Вверх


Звезда YouTube Лера Яскевич о "Х-факторе", каверах на Земфиру и обнимашках

1160 0 18:43 / 31.05.2018
В Гомеле выступила популярная в интернете исполнительница каверов, а теперь уже и собственных песен Лера Яскевич. Квартирник прошел в два сета, потому что первый не смог уместить всех желавших послушать творчество молодой певицы из Богушевска. Между концертами Лера рассказала “Гомельскай праўдзе” об участии в “Х-факторе”, каверах на Земфиру и о том, зачем постоянно всех обнимает.
IMG_0946_1.JPG


Что с лицом?


— В интернете тысячи твоих поклонников описывают тебя так: девочка с грустным лицом, которая делает каверы. Что думаешь по этому поводу?


— Так оно и есть. В основном я пою грустные песни, поэтому и эмоции соответствующие. Впрочем, думаю, и без этого у меня действительно грустное лицо. Оно от природы такое.


— Твое самое рейтинговое видео — с кастинга украинского проекта «Х-фактор». Почему ты решила попробовать силы именно там, а не, скажем, на российском «Голосе», который вдобавок транслируется в Беларуси по ТВ?


— На самом деле, я подавала заявку на оба этих конкурса. На «Голос» мы не прошли, а на «Х-фактор» — да. Но дело не только в этом. Не знаю, насколько правда, но дыма без огня ведь не бывает: знакомые и незнакомые люди говорят, что «Голос» — купленное шоу, победитель которого заранее известен организаторам. С этой точки зрения на «Х-факторе» другая атмосфера: там нет ощущения, что все уже предрешено.


— Ты прошла отбор, но не попала в само шоу, поскольку одна из судей проекта, певица Настя Каменских не взяла тебя в свою команду. Злишься на нее?


— Нет, но мы с ней еще встретимся.


— Где? Звучит так, будто в темном переулке...


— Нет, почему. На концерте, конечно. Вообще после того как она меня выгнала, я долго грустила, плакала, убивалась, а потом поняла, что это такая чумовая мотивация двигаться дальше. Здорово, что у меня был подобный опыт. Если бы не он, наверняка я бы и дальше продвигалась к своей цели какими-то маленькими шажочками, а не так быстро, как сейчас.


— А какая у тебя цель?


— Уже написала четыре собственных песни, почти готова пятая. В будущем хочу выпустить свой первый альбом. Ну и, разумеется, буду петь для своих поклонников на квартирниках. Мне теперь важнее видеть людей, иметь возможность вживую наблюдать их реакцию, чувствовать их. Поэтому акцент из интернета чуть смещается в сторону выступлений на реальных площадках.


Нервы и миллион долларов


— В превью к «Х-фактору» ты говорила, что одним из мотивов для участия было желание преодолеть страх. Получилось?


— Близкие говорят, что да. Я им верю. Хотя руки у меня по-прежнему трясутся, но, возможно, потому, что я сама по себе нервный человек. В любом случае волнение стало более легким. А когда выходила на сцену «Х-фактора», сильно трясло — я чувствовала, что меня оценивают.


— На квартирниках люди ведь тоже тебя оценивают.


— Наверняка. И все же на квартирниках намного легче. Мне кажется, вот этого жесткого момента оценки уже нет. Скорее, я пытаюсь почувствовать энергетику зрителей, а они мою. Это тоже тонкий момент, но больше приятный. Сильно волнуюсь только во время первых двух песен, когда жду реакцию зрителей: нравится им то, что я делаю, или нет.


— Почему у тебя разные цены на квартирники? Скажем, в Витебске четыре рубля за билет, а в Гомеле — два.


— К этим ценам я не имею никакого отношения. Их устанавливают хозяева площадок, на которых выступаю. Мое дело — спеть, кайфануть от этого и подарить людям радость или, наоборот, помочь им погрустить.


— Хорошо. А много денег для тебя — это сколько?


— Ну так чтобы на жизнь хватало. И еще чуть-чуть, чтобы что-то потратить. Не знаю, сколько это в числах. Может быть, миллион долларов.


— Помимо денег, есть еще ответ­ственность. Осознаешь, что когда тебя слушает большое количество людей, не можешь говорить им что попало? Например, если кто-то спросит, стоит ли совершать самоубийство, ты же не можешь сказать: давай, прыгай?


— Да, я понимаю ответственность. Но иногда бываю злой или в плохом настроении и отвечаю всякую ерунду. Потом мне за это стыдно, и я удаляю такие комментарии.


— Ты не устаешь отвечать на вопросы подписчиков в интернете?


— Нет, конечно. Наоборот, это круто: сидишь в квартире или на парах в университете, и, когда нечего делать, заходишь на свою страницу, отвечаешь. К тому же это помогает людям, которые хотят узнать тебя. Я отвечаю каждый раз, когда есть свободная минута.


— Бывают вопросы, которые тебя задевают?


— Когда спрашивают о деньгах, меня это просто убивает.


Басков или Земфира?


— Могут ли в твоем репертуаре появиться каверы на песни Николая Баскова, Филиппа Киркорова или Стаса Михайлова?


— Баскова ты зря поставила в этот ряд. Его концерты я в детстве смотрела до двух часов ночи. Мама до сих пор вспоминает: они с папой уже спят, а Лера сидит на горшке и все смотрит концерт. Баскова люблю.


— И сейчас?


— Нет. Но, возможно, он зародил во мне любовь к творчеству. Кто знает.


— Есть кто-то из музыкантов старшего для тебя поколения, кто нравится тебе, но совершенно непопулярен у твоих сверстников?


— Наверное, нет.


— А Земфира?


— Она мне нравится. Но она очень популярна и у совсем молодых. Я не делаю на нее каверы только потому, что считаю: будут люди, которым они понравятся, но в большинстве своем моя аудитория скажет: такие песни не перепевают, зачем ты это сделала? Так что я лучше сяду вечерком, спою Земфиру для себя.


— Не так давно у тебя вышел первый клип на собственную песню «John». Как ты его оцениваешь?


— Мне кажется, это хороший старт. Для первой песни и первого клипа вообще отлично. Кстати, его режиссировала моя подруга и менеджер Аня Новицкая.


— Если бы тебе сказали, что этот клип наивный и простецкий...


— То я бы ответила, что это все обо мне.


— Как вы познакомились с Аней?


— Она когда-то хотела поехать на концерт группы «Моя Мишель» в Москве, и нашла в интернете мой кавер на песню «Дура», который я, между прочим, категорически не хотела выкладывать, потому что считала его ужасным. Аня написала мне и предложила помочь поступить в университет культуры в Минске. Мы стали общаться, долго вели диалог, а потом летом я поступила и переехала в столицу. Думала, когда дадут место в общежитии, Аня выгонит из своей квартиры. Но она не выгнала. И, кстати, мне довольно быстро надоедают люди. Примерно через год становится с ними скучно, я начинаю находить много недостатков, а Аня — единственный человек, который меня полностью устраивает.


— Когда ты еще жила в Богушев­ске и только начинала делать каверы, мечтала о том, чтобы играть на квартирниках, собирать какую-то аудиторию?


— Нет, не думала об этом. Мне казалось, что я не могу этого делать, что у меня недостаточно таланта, голоса и просто каких-то внутренних качеств, которые нужны артисту. Сейчас по-другому, даже амбиции появились.


Сантименты


— У тебя есть слоган «После песен я обнимаю всех и каждого». И, судя по видео в интернете, ты действительно это делаешь. У тебя что, размыты границы личного пространства?


— Когда люди приходят ко мне на квартирник, я готова им полностью отдать всю себя. Если это не получилось сделать через песни, стараюсь сделать это через объятия, добрые слова или фотографии — то есть через то, что будет им напоминать обо мне. С одной стороны, такие вещи сильно выматывают. Раньше я этого не замечала, а теперь очень даже чувствую. С другой стороны, благодаря объятиям люди начинают совсем по-другому к тебе относиться. Это же энергия, ты передаешь им часть себя.


— Если вдуматься, звучит как страховка.


— Почему?


— Ты же сама говоришь: если не получилось сделать приятно песнями, получится через объятия и фотографии. Выглядит как компенсация.


— Нет, понимаешь, это изначально так: одни люди приходят послушать мои песни, другие — то, как я говорю, как веду себя в жизни, третьи — чтобы посмотреть на меня, оценить, а четвертые — потому что им нужны обнимашки. Мне кажется, всем нужны обнимашки.


— Хорошо, если ты начнешь собирать дома культуры, стадионы, эта фишка явно же не будет работать.


— Да, наверное. Надеюсь, к тому времени взамен я придумаю что-нибудь новое.


— Ты сентиментальный человек?


— Очень. Меня легко довести до слез. Недавно плакала, когда вспомнила мультик «Тайна Коко» — про мальчика, который хочет играть на гитаре, но не может, потому что у его родителей какие-то предрассудки. Смотришь, и ком нарастает. До слез.


— Твои родители следят за твоим творчеством в интернете?


— Конечно, они слушают мои каверы и песни. Мама обычно звонит и говорит: Лера, мне так понравился твой последний кавер. Причем она каждый раз мне это говорит.


— И никогда не критикует?


— Когда-то было такое, но давно. Думаю, если родителям что-то не нравится, они просто мне не говорят.



Фото и видео Виктории Кашпур
0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...