Вверх


О пенсии думай смолоду: на приеме у замминистра труда и соцзащиты

1642 0 12:54 / 14.03.2017

Служить был рад


Всего три человека пришли на прием, и, наверное, это можно записать в актив районной профильной службы. Спорные вопросы, с которыми обращаются заявители, здесь стараются разрешать своевременно. Но даже чтобы вникнуть в проблемы, с которыми обратились к высокому столичному чиновнику, потребовалось полдня.


Истину в последней инстанции, а точнее справедливость, надеялись найти граждане, которые поднаторели в хождениях по чиновничьим кабинетам и переписке. Юрий Кобраль рассказал: «Я добросовест­но трудился 44 года, но почти три года из них не вошли в пенсионный стаж, а это получается недоплата рублей 20 — 30». Суть в том, что в большой трудовой биографии пенсионера 14 лет приходятся на службу в Военно-воздушных силах: вначале союзных, а потом российских. С 1992 по 1994 год военная часть в Бобровичах уже была российской. Кобраль тогда служил командиром взвода охраны. Именно эти годы и не зачтены в общий трудовой стаж. А все потому, что в существующее с 2006 года между нашими странами пенсионное соглашение российская сторона внесла изменения.


— В России несколько изменился порядок зачета пенсионных прав: там пенсионерам насчитывают баллы за отработанные годы. И наши граждане, которые недолго трудились на российских предприятиях, служили в армии, не набирают нужного количества баллов. По этой проблеме мы ведем переговоры с российской стороной и надеемся к концу этого года или к началу следующего прийти к согласию. Тогда, возможно, решится и ваш вопрос, — объясняет Игорь Старовойтов.


Заявитель же не хочет дожидаться и настаивает: «Пусть мне в таком случае пересчитают стаж и добавят пенсию по нашим, белорусским законам». Аргумент, что есть определенный порядок, прописанный в законе о пенсионном обеспечении, ему не кажется убедительным. К слову, Кобраль не одинок в своей ситуации. В похожей оказались еще многие, когда-то служившие в российских военных частях, что дислоцировались на белорусской территории. Согласитесь, это несправедливо, продолжает настаивать Юрий Михайлович, а заодно просит установить справедливость в другом случае, который, однако, никак не относится к Минтруда.


«Я всю жизнь копил деньги на машину. Теперь езжу немного, маршрут один: Булавки — Бобровичи. Дорога эта — сплошь выбоины да колдобины. За год и наездил всего-то тысяч десять километров, а дорожный сбор заплатил наравне с теми, кто проехал по 200 — 300 тысяч километров. Отдал 12 базовых — это целая моя пенсия. Считаю, размер налога должен быть пропорциональным наезженным километрам. Вот прежде он входил в стоимость бензина, и это было правильно».


И вновь приходится объяснять: решение вопроса не в компетенции Минтруда, пенсионеру логичнее обратиться со своим предложением в Министерство транспорта и коммуникаций или позвонить туда на прямую линию. Она, как известно, проводится по субботам.


Пенсия не положена


У Надежды Макушинской, жительницы деревни Капличи, недавно наступил пенсионный возраст, но для нее оказалось полной неожиданностью услышать: «Пенсия вам не положена». Если общего стажа кое-как набралось 20 лет, то страхового всего 10 с небольшим вместо необходимых 15 с половиной.


— Как же так? Я работала на ферме, воспитывала больных детей, ухаживала за матерью, инвалидом первой группы. Наверное, неправильно посчитали.


Хочется глубоко посочувствовать Надежде Николаевне, которая во многом оказалась жертвой собственной неосведомленности, а может, и беспечности. Ее сыновья-близнецы, которым уже по 36 лет, — с особенностями психофизического развития и, судя даже по отдельным их диагнозам, должно быть, инвалиды с детства. Но инвалидность по каким-то причинам официально не установлена, парни даже время от времени работали в местном колхозе.


— Мне никто из медиков в свое время не подсказал, что надо было сделать, куда обращаться, чтобы установить инвалидность, — сетует женщина. А между прочим, для матерей детей-инвалидов с детства минимальный страховой стаж остался прежним — пять лет. Остается два варианта: продолжать работать и зарабатывать страховой стаж либо дожидаться 60 лет и социальной пенсии. Теперь это половина бюджета прожиточного минимума: 90 рублей, объясняют ей.


— Но где работать? В деревне подходящей работы нет. Пойти на ферму не позволяет здоровье — хронический артрит.


Кроме того, Надежда Николаевна получила извещение из налоговой службы о необходимости уплатить сбор по Декрету № 3. «Односельчане смеются — тунеядка», — говорит женщина. Недоразумение, однако, вышло. Живет она за счет подсобного хозяйства: огород, две коровы. Казалось, женщина была рада, что ее внимательно слушают, и стремилась выговориться, жалуясь на свои многочисленные беды и заодно «разоблачая» сельское начальство в различных прегрешениях. Но за этим криком души — беспомощность в решении обычных бытовых проблем. Накопился немалый долг за коммунальные услуги: воду, вывоз мусора. Вода, по ее словам, на второй этаж не доходит, а платить за прописанных, но не проживающих в квартире дочь и внуков принципиально не будет.


Две коровы могли бы быть кормилицами, но прибыли от них особой нет, по­скольку уже два года молоко не сдает, а порой бесплатно предлагает сельчанам. В свое время у коров не взяли анализ крови на предмет заболевания лейкозом, а без справки молоко не принимают. Теперь уже и не установить: то ли сама виновата, что не привела коров куда надо, то ли действительно ей об этом не сообщили.


К счастью, проблема со сдачей молока вскоре должна разрешиться. Заместитель председателя Калинковичского райисполкома Виктор Замостик дал поручение специалистам районной ветслужбы, чтобы те специально приехали и взяли у буренок необходимый анализ. Уходила Надежда Николаевна если не успокоенной, то уже без обид.


«Не для себя стараюсь»


Пенсионер Алексей Колесник, казалось, обрадовался, увидев в кабинете председателя областного комитета по труду, занятости и социальной защите Петра Савицкого. Когда-то работали в одном коллективе в Калинковичах, а спустя много лет Петру Николаевичу уже по долгу службы приходилось не однажды разбирать многочисленные жалобы своего бывшего коллеги. Лично знаком и с близкими родственниками Колесника, интересы которых тот отстаивает исключительно по собственной инициативе, с целеустремленностью, достойной лучшего применения. Не раз содействовал в ремонте частного дома, в котором проживают брат, тоже пенсионер, и старенькая, прикованная к постели мать Колесника.


На прием он пришел с пухлой папкой бумаг. Считает, что у брата и матери, инвалидов соответственно второй и первой группы, малые пенсии: 316 и 389 рублей. А еще настаивает, чтобы им выделили благоустроенную квартиру. При всем том, что сами они не претендуют на другое жилье, пенсиями тоже довольны.


Что до размеров пенсий, то Игорю Старовойтову приходится долго объяснять заявителю, что здесь и сейчас это сделать невозможно. Замминистра принимает уже готовое заявление и обещает передать его специалистам своего ведомства. Со своей стороны Петр Савицкий обещает поручить специалистам областного комитета еще раз внимательно пересчитать пенсии.


Игорь Старовойтов уже вел аналогичные приемы граждан в других регионах, поделился впечатлениями и ответил на вопросы корреспондента областной газеты.


— С какими проблемами чаще всего обращаются к вам люди на таких приемах?


— Во-первых, это пенсии и всё, что с ними связано: размеры, зачет страхового стажа. Эти вопросы самые многочисленные не только на приемах, но и в письменных обращениях граждан в министерство. Занятость, конечно, тоже: люди просят содействия в трудоустройстве, хотя понятно, что это в большей степени задача местных органов власти. В меньшей степени обращаются по вопросам оплаты труда. Приходят и несогласные с тем, что их несправедливо уволили или не продлили трудовой контракт.


— Какие задачи стоят перед Министерством труда и соцзащиты в свете последних поручений Президента страны по Декрету № 3?


— Поскольку поручения сделаны совсем недавно, то всем госорганам надо хорошо изучить их и разобраться. Думаю, Министерство по налогам и сборам все равно окажется на своде всех этих вопросов. А мы, поскольку отвечаем за целый пласт населения, который освобождается от уплаты сбора, со своей стороны должны представить точные данные, чтобы люди, которые не должны попасть в списки плательщиков, туда и не попали. Кто конкретно будет заниматься уточнениями на местах — это прерогатива обл- и райисполкомов.


— Повышение средней зарплаты до конца года до 500 долларов или 1000 рублей должно быть согласовано с ростом производительности труда, другими необходимыми для этого условиями, чтобы снова не вернулись гиперинфляция, девальвация...


— Действительно, не проблема дать поручение Нацбанку напечатать больше денег и «нарисовать» необходимые 1000 рублей. Президент подчеркнул: «Вы должны найти такие пути, при которых инфляционные процессы не заработают». На то существуют Совет Министров, Нацбанк, их интересы сталкиваются, но должны уравновешиваться. Не обойтись и без определенной оптимизации в трудовых коллективах. Мы — чиновники, госслужащие, и задачу, по­ставленную Президентом, надо выполнять.


Председатель комитета по труду, занятости и социальной защите Гомельского облисполкома Петр Савицкий сделал необходимое уточнение: «Совмин доводит: в Гомельской области средняя зарплата к декабрю 2017-го должна достичь 932 рублей для того, чтобы по республике вышло не менее 1000. В том числе в социальной сфере — в среднем 569».

Фото автора

0 Обсуждение Комментировать