Вверх


Когда милиционер стреляет на поражение?

1715 0 10:50 / 24.11.2016

Сотрудники милиции применяют табельное оружие в особо серьезных ситуациях. Но в последнее время каждый их выстрел воспринимается в интернете в штыки. Когда правоохранитель имеет право стрелять на поражение, разбиралась корреспондент «Гомельскай праўды».


Предупреждают на словах






Этим летом на лестничной площадке одной из мозырских многоэтажек дебоширили молодые ребята. Соседи вызвали милицию. Однако нарушители общественного порядка встретили участкового инспектора, мягко говоря, недружелюбно: стали поливать его матами, толкать, хватать за форменное обмундирование. Потом один из буянов ударил правоохранителя кулаком в лицо, а второй — схватился за нож и угрожал убить.


Мы привыкли, что люди в форме появляются, когда нам нужна помощь. Но порой их собственная жизнь оказывается под угрозой. Так, только с начала года на Гомельщине зарегистрировано 10 случаев оказания сопротивления сотрудникам милиции. А два десятка совсем уж отвязных персонажей и вовсе угрожали милиционерам расправой. Что в таком случае может и должен делать правоохранитель?


— Непредвиденные ситуации в работе милиционеров возникают постоянно. Сотрудники ежедневно подвергают свою жизнь и здоровье опасности, — рассказывает заместитель начальника УВД облисполкома Андрей Серафимович. — Чтобы в любой ситуации действия были в рамках закона, правоохранителей физически и психологически готовят: проводят тренировки по стрельбе, зачеты по теории, учебные семинары, в том числе и по конфликтологии. Преступникам стоит четко понимать: любое сопротивление сотрудникам органов внутренних дел при исполнении ими служебных обязанностей приравнивается к преступлению. Защищая людей, в том числе себя, милиционер может применить табельное оружие.



Стреляют по колесам






Понятно, что стрелять правоохранитель будет в крайнем случае, но сразу на поражение — никогда. Задача — пресечь преступление и задержать нарушителя. И если выстрел делать все же придется, то сотрудник органов внутренних дел постарается нанести минимальные телесные повреждения, чтобы оппонент не остался калекой, смог в дальнейшем полноценно жить и работать. Это регламентируется статьей 26 Закона «Об органах внутренних дел Республики Беларусь».


Конечно, в конфликтной ситуации милиционер далеко не сразу хватается за оружие. До реального выстрела вообще не дойдет, если на дебошира подействуют словесные предупреждения, которые повторяют порой с десяток раз. Других может успокоить газовый баллончик. Его милиционер также вправе применить. А вот для третьих действенным оказывается лишь выстрел в воздух.


Настоящий боевик развернулся 6 ноября в Гомельском районе, когда нетрезвых водителей остановили сотрудники ГАИ. На помощь к нарушителям тут же приехали такие же пьяные родственники, среди которых были и представительницы слабого пола. И начался хаос: нецензурная брань, угрозы, требование отпустить задержанных. Сначала семейку подшофе инспекторы пытались успокоить словесно, когда это не подействовало — применили газовый баллончик. Но и после этого мужчины набросились на правоохранителей с кулаками, а один из них поднял с земли кирпич и замахнулся — тогда милиционеры оружие из кобуры все же достали. Предупредили, что будут стрелять, но даже это не дало результат. Тогда в воздухе раздался выстрел. К счастью, его хватило, чтобы воцарилась тишина.





Однако сотрудникам ГАИ приходится стрелять не только в воздух. Когда пьяный водитель мчится по деревне со скоростью под 200 километров в час — промедление смерти подобно. Под колесами могут оказаться и дети, и взрослые. Такая погоня со стрельбой была 31 октября в Ветковском районе, рассказали в УГАИ облисполкома. События разворачивались днем, когда инспекторы заметили «мерседес», схожий по приметам с автомобилем, который угнали со штрафстоянки. Водитель легковушки на требование об остановке не реагировал, пытался уйти от погони. Уже под Гомелем инспектор ДПС через громкоговоритель предупредил, что будет стрелять, пальнул в воздух, затем по колесам. Водитель остановился только тогда, когда были пробиты оба задних колеса. И то, выйдя из авто, бросился бежать. Его, конечно же, догнали. Оказалось, что он 19 раз привлекался к ответственности за нарушение ПДД, был лишен права управления транспортным средством, а на его иномарку наложен арест. К слову, благодаря прицельной стрельбе инспектора по колесам в тот день никто не пострадал.


Судят по заслугам


Как рассказал начальник отдела по надзору за законностью судебных постановлений по уголовным делам прокуратуры области Денис Микушев, за 10 месяцев этого года за сопротивление сотрудникам милиции осуждены 9 человек. Еще 22 человека районные суды Гомельщины осудили за насилие либо угрозу в адрес правоохранителей.


К слову, эти две статьи Уголовного кодекса Беларуси — 363-я и 364-я — могут аукнуться нарушителю как исправительными работами, так и лишением свободы на срок до 6 лет. Так, в начале этого года мозырянин получил два с половиной года колонии общего режима за сопротивление милиционерам. Мужчина не просто убегал, чтобы избежать ареста, но и ударил правоохранителя головой в лицо. К слову, житель райцентра уже был судим по этой же статье в 2013 году. Наверное, неповиновение у него в крови.


А в Хойникском районе под суд пошли два брата и отец. Пьяным семейным подрядом они кулаками и наручниками били милиционера, душили, насильно удерживали его в доме. Когда правоохранителю удалось вырваться, старший брат догнал его и угрожал осколком стекла. Потом стража порядка снова душили,


а напоследок разбили его служебный автомобиль кочергой. В сентябре этого года суд Хойникского района вынес приговор. Отца лишили свободы на три года, его сыновей — на 4 и 5 лет с содержанием в колонии общего режима.



Страсти по животным






Отдельно хочется остановиться на тех случаях, когда милиционеры вынуждены стрелять в животных. Эта тема собрала в соцсетях сотни комментаторов, которые разбились на два лагеря. Напомним, что больше всего досталось речицкому участковому инспектору, который у местного колледжа застрелил набросившегося на него пса. К слову, экспертиза показала, что собака была бешеной.


Однако одни пользователи соцсетей поспешили накинуться на правоохранителя с оскорблениями, да и результаты экспертизы поставили под сомнение. Другие же не могли понять причину ажиотажа: «Бешенство — болезнь. И даже самая дрессированная собака, заразившись, будет кусать и заражать других. Пса очень жалко, но поступил милиционер правильно». Впрочем, самой здравой в этой интернет-полемике мне показалась другая мысль: «Вы быстро поменяете свое мнение, когда бешеная собака покусает вашего ребенка». А ведь и добавить нечего.





К слову, такие случаи не единичны. 22 августа этого года в Буда-Кошелев­ском районе произошла похожая история. Владельцы взбесившейся собаки сами позвали на помощь правоохранителей. Домашний пес уже успел искусать родст­венников хозяйки, бегал без привязи по двору, не реагировал на команды и бросался на прохожих. Милиционер пристрелил заболевшего питомца. Тем более что Закон «Об органах внутренних дел Республики Беларусь» разрешает применять оружие в подобных случаях — для защиты здоровья или жизни граждан.


Сегодня люди привыкли к обязательному атрибуту милиции — табельному оружию. Но пистолет или автомат в руках у правоохранителей — не только для устрашения, но и для того, чтобы использовать по прямому назначению. К слову, необоснованных выстрелов не было. И это не голословное заявление. По каждому выстрелу райотделы милиции проводят проверку. А после милиционерам, которым пришлось стрелять на поражение, могут оказать психологическую помощь.



Печальный исход






Каждый день милиционеры жертвуют собой. Так что эта служба, действительно, и опасна, и трудна. Ведь порой ничем не примечательная семейная ссора может закончиться убийством милиционера. Такой случай был в 2007 году, когда в Светлогорске погиб при исполнении 35-летний участковый инспектор милиции Юрий Шутов. Трезвый пенсионер приревновал свою супругу, и та, чтобы мужа успокоили, обратилась за помощью в правоохранительные органы. Когда в квартире появился участковый, семьянин, который раньше ничем не выделялся, набросился на него с ножом. Потом на теле погибшего насчитали шесть проникающих ран, многочисленные порезы. Тот вечер еще помнят в Светлогорске. Убийца забрал табельное оружие милиционера и закрылся в своей квартире, где держал «оборону» около трех часов. При штурме он застрелился. А у сотрудника РОВД осталась семья, подрастал сын. Тогда погибшего при исполнении стража порядка в последний путь провожали всем городом.


Хочется вспомнить и другую печальную историю, но уже из 80-х годов. В Рогачевском районе бандиты взяли в заложники 27-летнего участкового инспектора милиции Вячеслава Степанова, предлагали ему вывести их из оцепления, избивали. Милиционер на уговоры не поддался. Тогда его вывели из дома и расстреляли в упор. Позже в кармане погибшего правоохранителя нашли пачку «Беломорканала», на которой было написано всего два слова «Комиссаров убил». Так и раскрыли убийство. А позже увидела свет книга («Стрэлы над старым акопам» Владимира Липского), в которой прототипом главного героя стал реальный сотрудник белорусской милиции — тот самый Вячеслав Степанов.











И напоследок






В народе говорят «Наша милиция — нас бережет». И это действительно так. И днем, и ночью в любой нестандартной ситуации мы набираем 102. Зовем милицию на помощь, когда на нас бросается бешеный лось, кусает бездомная собака, нас обворовали или избили. Так почему же некоторые считают себя выше закона, готовы перечить и угрожать людям в форме. Думаю, стоит чаще напоминать нарушителям, что пистолет Макарова и автомат Калашникова в руках правоохранителей — не муляжи, и пули в них настоящие.



0 Обсуждение Комментировать