Вверх


Ребенок или аборт: что говорят врачи и церковь

2950 0 09:20 / 08.04.2017

Что нужно сделать, чтобы абортов стало меньше? Корреспондент «Гомельскай праўды» искала ответ на этот вопрос у священнослужителей, педагогов, врачей и волонтеров.


В каждом городе — автобус, в каждом автобусе — плакат


Сегодня на вопрос о том, будете ли рожать, многие беременные всерьез обижаются. Большинству из них и в голову не приходит делать аборт, даже если в паспорте нет штампа о замужестве. Но все же статистика неумолима. В прошлом году на Гомельщине прервали беременность более трех тысяч женщин. И только несколько сотен передумали и сохранили ребенка.


Одна из таких женщин — гомельчанка Татьяна. В 40 лет она забеременела третьим. Боязнь, что не поймут старшие дети (сыну 20, дочке 15), не оправдалась. Они поддержали маму и категорически запретили даже думать об аборте. С коллегами было хуже. Татьяна до последнего скрывала «пузатую» новость, а когда супруг принес на работу больничный по беременности и родам, комментарии были, как говорится, на любой вкус: сошла с ума, 40 лет — не время для материнства, для себя в этом возрасте нужно жить. Порадовались лишь близкие друзья.


Я и сама до последнего сомневалась. С мужем тогда не особо ладили. Даже в женскую консультацию пошла за направлением на аборт, пять раз вокруг здания ходила, плакала, не могла решиться зайти, — вспоминает Татьяна. — С рождением третьего ребенка мы с мужем стали ближе, старшие дети просто обожают младшего. Я теперь сама хочу стать волонтером, отговаривать женщин от абортов. Сначала вообще хотелось хватать новорожденного сына и бежать в консультацию с криком «Идите рожать!» Но потом поняла, что нужна какая-то база знаний, ведь моя история со слезами и уговорами может оказаться для кого-то недейственной.


Сегодня по желанию пациентки аборт сделают не сразу. Три дня дадут на раздумье. Этого времени, думается, достаточно, чтобы взвесить все за и отбросить все против. Плюс обязательная консультация — с гинекологом, психологом или священником. Свою помощь оказывают и волонтеры. Их усилиями в областном центре появляется все больше наглядной рекламы, призывающей между ребенком и абортом выбрать первое.


В последние годы мы активно пошли в райцентры, — рассказывает главный координатор общественной благотворительной организации «Спасение младенцев» по Гомельской области Лариса Гапоненко. —  К гомельскому троллейбусу, обклеенному нашей рекламой, добавили два автобуса в Мозыре и Калинковичах. Надеемся, вот-вот в общественном транспорте областного центра разместим тематические плакаты. Традиционно на июнь запланирован и автопробег против абортов. Но этого недостаточно. В России объявили конкурс на лучшую нравственную образовательную программу, хотят повысить роль семьи среди молодежи. Нам также нужно активнее этим заниматься. Будут крепкие семьи — будет крепким государство.


Лариса Константиновна уверена, что прерывание беременности в нашей стране нужно запретить. Подтолкнуть власти к этому непростому решению смогли бы сами медики, если бы многие из них официально отказались делать аборты. И тогда проблемы не было бы совсем.


Всем презервативы, на аборты — налог


Акушер-гинеколог — это специалист, в обязанности которого входит делать аборт, — объясняет заведующая кафедрой акушерства и гинекологии Гомельского мед­университета Татьяна Захаренкова. — Я шесть лет была практикующим врачом и, к сожалению, столкнулась с этим. Тогда медикам нельзя было отказаться от проведения абортов, поэтому мне ничего не осталось, как уйти из практики в теорию. Но даже сейчас, когда у врача есть выбор, это не всегда этично. Ведь если один доктор откажется делать аборты, их все равно придется проводить, но уже другому специалисту, его же коллеге.


А что думают на эту тему студенты? Мы провели мини-исследование, в котором приняли участие 43 шестикурсника Гомельского медуниверситета. Будущим акушерам-гинекологам предложили ответить всего на один вопрос: «Что нужно сделать, чтобы абортов стало меньше?». Варианты ответов были разные. Одни студенты предлагали бесплатно раздавать населению презервативы, другие агитировали проводить больше акций, направленных на пропаганду полноценной семьи, третьи сделали акцент на сердцебиении малыша, которое должны слушать беременные. Сомневающимся будущим мамочкам также предлагали показывать малыша на УЗИ. Другой вариант — на обязательных консультациях крутить фильмы с историями женщин, которые сделали аборт, а теперь не могут забеременеть. Среди предложений были и радикальные. Например, ввести налог на аборты, а заодно и налог на отказ от родившегося ребенка, а также каждой женщине, решившей прервать беременность, показывать видео самого процесса.


Правда, в той или иной степени многие из предложений уже реализованы. Например, в целях пропаганды широко используется американский фильм «Безмолвный крик», снятый 33 года назад. Шокирующее видео узи, где изображен процесс операции, спасло уже не одну тысячу маленьких жизней. Одна из гомельчанок рассказала волонтерам, что именно кадры из этого фильма, где ребенка раздирают щипцами на части, не позволили ей прервать беременность. В итоге в 37 лет женщина родила третьего здорового малыша.


Многочисленные акции по пропаганде семьи и материнства проводятся не только со взрослыми, но и детьми. Как рассказали в управлении образования облисполкома, темы формирования культуры семейных отношений поднимаются на классных часах и внеурочных мероприятиях. Только в этом году полторы тысячи старшеклассников


Гомельщины имеют возможность посещать 191 факультатив по подготовке к семейной жизни. Работает 102 факультатива по гендерному неравенству (их посещают 670 детей). Организована в школах и работа 390 семейных клубов, в которых занимаются более семи тысяч детей вместе с родителями. Помогает из подростков воспитывать настоящих матерей и отцов и церковь.


Аборт — это грех, — объясняет позицию церкви руководитель отдела по социальному служению и церковной благотворительности Гомельской епархии Владимир Силенко. — Чтобы их стало меньше, должна быть мощная поддержка общества, еще большая поддержка многодетных семей государством.


Уже несколько лет пропагандой семьи и борьбой с абортами занимаются квалифицированные психологи и волонтеры Гомельского епархиального центра семьи и детства «Ладушки». В 15 женских консультациях и роддомах Гомеля размещены их плакаты «Чудо жизни» с номерами контактных телефонов. Психологическую консультацию оказывают практически круглосуточно.


При этом священнослужитель отмечает, что консультирование — специфическая работа, морально тяжелый труд. Поэтому здесь так ценно личное желание волонтеров, каждый из которых на счету. Это понимают и православные, и католики, и протестанты, которые одинаково сильно хотят приблизить количество абортов к нулю.


Мамы приходят, пап вызывают


Предабортное консультирование обычно дает небольшие результаты: от 10% до 20% женщин оставляет ребенка. Одними из лидеров в этой статистике оказался Ветковский район.


Как рассказала врач акушер-гинеколог Ветковской райбольницы Наталья Пяткова, здесь врачи в полном составе официально отказались делать аборты. Зато теперь наравне с психологами и психиатрами, а также священниками беседуют с женщинами, которые могут обратиться как к первым, так и вторым в зависимости от того, кому больше доверяют. Многоуровневая работа дает свои плоды. В Ветковском районе почти каждая вторая женщина, задумавшаяся об аборте, оставляет ребенка.


Многие женщины не чувствуют поддерж­ки общества, боятся осуждения или опасаются за материальную сторону вопро­са, — отмечает Наталья Пяткова. — Например, некоторые боятся потерять работу, другие уверены, что их не поддержит муж или сожитель, мол, уйдет к другой. В итоге некоторые женщины не говорят о беременности даже отцу ребенка. Поэтому мы приглашаем на индивидуальные и групповые беседы и их.


Чего скрывать, не все современные мужчины несут ответственность за детей, в том числе и за нерожденных. Последствия аборта (психологическая травма, проблемы со здоровьем) полностью ложатся на женщину. Да и после рождения малышей папы мало участвуют в их жизни. Роль отцов в воспитании подрастающего поколения недооценена. Именно поэтому в Беларуси активно обсуждается вопрос о том, чтобы сделать отпуск по уходу за ребенком обязательным и для сильного пола. Он, понятное дело, будет для мужчин непродолжительным, но обязательным. Сегодня же детей до трех лет в основном воспитывают мамы и бабушки.


Если спросить нынешних старшеклассников, сколько в будущем они хотят детей, большинство ответит — одного. Лишь 30% запланирует двоих, отмечает волонтер и врач акушер-гинеколог Ольга Нестерова, которая читает лекции для старшеклассниц Советского района г. Гомеля. Как волонтер общества «Спасение младенцев» она не понаслышке знает, как некоторые мамы приводят на аборт своих дочерей. Бывает, не только в первый раз, но и во второй, порой не думая о последствиях. А ведь расплата за прерванную жизнь может быть слишком высокой.


Врачи-гинекологи постоянно сталкиваются с контрастами. Они работают и с теми женщинами, которые пришли делать аборт, и с теми, кто долгие годы мечтает о материнстве, но чуда не происходит. В рабочих кабинетах плачут и первые, и вторые. И, к сожалению, поменять их местами пока не удалось никому.


0 Обсуждение Комментировать