почти всегда побеждают разведчики: их меньше, они опытные, им легче организоваться.


Бандиты с дозиметром



– На учениях ставились три задачи: первая – забазироваться и обеспечить жизнедеятельность группы. Вторая – по легенде от оперативников-нелегалов поступила информация, что в такое-то время по такой-то дороге будет перемещаться группа бандитов с чемоданом с грязной химической бомбой. Роль бандитов предстояло сыграть нашим ветеранам ВДВ и ССО.


– А что на самом деле было в чемоданчике?


– Дозиметр. Так вот, группа ночью – потому что разведчики выходят только ночью – переместилась в район проведения операции, выбрала место для засады, исходя из тактических соображений. У каждого была своя задача.


Сейчас в магазинах продается много пиротехнических изделий, петард, мы всё это дело замаскировали, и в момент, когда группа «бандитов» оказалась в районе засады, прозвучали взрывы, они были командой для атаки скифовцев. Непогибшую от «взрывов» часть банды – «подорвалось» только двое ветеранов, которые, даже раненые, из последних сил отстреливались, – принялись уничтожать огнем.


 После подгруппа уничтожения законтролила каждого убитого бандита – сфотографировала лица, чтобы потом проверить по базе.


– Настоящие спецназовцы тоже ходят на задания с фотоаппаратами?


– Конечно, один всегда носит с собой камеру, чтобы снимать уничтоженных бандитов и опознавать их потом. Ну, и как доказательство выполненного задания, труп же с собой не потащишь. Объект снимается тоже, оружие противника, которое затем уничтожается.


Эпизод номер три



– Вернулись на базу, пообедали: как правило, берем с собой макароны, тушенку, бич-пакеты – лапшу, картофельное пюре, сало – без них никуда. Пока мы готовили для них третью задачу – «Эпизод три», как в «Звездных войнах», – они занимались сборкой и разборкой автоматов: сначала с открытыми глазами, потом с закрытыми.


Третью по счету задачу – отработку взаимодействия с авиацией – мы воплотили впервые. Парням нужно было найти тренировочную базу очень плохих бандитов, навести на них авиацию и бабахнуть. А потом провести досмотр объекта, всё перефотографировать. Справились на ура.


Засада и правило правого плеча



Снова вернулись на базу и после перерыва стали рассматривать очень серьезный вопрос, который до этого изучали довольно поверхностно: что делать, если попали в засаду.


Они, конечно, не дураки, поняли, что их ждет. А задание объявлялось простое: мол, есть тайник, в котором осведомители оставили нужную информацию, её нужно забрать. На самом же деле их ждала засада группы ветеранов.


Как мне рассказывали те, кто попадал в реальные засады, выскочить с малыми потерями почти нереально. Это если делают профессионалы. Конечно, если делают профаны, которые, например, не используют правило правого плеча, то шансы есть.


– Что за правило?


– Ну, вот смотри, ты правша и, если идешь с автоматом, держишь его наизготовку и чуть вниз, так как на весу долго нести тяжело. И ты не знаешь, когда встретишься с противником: сегодня, завтра или через минуту. И если нападают спереди или слева, то ты очень быстро наведешь оружие. А вот если справа, то тебе потребуется время, чтобы развернуться. И пока ты будешь разворачиваться, тебя уже заколошматят. Еще много фишек.


Так вот, что касается засад, есть четыре основных способа контрзасадных действий: нагляк, прорыв, отход и уход в противо- положную сторону.


– Со всеми более-менее понятно, но что такое нагляк?


– Это когда мы, попав в засаду, разворачиваемся – и попёрли в сторону противника! Самая главная фишка при нагляке – это максимально высокая плотность огня, которую мы только можем создать. Это, кстати, срабатывало и в Чечне, и в других горячих точках.


Конечно, когда всё закончилось, было много эмоций: «А я тебя... а ты меня!.. А сколько я в тебя попал!» Причем эмоции были одинаково сильные что у хлопцев, что у ветеранов.


После все-таки по схеме с ориентирами вышли на тайник. Там их ждали береты и нагрудные знаки за прыжок с парашютом (он у них был в августе), которые мы в торжественной обстановке и вручили. Глеб Лазаренко получил удостоверение третьего разряда по парашютному спорту, у него четыре безупречных прыжка.


– Вы целую боевую операцию в лесу устроили. Грибники вам не попадались испуганные?


– Попадались. Бабушка в этот раз была на велике. Она: «Можно пройти?» Мы: «Да, конечно». Она: «Спасибо, я быстро».


– Как в жизни обретенные в лесу навыки пригодятся парням?


– Это всё важно не только для общего развития, дисциплины и формирования характера, но и для тех, кто пойдет служить. Вот скоро возвращается со службы в Брестской десантной бригаде наш боец – Денис Руденко. Он неоднократно отмечался командиром, был одним из лучших.


– Сколькие из нынешнего состава планируют попасть в спецназ?


– Посмотрим, очень многое будет зависеть от врачей. Если годность от единицы до двенадцати, то в спецназ берут только с единицей, то есть идеально здоровых. В ВДВ могут взять с двойкой или тройкой. А они же сейчас все сплошь плоскостопики, сколиозники, по зрению проблемы. Так что тут уже как получится, но в любом случае с нашими парнями всегда легко в армии, они физически развиты и мотивированны.


Источникdneprovec.by


0 Обсуждение Комментировать