Вверх


В светлогорском ЛТП учат жить на трезвую голову

1978 0 11:17 / 21.06.2017
Беларусь — одна из немногих стран, где алкоголиков пытаются вернуть к трезвой жизни посредством изоляции в лечебно-трудовом профилактории.



Ослабить тягу к водке пытались запретом на продажу после 22.00. Предусмотрены запрет на продажу спиртного в парково-культурных зонах, ограничение — в праздничные дни. Правительство утвердило Государственную программу «Здоровье народа и демографическая безопасность Республики Беларусь» на 2016 — 2020 годы, которая включает «Предупреждение и преодоление пьянства и алкоголизма» (закреплено постановлением Совета Министров от 14 марта 2016 года № 200). Алкозависимых собираются социализировать с обязательным привлечением их к труду. Если не помогает трудотерапия, поможет изоляция и реабилитация в ЛТП.
Тихие пьяницы, кухонные бойцы и старожилы





История первая


47-летний Виталий из Брестской области оказался в ЛТП впервые. По его словам, просто стало скучно жить, и свой досуг он стал проводить в питейном заведении с друзьями. Виталий не дебошир и не отъявленный хулиган. Его в пьяном виде трижды задерживали патрульные, составляли протокол и отпускали — дело ограничивалось штрафом. В четвертый раз не прокатило: суд направил хронического выпивоху в светлогорский лечебно-трудовой профилакторий.


«Я от скуки начал немножко выпивать. Живя в деревне, просто не видел перспектив: ни в кино сходить, ни в театр. Хотелось общения, а пообщаться можно в местном баре, и таким образом я подсел на спиртное. Однажды в темное время суток шел без фликера, поэтому на меня обратила внимание милиция, выяснили, что к тому же пьяный. В итоге я оказался в лечебно-трудовом профилактории. Когда-то у меня была жена, есть дочь-студентка, которая учится в Гомеле, родители. Часто думаю о том, почему попал в ЛТП и что буду делать дальше. Надо помочь дочке с учебой, а еще она намекнула, что собирается замуж...»


Таких, как Виталий, в светлогорском ЛТП более полутора тысяч. Впрочем, изолированный от общества за пристрастие к алкоголю брестчанин, который рассказал корреспондентам свою историю, — человек неконфликтный и небезнадежный.


Отдельная категория — старожилы, которые более пяти раз попадали сюда. Это граждане, не способные снаружи стен профилактория обеспечить себя питанием и крышей над головой, те, кто поступили прямо с улицы. Для них учреждение — дом родной, и, возможно, они сознательно делают всё, чтобы сюда вернуться: ради еды, места для сна и заработка.      


В ЛТП немало граждан, настроенных агрессивно и склонных к проявлению насилия. За время изоляции алкоголиков несчастные члены их семей имеют недолгую возможность отдохнуть от побоев обезумевшего от дешевого пойла родственничка. Лечение трудом в таких запущенных случаях малоэффективно: обычно по возвращении домой дебоширы ведут «кухонные войны» с новой силой.


 


История вторая


Житель одного из районных центров Гомельской области Игорь характеризуется как человек крайне эгоистичный, хитрый и агрессивный. Будучи трудным ребенком часто убегал из дома, по­прошайничал на вокзалах, воровал. Совершеннолетним в драке убил человека. В ЛТП не впервые, и каждый раз попадает сюда из-за семейных скандалов — по пьяни устраивает дома настоящий террор. По его личному признанию, не испытывает теплых чувств ни к своим детям, ни к жене, ни к родителям. Соглашается, что проблемы у него появляются из-за алкоголя, но отказываться от спиртного не намерен, лишь немного уменьшил бы пыл.


«ЛТП-1, — рассказывает Игорь, — по сравнению с тюрьмой — детский сад. Главный минус учреждения — это то, что многие граждане, находящиеся здесь, не имеют хорошей работы, проводят время без пользы и только озлобляются. Но плюс тоже есть: если бы не ЛТП, то я наверняка совершил бы какое-нибудь преступление».


Планов на будущее Игорь не строит. Будет жить у матери, в свое удовольствие, деньги на выпивку, по его словам, всегда найдет. Постарается пить меньше, станет на учет на бирже труда и будет ждать, пока не закончится срок административного надзора, а потом отправится на заработки в Россию.


Наркоманов не принимают, но появилось УДО




В Беларуси девять лечебно-трудовых профилакториев, из них три — женских. Изоляция граждан в ЛТП регулируется Законом Республики Беларусь от 4.01.2010 г. «О порядке и условиях направления граждан в лечебно-трудовые профилактории и условиях пребывания в них».


В ЛТП-1 Светлогорска на данный момент содержатся алкоголики, которые решением суда направлены не столько для лечения, сколько для медико-социальной реадаптации с приобщением к труду. Раньше здесь содержались и лица, страдающие наркоманией, но с прошлого года было принято решение направлять наркоманов в ЛТП № 5 в Новогрудок.


Учреждение создано на базе колонии общего режима. Когда-то осужденные, отбывающие здесь наказание, строили «Светлогор­ский ЦКК» и завод искусственного волокна (теперь ОАО «Светло­горскХимволокно»). Колония была «выводной», то есть заключенных под охраной выводили на работу. В 1965 году здесь создали лечебно-трудовой профилакторий, на тот момент первый в республике.   


Об условиях содержания белорусов в лечебно-трудовых профилакториях писали неоднократно. Тема живая и, учитывая патологическую народную любовь к алкоголю (статистика не врет), достаточно болезненная. «Гомельская праўда» решила вернуться к острой теме.


 




О старых и новых порядках содержания граждан в лечебно-трудовом учреждении рассказал начальник светлогорского ЛТП-1 Сергей Скируха:




— В 2014 году в законе о порядке и условиях направления граждан в ЛТП появилась новая норма, которая предусматривает их досрочное освобождение, но не ранее чем через 6 месяцев с появления здесь. Есть определенные критерии, которые учитываются при рассмотрении заявления претендующего на УДО, среди которых в том числе отсутствие взысканий и нарушений режима. Работники учреждения наблюдают и анализируют, как человек участвует в общественной жизни, проводит свой досуг, налаживает ли социально полезные связи с родными: алкоголик создает много проблем семье, поэтому нужна уверенность в том, что родственники ждут его возвращения. Если бывший смутьян осознал свои действия, попросил прощения у близких, это показатель того, что он хочет начать новую жизнь. Мы проверяем, сколько раз к нему приезжали родные: если ни разу, то понятно, что его видеть не хотят. Если приезжали часто и намерены дальше с ним проживать, родственники пишут ходатайство, что не возражают против досрочного освобождения. Психологическая служба ЛТП оценивает кандидата на УДО и делает заключение.


— Любой алкоголик может попасть в лечебно-трудовой профилакторий?


— Человек попадает в ЛТП не случайно, не за то, что он употреблял спиртное дома на кухне, а потому что вел себя асоциально и привлекался к административной ответственности за нарушение общественного порядка в состоянии алкогольного опьянения. Если нарушитель порядка в течение года трижды привлекался к административной ответственности, районным органом внутренних дел в суд подаются документы для решения вопроса о направлении дебошира в ЛТП. При положительном вердикте суда он доставляется в наше учреждение, предварительно пройдя медкомиссию на предмет выявления заболеваний, препятствующих пребыванию здесь. Если таких заболеваний не выявлено, алкогольно-зависимого вместе с личным делом привозят в ЛТП работники милиции. 


 


— Правда ли, что все страны на постсоветском простран­стве, кроме Беларуси, отказались от института лечебно-трудовых профилакториев? Оправданная ли это мера в отношении алкоголиков?


— Действительно, лечебно-трудовые профилактории остались лишь в некоторых странах, в их числе Беларусь. Россияне несколько лет назад изучали наш опыт, пытались создать нечто подобное, но пока не осуществили свои планы. Если говорить об оправданности содержания государством подобного рода учреждений, то мерить только деньгами не стоит. По статистике, каждое третье преступление в Беларуси совершается в состоянии алкогольного опьянения. В светлогорском ЛТП-1 более полутора тысяч человек... Считайте сами. На сегодняшний день стоит вопрос о максимальном возмещении затрат на содержание, однако в полной мере выйти на необходимый результат не удается. У многих содержащихся здесь людей из-за длительного употребления алкоголя утрачены трудовые навыки. Первое, что нужно сделать с таким человеком, — привести его в чувство, ведь не понятно, где и как он жил, с кем общался, чем питался. По прибытии сюда у них выявляется масса заболеваний, приходится сначала их лечить, ставить на ноги, а затем уже распределять по отрядам и в соответствии со специаль­ностью и навыками (или отсутствием таковых) подыскивать работу, подбирая такой вид деятельности, который они осилят. Многие не умеют делать ровным счетом ничего.


— Часто ли алкогольно-зависимые сбегают из ЛТП или напиваются прямо на работе, ведь некоторые трудятся в городе и имеют возможность купить спиртное?


— Такие случаи бывают, но редко. На сегодняшний день один наш подопечный находится в самовольном уходе. Каждый человек, прежде чем получить разрешение выйти за пределы территории, тщательно проверяется. Изучается личное дело: как он вел себя в обычной жизни, учитывается наличие судимости, противоправных действий в отношении своих близких, наличие рабочей специальности. Претендент на выход за пределы профилактория должен находиться в учреждении не менее двух месяцев с момента поступления. Сегодня из 1602 граждан 350 могут выходить за пределы режимно-охраняемой территориии: те, кто работает в цехе деревообработки и на предприятиях города и района, в колхозах, на стройке. За прошлый год зафиксировано девять случаев, когда человек возвращался в профилакторий в пьяном виде.


— Отмечается ли в личных документах тот факт, что человек находился в ЛТП?


— Выдается справка либо делается отметка в трудовой книжке, ведь нахождение в ЛТП не прерывает трудового стажа.


— Если у человека что-то случилось в семье, может ли он съездить домой?


— При наличии достаточных оснований (смерть близких, род­ственников, стихийное бедствие и другие причины) у содержащихся в ЛТП граждан есть такая возможность. Опять же, если хорошо себя зарекомендовал, он может съездить домой на несколько суток.


— Возвращались все?


— Проблем с невозвращением из дому не было. В вопросе, кого отпускать, а кого нет, мы дей­ствуем очень осторожно и избирательно.


Для сайта.jpg


Всё по трудовому законодательству, но без права выезда




На базе исправительного учреждения находится производ­ственное предприятие «ЛТП-1». Есть цех по деревообработке, который работает в несколько смен и выпускает продукцию, востребованную в Беларуси и за рубежом. Предприятие экспортирует свою продукцию в Германию, Турцию, Иран.


 




На сегодняшний момент решается вопрос создания на базе ЛТП-1 сельхозпредприятия, которое за счет производства продукции животноводства, растениеводства сможет обеспечивать себя продуктами питания и тем самым сократить расход бюджетных средств. Плюс создание дополнительных рабочих мест, тем более для людей, которые не имеют рабочих специальностей. В лечебно-трудовом профилактории много граждан из сельской местности.




       


Директор РПУП «ЛТП-1» Владислав Буйневич рассказал о производстве и средней заработной плате на предприятии:


— Основной уклон предприя­тия — машиностроение, но на сегодняшний день ведущей деятельностью является деревообработка, на долю которой приходится 60% выпускаемой продукции: деревянная тара, кабельные барабаны, изделия из древесины, брикеты топливные, беседки, дрова. Наше предприятие создавалось для работы по кооперации с «Гомсельмашем» и «Светлогорским заводом ЖБИиК». Основным направлением было изготовление запчастей и навесного оборудования для кормо- и зерноуборочной техники: шнеков, подбарабанников. Сейчас значительные объемы приходятся на дерево- и металлообработку. На территории ЛТП расположены два цеха и производственный участок. На последнем задействован низкоквалифицированный труд: там на чистке медного кабеля занято основное число граждан. Прежде чем человека допустить к работе, он проходит медкомиссию и получает допуск. Те, кто вообще ничего не умеет делать, колют дрова, которые идут на экспорт в Молдову. 


 


— Какую зарплату платят людям, содержащимся в ЛТП-1?


— В основном рабочие получают сдельно-премиальную зарплату, специалисты, которые обслуживают и ремонтируют оборудование, — на повременной оплате труда. Обязанные лица трудоустраиваются на работу с максимально высокой зарплатой в первую очередь. Даже если у них нет трудовой специальности. Таких мы обычно трудоустраиваем сторожами, уборщиками помещений. Заработная плата у этих граждан доходит до 270 — 300 рублей. 


 






— Отпуск также предусмотрен?


— Восьмичасовой рабочий день с обеденным перерывом, отпуск и другие социальные гарантии. Всё по трудовому законодательству, но без права выезда за пределы ЛТП.


 


Рыбу или мясо каждый день,тубус-кварц по показаниям


На базе ЛТП-1 Светлогорска есть свое профтехучилище, которое готовит специалистов четырех нужных в учреждении специальностей, в том числе без отрыва от производства: стропальщик, станочник деревообрабатывающих станков, сварщик ручной и дуговой сварки, машинист котельной. По окончании учебы выдается свидетельство, с которым можно устроиться на работу.


На территории ЛТП есть церковь, в которой по воскресеньям и праздникам идет служба, библиотека, парикмахерская, клуб, спортгородок, мастерские по ремонту обуви и одежды, магазин вроде армейского чепка (ассортимент не ахти: чай, кофе, сигареты, конфеты, предметы личной гигиены, но ведь не в санаторий приехали). 




 




В 12 часов дня по расписанию обед, и к столовой строй за строем подтягиваются здешние жильцы. На вопрос, есть ли в меню рыба, работники столовой уверили: «Обязательно! В рационе почти каждый день — если не рыба, то мясо. Чаще всего в дневной рацион входит и то, и другое. Люди работают на производстве, им необходимы силы, поэтому еда должна быть калорийной и разнообразной. Творог, яйца, выпечка собственного производства, а для некоторых — даже диетпитание». 


  


 




Медицинская база светлогорского ЛТП отдаленно напоминает бюджетный санаторий: исследовательская лаборатория, физкабинет, наполненный необходимым оборудованием: тубус-кварц, ингалятор, УФО, которые назначают по показаниям, процедурный и зубной кабинеты плюс рентген. Санчасть рассчитана на 150 койко-мест, в сезон вирусных инфекций есть возможность увеличить до 300. 




Вновь поступивший в течение трех дней должен быть осмотрен врачом, назначены анализы и соответствующее лечение. Иногда в ЛТП попадают люди, настолько истощенные и отравленные алкоголем, что им необходима сиюминутная помощь — на кону жизнь. Большинство пациентов поступает с букетом хронических заболеваний.


Лечение алкоголизма на добровольной основе включает медикаментозное лечение и психотерапию. Перед тем как покинуть профилакторий, алкоголикам предлагают бесплатное кодирование. Важное значение здесь играет мотивация: человек действительно должен этого хотеть. Нет такого препарата, который мог бы гарантировать у зависимых стойкое отвращение к алкоголю. Кто-то держится год, кто-то пять лет, а кто-то до первого похода в магазин.


В 2017 году из 1602 человек около 60 изъявили желание закодироваться. Добровольное осмысленное кодирование — дополнительный критерий, который дает больше шансов досрочно освободиться, однако не все спешат этим воспользоваться. 


 


Если говорить о целесообразности содержания государством подобных учреждений, то многие считают, что это пустая трата времени и бюджетных средств: мол, горбатого могила исправит, алкоголики как пили, так и пить будут, а ничтожно малый процент образумившихся не меняет общей картины. По статистике, лишь 11% «постояльцев» лечебно-трудовых профилакториев возвращается к трезвой жизни. Цифра небольшая, но обнадеживающая. Если учесть, что каждое третье преступление в Беларуси совершается в алкогольном угаре. А это профилактика. Там, где не помогают здраво­мыслие, уговоры и просьбы, поможет лечебно-трудовая терапия. Если сомневаетесь в ее нужности, съездите в ЛТП-1 г. Светлогорска, хотя бы на экскурсию... 


    



   





              








           


   


  


  


  





Фото Сергея Колоцея

0 Обсуждение Комментировать