Вверх


Файер-шоу по-гомельски: дыма без огня не бывает?

2887 1 11:16 / 07.04.2011


Недавно в интервью нашей газете фанат ФК “Гомель” Алексей БАРСУКОВ рассказал о некоторых трениях между фан-сектором и милицией. В действительности же вопросов по обеспечению порядка на стадионе оказалось так много, что одним интервью раскрыть тему вряд ли получилось бы. В связи с этим “Гомельская праўда” решила собрать за круглым столом всех заинтересованных. В редакцию газеты помимо Алексея были приглашены начальник управления охраны правопорядка и профилактики УВД облисполкома Анатолий ВАСИЛЬЕВ и директор ФК “Гомель” Евгений ПОБОЛОВЕЦ. Немного перефразируя спортивных комментаторов, можно сказать, что беседа началась без разведки, с обоюдоострых атак на те и другие ворота.


На футбол с бутылкой водки


Васильев: На футбольных матчах милиция должна охранять общественный порядок. И если кто-то из фанатов находится в состоянии алкогольного опьянения, то нужно принимать меры. Как это было недавно с приезжими фанатами солигорского “Шахтера”. Некоторые практически не держались на ногах, посмотришь на них — и плакать хочется. На одном из матчей в Гомеле в этом году многих болельщиков приходилось разворачивать обратно уже на подходе к стадиону, потому что находились в изрядном подпитии. А кто-то еще пробовал и спиртное пронести. В прошлом году светлогорские фанаты приехали в Мозырь для того, чтобы подраться. Они были задержаны, проведено соответствующее разбирательство. К поклонникам “Гомеля” были претензии по поводу речевки, в которой неблагозвучно упоминались лица одной национальности.

Барсуков: Шумиха вокруг этой речевки, как мне кажется, сильно раздута. Она была адресована конкретным фанатам. Когда приехали в Молодечно, местные фаны кричали то же самое, но уже с нецензурной бранью. И на это никто не реагировал.

Поболовец: На футбольный матч приходит не одна тысяча человек, и попасть на стадион может кто угодно. Мы не знаем, провокатор это или нет. Даже если при входе стоит пять милицейских кордонов, в голову человеку все равно не залезешь. Но получается парадоксальная ситуация. Кто-то из болельщиков что-то крикнул, а ответственность несет футбольный клуб. Не понимаю, как достучаться до каждого человека по отдельности. Профилактическая работа проводится с теми же фанатами, которых, кстати, проще всего привлечь к ответственности. Все знают, что тринадцатый сектор можно оцепить, пропустить через всевозможные жернова проверок, а потом наказать двух-трех человек. При этом забывается то, что есть еще 20 секторов, на которых иногда можно слышать целый поток оскорблений в адрес того же судьи. Моя позиция заключается в следующем: если в этом сезоне болельщики начнут скандировать что-то про судью или неадекватно себя вести, с помощью видеокамер будем вылавливать двух-трех таких смельчаков и привлекать к административной ответственности. Чтобы другим неповадно было.

Васильев: В связи с выходом “Гомеля” в выс­шую лигу число милиционеров, охраняющих правопорядок на стадионе, будет увеличено в два раза. Разработан комплекс мероприятий, который позволит незамедлительно получать информацию о неправомерных выходках болельщиков со всей чаши стадиона, а не одного фан-сектора. Вот вам, Алексей, комфортно в фан-секторе?

Барсуков: Да, но есть вопросы по части досмотров. Если фанатов проверяют как на входе в Пентагон, то для простых болельщиков эта процедура проходит куда более лояльно. Вот на недавнем матче с “Партизаном” мимо нас прошел человек, у которого за пазухой была бутылка водки. Как он ее пронес?

Васильев: Наверняка так же, как в той игре на трибуны попал файер — через решетчатый забор. Ну не приспособлен стадион СДЮШОР для проведения таких поединков. Вдобавок ко всему жечь файеры там категорически запрещено, неизвестно какие могут быть последствия.

Барсуков: Вспомните матч последнего тура прошлого чемпионата между жодинским “Торпедо” и минским “Динамо”. Сектор “Торпедо” весь в огнях и дыму, а про “Динамо” вообще промолчу. Я специально звонил в Минск и спрашивал, как там решался этот вопрос с легализацией файеров. Сказали, что на совещании перед матчем им пошли навстречу.

Поболовец: Это все наводит на мысли о двойных стандартах. В регламенте написано, что можно использовать пиротехнические средства, на которые есть разрешения.

Барсуков: То есть, если к файеру приложить сертификат, то его можно использовать? А кому помешал безобидный баннер “Green-white front”? Он ведь не призывает к насилию и агрессии…

Поболовец: Получается, что в общих чертах ничего не запрещено, но дальше все отдается на откуп местным органам правопорядка. А они уже в свою очередь могут разрешить или запретить. На те же файеры нет четкого запрета.

Барсуков: Вот только молодежи, которая составляет костяк фан-сектора, это сложно объяснить. Им нужно выплеснуть свои эмоции, а запреты ни к чему хорошему не приведут. Кому будет лучше, если люди начнут втихаря проносить файеры на стадион и так же небезопасно их разжигать? В Марьиной Горке, например, наши фанаты выбежали на поле чисто на эмоциях, в эйфории от забитого гола. Это, конечно, правонарушение, но к нему тоже можно отнестись с пониманием.


Два болельщика на матче — и никаких проблем


Поболовец: Могу со всей ответствен­ностью сказать, что в том выездном поединке мы до игры предупреждали сотрудников милиции о возможных последствиях. Смотрим: возле фан-сектора стоит всего пять милиционеров. Из Гомеля приезжает по 50 — 60 фанатов, и пять человек при всем желании не удержат эту толпу. А крайним в ситуации чуть что останется ФК “Гомель”. Можно ведь провести какие-то учения. Допустим, несколько фанатов в обычный день принесут с собой файеры, ведра с песком и покажут милиции, сотрудникам МЧС, как они будут из этого делать безопасное шоу. А потом напишут расписку, что файеры не будут брошены на поле. Проще всего, чтобы на матч пришло два человека. Тогда не будет никаких проблем. Но это противоречит задачам, которые перед нами ставит федерация футбола по привлечению болельщиков. И я в этой ситуации нахожусь между двух огней. Еще один вопрос касается культуры поведения отдельных сотрудников милиции.

Васильев: Сразу скажу, что подобное поведение будет очень жестко наказываться. Я буду присутствовать на каждом матче и лично за этим следить. Наши коллеги после поездки в Германию сказали, что там охрана общественного порядка держится на гражданских лицах. Алексей, конечно, может найти минимум 10 человек, которые готовы стать стюардами. Но им нужна амуниция, они должны обладать определенными знаниями. И, что очень важно, нести ответственность за свои действия.

Поболовец: Пока нам нереально полностью перейти на стюардов. Все потому, что в той же Германии клубы могут позволить себе платить им зарплату, поскольку зарабатывают на билетах. Но это можно сделать для телевизионной картинки, зрителей, которых зачастую смущает милицейская форма. Охранять безопасность будут те же милиционеры, только в накидках стюардов.

Барсуков: Можно привлекать к этой работе волонтеров. Кто охраняет дискотеки в вузах? Сами студенты этим и занимаются за символическую плату.

Поболовец: Я, например, двумя руками за то, чтобы хоть завтра разрешили на территории стадиона продажу пива. Потому что знаю: это резко увеличит посещаемость. Многие болельщики спрашивают: мол, почему он, собираясь на матч, не может выпить бокал-другой пива? Человека это расслабляет, он получает больше удовольствия от игры. На данный момент сложность в том, что его негде продавать. На той же “Минск-Арене” пиво продается в специально отведенном для этих целей месте. У нас пока такого бара нет, но было бы неплохо создать место сбора всех болельщиков. Чтобы они смогли в определенном месте получить весь спектр услуг. И пива попить, и в клуб болельщиков вступить, и там же посмотреть матчи с участием других европейских клубов.

Васильев: Идея хорошая, но по закону за два часа до начала матча в радиусе 500 метров должна прекращаться продажа алкогольных напитков. Пожалуй, только на “Минск-Арене” занимаются этим в порядке исключения. Вообще, неразрешимых проблем нет, тем более между милицией и болельщиками ФК “Гомель”.

Барсуков: Фанаты и так преданы клубу, поэтому работу с ними нужно вести прежде всего на поддержание хорошего отношения. Но нам нужно и других людей привлекать на стадион, на выезды.

Поболовец: Когда я был простым болельщиком и несколько раз ездил на выездные матчи, было не очень приятно находиться в автобусе. Повсюду команды, типа “Встать!”, “Сесть!”, чувствуешь себя как в карцере. На финал Кубка мы точно будем организовывать автобусы, поэтому хочется предложить, чтобы сопровождающие сотрудники милиции сами были хоть немного болельщиками.
Васильев: Посмотрев видеоматериалы с участием фанатов минского “Динамо”, я с содроганием думаю о выездной встрече “Гомеля” с этим клубом. Речь не о провокациях со стороны наших фанатов, а о том, чтобы все вернулись оттуда живыми-здоровыми.


Слово офицера


Поболовец: Мне понравилась реакция лидеров фан-движения “Зенита”, когда на их секторе вывесили оскорбительный баннер в адрес легендарного голкипера Льва Яшина. Во-первых, они сразу же выступили с официальным заявлением, в котором резко осудили подобные действия. А через несколько дней рассказали, что провели собственное расследование, вычислили нарушителей и наказали их в соответствии с фанатскими законами. Поэтому одно дело, когда говорят чиновники или руководство клуба, а совсем другое — лидеры фан-клуба.

Барсуков: В нашем секторе, например, нет конкретных лидеров. Здесь в основном одна молодежь, которая, к сожалению, с каждым годом меняется. Я общался с фанатами из России, и их очень удивило, что у нас на трибунах так много подростков. Там средний возраст — за 25 лет. Кстати, я слышал, что участковым поручено отслеживать фанатов на своих территориях. Не знаю, правда ли это, но мне уже звонили несколько человек, говорили, что их вызывает участковый для беседы. Из-за такого мы зачастую теряем болельщиков, которые боятся причислять себя к фан-сектору.

Поболовец: Есть стереотип, что фанаты — это какие-то преступники. Если человек задумал совершить провокацию на стадионе, то наверняка сделает все очень незаметно. И уж точно не наденет на себя фанатский шарфик и не поедет на организованном автобусе. А скорее всего купит обычный билет на поезд, зайдет на стадион с простыми болельщиками, которые будут проверяться менее тщательно, чем фанаты. При этом любая провокация будет поставлена в вину футбольному клубу. Ведь все болельщики на стадионе, за исключением гостевого сектора, считаются местными.

Васильев: Надеюсь, что в этом году “Гомель” оформит соответствующим образом свое фан-движение, и оно приобретет официальный статус. Совсем недавно обсуждался вопрос по поводу шествия фанатов “Гомеля” по улицам города. Аналогичные мероприятия уже прошли в Гродно и Бресте. Если в Гродно его без проблем провел официально зарегистрированный фан-клуб, то в Бресте на все это посмотрели и ужаснулись. Представьте, идет по центральной улице человек 300, у всех горят файеры, во все стороны летят дымовые шашки, а за ними все горит и дымится. Поэтому в Гомеле пока такое шествие решено не устраивать.

Поболовец: Официальный клуб болельщиков нужно создавать. Но не для того, чтобы в нем для галочки числилось человек 15. Нужно, чтобы для желающих туда вступить был целый пакет льгот. У ФК “Гомель” достаточно партнеров, которые могут предложить таким болельщикам определенные скидки. Со многими спонсорами мы уже разговаривали на эту тему и получили согласие. Ну и, конечно, для членов такого клуба должны существовать совсем другие расценки на входные билеты.

Барсуков: На мой взгляд, билеты и абонементы — это основное направление. Без этого ничего не получится. Нужно привлекать людей первоочередными скидками.
Васильев: Что касается культуры поведения сотрудников милиции, даю слово офицера, что изменения в лучшую сторону однозначно произойдут. По файерам будем разбираться вместе с сотрудниками МЧС. Также решим проблему с флагами и баннерами. Думаю, в течение сезона эти вопросы должны быть закрыты.
Фото Вячеслав Суходольский

0 Обсуждение Комментировать
Владимир 11/04/2011 16:35
Яркий пример разговора слепого с глухим...
Цитировать