Вверх


Жительница Цагельни воевала в женском истребительном авиаполку

538 0 10:00 / 17.05.2018Обновлено 10:49 / 18.05.2018
Герой Советского Союза майор Марина Раскова набирала в свой летный полк новобранцев лично, и не ошиблась ни в одном, точнее, ни в одной. Из двадцатилетних студенток третьего курса МГУ вышли бесстрашные летчики, которых немцы боялись как огня и называли "ночными ведьмами".  2.jpg


586-й истребительный авиационный полк ПВО обеспечивал безопасность важных стратегических объектов и военных кампаний, прошел боевой путь от Саратова до Вены. В нем плечом к плечу с гомельчанкой Галиной Докутович воевала адъютант эскадрильи Инна Калачева, в девичестве Калиновская. Она рассказала "Гомельскай праўдзе" о подругах-однополчанках, первых победах и невосполнимых потерях легендарного женского авиационного полка.


Из читалки на фронт


Инна Калиновская родилась в Тверской губернии в 1921 году в старинном красивом городе Бежецке. В полгода она с папой-киномехаником и мамой приехала в Ленинград. Семья выменяла хороший урожай картофеля на обставленную мебелью квартиру в северной столице. В то голодное время квартиры в Ленинграде стояли пустые, никому не нужные, и можно было получить жилплощадь, совершив обмен на продукты. Девочка прилежно училась в школе, без проблем поступила в Московский государственный университет имени Ломоносова на механико-математический факультет. Окончание третьего курса для Инны Калиновской омрачила весть о войне.


— Третий курс завершался, — рассказывает Инна Николаевна. — Сидели в читалке, готовились к экзамену по физике. Вдруг объявление: война началась. 25-го мы сдали экзамен, а на следующий день отправились на трудовой фронт, убирать сено в Московской области. День, когда впервые столкнулись с врагом, был хмурым. Мы с девчонками собирали землянику и вдруг услышали неприятный завывающий гул. Подняли голову — над нами летел громадный немецкий бомбардировщик, низко летел, страшно. С огромными крестами. Почему-то наши самолеты гудели не так жутко. Было не по себе, ведь мы не знали, что он сделает: сбросит бомбу или начнет стрелять по нам? Но он пролетел мимо, возможно, уже пустой после бомбардировки. По возвращении в столицу меня вызвали в партком и спросили: "Калиновская, в армию хочешь? К Расковой? Летать хочешь?" Конечно, я хотела…


Кругом! Это не университет


Воевать в полку Героя Советского Союза Марины Расковой, совершившей головокружительный для того времени подвиг (беспосадочный перелет Москва — Дальний Восток) студенткам казалось чем-то нереальным. К ней хотели попасть многие, но знаменитая летчица выбирала себе учеников сама. Многие девчонки из московского вуза выразили добровольное желание пойти к Расковой. Почему Раскова обратила внимание на Инну, понятно: умная, дисциплинированная студентка Калиновская была активисткой, занималась в парашютном кружке, отлично училась. Практически весь женский полк состоял из девушек, которых набирали из аэроклубов и вузов. Сформировали целый эшелон, выдали военное обмундирование — шинели 52-го размера и обувь не меньше 40-го. Разбили на группы: летчики, штурманы, механики, вооруженцы. Затем отправили составом в городок Энгельс под Саратовом, в авиашколу.


Инна Николаевна вспоминает, как с первого дня Раскова установила железную дисциплину в отрядах, девочкам незамедлительно остригли волосы. Сама Марина Раскова ходила с роскошными косами, которыми очень гордилась, но своим бойцам такого не позволяла. Кроме летчицы Лебедевой: очень уж красивые локоны у нее были. Когда позже самолет Лебедевой сбили и погибшая долго пролежала в болоте, именно по косам и опознали.


Началась учеба. В течение месяца Инну и ее подруг-сокурсниц обучали ориентировке на местности, прокладыванию так называемых "кроков", чтению карт, хитростям метеослужбы, потом сразу посадили в самолеты. В декабре начались тренировочные полеты. Так как именно в Саратове находился авиационный завод, летчицы Расковой получили новенькие белые "Яки". Дали обмундирование летчикам и штурманам: унты, шлемы, маски, поскольку кабины были открытые.


Всего было три женских авиаполка: истребительный 586-й, 46-й ночной бомбардировочный ("ночные ведьмы") и 125-й пикирующий бомбардировочный. Студентка Калиновская была назначена в истребительный полк адъютантом эскадрильи. Но, к своему великому огорчению, не получила летную должность: в "Яках" было лишь одно место, для летчика. Девушка была настолько расстроена — ее подружки Женя Жигуленко, Галя Докутович, Валя Индакова оказались на летной работе, что она попросилась на прием к Расковой.


— Пришла и говорю: "Товарищ майор, разрешите обратиться! Я бы очень хотела летать", — вспоминает Инна Николаевна. Командир ответила: "Ну и что? Это армия". Я прихожу и опять прошу разрешить мне летать. Раскова, не дослушав, возмутилась: "Калиновская! Армия — не университет. Кругом!" Я вышла почти в слезах. Адъютант эскадрильи штурман Галина Докутович летала на По-2, где было два места в кабине. Сама Раскова на Пе-2, а мне не повезло с одноместным "Яком".


В конце декабря девушек выпустили на боевую работу. Они стали выполнять тренировочные полеты, а Инну Калиновскую ожидала кропотливая работа на земле: утром и вечером построение, назначение дежурных по аэродрому и штабу, составление плановых таблиц, заполнение полетных листов (Инна Николаевна показывает армейский снимок).
IMG_3178.JPG 


Марина Раскова учила адъютантов эскадрильи Калиновскую и Индакову поддерживать дисциплину и заставляла вырабатывать командный голос: после вечерней поверки девушки тренировались командовать друг на друге. Все спали, а они отрабатывали командный язык. Инна Николаевна, улыбаясь, вспоминает, как вышел конфуз из-за того, что она забыла команду: "Я однажды опростоволосилась. Построила своих бойцов и скомандовала: "Равняйсь! Направо! Шагом марш!" Ну, они и пошли — направо, и опять направо, начав заворачиваться винтом. Я забыла отдать команду "Прямо!". С меня так смеялись. Но вскоре мужчины-летчики с улыбками наблюдали, как мы четко и красиво ровным строем идем в столовую".


По мере продвижения фронта на запад авиационный полк следовал за ним буквально по пятам: летчики были в постоянной боевой готовности на расстоянии примерно в 40 километрах от линии фронта. В воздухе всегда находились два экипажа, подготовленных к бою, на аэродроме еще несколько были готовы подняться в воздух в любую минуту.


DSCN3769.JPG 


Первую победу омрачила трагедия


Боевой счет женского авиаполка был открыт в Энгельсе. Лейтенант Валерия Хомякова стала первым пилотом-женщиной в истории СССР, которая сбила вражеский самолет ночью 24 сентября 1942 года.


— Врага обнаружил местный мальчишка — друг полка, который часто приходил к нашим летчикам на дежурство. Юра Тараканов — так звали мальчика, который рассказал о вражеском самолете. Много лет спустя совершенно случайно я встретила его в Москве уже взрослого. Пришли с однополчанами в Комитет ветеранов, и в Совете ветеранов ПВО работал Юрий Лаврентьевич Тараканов. Удивительная встреча!


Героиня женского авиаполка Лера Хомякова трагически погибла в ночном полете через две недели после своего подвига. Она потеряла управление — ночью очень сложно ориентироваться, особенно, если небо звездное: "светлячки" на небе и на земле дезориентируют даже опытных пилотов.


"Измученная дневными боевыми вылетами, во время ночного дежурства она дремала в землянке и потом уснула. По сигналу тревоги техник, не дожидаясь летчицы, сама запустила мотор, и выбежавшая Валерия, прыгнув в самолет, сразу пошла на взлет, не успев, как следует, присмотреться в темноте. Истребитель с ревом устремился в черноту ночи, а спустя несколько секунд от удара задрожала земля, такую информацию дает airaces.ru.


IMG_3183.JPG


А однажды по случайности разбилось сразу два экипажа. Девушки были из того же университета, что и Калиновская. Над аэродромом часто стали ходить по ночам немецкие самолеты, и было приказано свести световые сигналы до минимума, запретив пользоваться даже аэронавигационными огнями. Неудивительно, что два самолета, одновременно придя с задания, не увидели друг друга и столкнулись в воздухе.


Летчица Галя Докутович, в честь которой названа улица в Гомеле, вела дневник: "Вчера похоронили Юлю Пашкову, двадцатилетнюю веселую Юльку, певунью и танцорку, мужественного и умелого летчика. Страшно. Женя Руднева написала вчера несколько строк. Это и наши мысли. Пройдет много лет, закончится война. И на месте трех могил люди поставят красивый мраморный памятник. Это будет стройная девушка с задорно откинутой головой. Вокруг будет много чудесных цветов. И мамы скажут своим маленьким детям: "Тут похоронены летчицы". Но никто из них не запомнит в лицо Лиду, Полину и Юльку. И дети с уважением и любопытством будут смотреть на красивую мраморную девушку и плести венки на каменных ступеньках памятника" — из онлайн-книги историка Любови Виноградовой "Защищая Родину. Летчицы Великой Отечественной".


Возьмешь мою фамилию?


С будущим мужем, летчиком Валерием Калачевым, Инна Калиновская познакомилась еще в Анисовке — их полки базировались на одном аэродроме. Он ухаживал за ней с 1942 года, приглашал в кино. Девушка ничем не выдавала, что ей нравится статный воспитанный летчик, на все вопросы следовало односложное "да — нет". В январе 1944 года Валерий и Инна поженились.


IMG_3192.JPG 


— В Киеве наши дороги должны были разойтись, его и мой полки впервые за долгое время разъединяли, — рассказывает Инна Николаевна. — В один из вечеров пошли гулять по городу. Валерий вдруг остановился: "Скоро мы разойдемся в разные стороны, а я так не хочу тебя терять. Выходи за меня замуж!" Мы подали рапорт разрешить пожениться, и 28 января, в день моего рождения, пошли в загс. Знаете, чем он меня пленил? Валера был необыкновенно культурным, интеллигентным, робким, не похожим на других. В загсе он спросил: "Инуся, ты ведь возмешь мою фамилию?" А я ему: "Нет, конечно, а то буду какой-то Калачевой-Булкиной!" Он покраснел, ничего не сказал. Я поняла, что он страшно расстроился. Нас зарегистрировали под номером 98, затем мы сфотографировались. Регистратор спрашивает: "Ну, а как фамилия ваша будет?" Я очень хотела оставить девичью, но переживаний мужа не смогла бы выдержать, поэтому стала Калачевой".


Валерий Григорьевич попросил перевести жену к нему в 148-й гвардейский полк, их направили в Беларусь под Молодечно, где Инна Николаевна продолжила службу в должности адъютанта эскадрильи. Супруги Калачевы вместе дошли до Германии, встретили Великую Победу. После войны они вернулись в Москву. У Калачевых родились дочь и два сына.


IMG_3189.JPG 


Летчик Валерий Григорьевич Калачев, командир звена № 148-го гвардейского истебительного авиаполка особого назначения, сбил 4 вражеских самолета, был награжден орденами Боевого Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны 1-й степени, медалями "За боевые заслуги", "За победу над Германией". Умер Валерий Григорьевич в 1972-м.


Козенки.jpg 


Около года назад Инна Калачева переехала из Москвы в поселок Цагельня Гомельского района к младшему сыну Олегу и его семье. Она уже почти привыкла к спокойной размеренной жизни в провинции, но очень скучает по Москве. Приезд корреспондентов несказанно обрадовал Инну Николаевну, ведь это нелишний повод вспомнить важные моменты жизни, почтить память боевых подруг и любимого супруга.


Провожая меня до дверей, Инна Николаевна вздохнула и тихонько произнесла:


— Возможно, Раскова спасла мне жизнь, не пустив в небо, и у меня есть семья. Но как же я переживаю по поводу того, что не летала!

Фото автора, из интернет-ресурсов и архива семьи Калачевых

0 Обсуждение Комментировать