Вверх



Маршал Советского Союза Иван Конев несколько лет жил в Речице

2279 0 10:49 / 31.08.2018
«Гомельская праўда» уже рассказывала о становлении на Гомельской земле будущего маршала Победы Георгия Константиновича Жукова. Сегодня речь пойдет о маршале Иване Степановиче Коневе.

конев.jpg

КОНЕВ Иван Степанович (1897 — 1973). Участник Первой мировой и Гражданской войн. В Великую Отечественную — командующий 19-й армией, затем Западным, Калининским, Северо-Западным, Степным, Вторым Украинским, Первым Украин­ским фронтами. После войны — заместитель министра Вооруженных Сил СССР, в 1956 — 1960 годах — первый заместитель министра обороны СССР, главнокомандующий Объединенными Вооруженными Силами государств — участников Варшавского договора, в 1961 — 1962-м — главнокомандующий группой советских войск в Германии. Маршал Советского Союза, дважды Герой Совет­ского Союза, кавалер ордена Победы.

Тихие улочки старой Речицы. На трехэтажном доме № 1 по улице Советской мемориальная доска «У гэтым доме са снежня 1934 г. да сакавіка 1937 г. жыў Іван Сцяпанавіч Конеў, савецкі ваенны дзеяч, Маршал Савецкага Саюза, двойчы Герой Савецкага Саюза».

media-share-0-02-08-0679da591d841e50277eca85cb4a6eae64a6aec6021548f2d007201d5880abff-807489f5-72c8-4f16-a2ec-ffda59beb933.jpg

табличка.jpg

Можно представить, с каким чувством молодой командир покидал столицу после окончания военной академии в Москве в начале 1934 года, получив назначение в захолустный по тем временам городок Речицу. Но вывод выпускной комиссии окрылял: «Академический курс усвоил отлично, достоин выдвижения на должность командира и комиссара стрелкового соединения». В штабе Белорусского военного округа получил назначение на должность командира 37-й стрелковой дивизии. Она была сформирована еще в Гражданскую войну в июле 1921 года на Северном Кавказе. Затем дислоцировалась в городах Жиздра Калужской области, Новозыбкове на Брянщине и наконец, в начале 30-х годов, была переведена в Речицу для укрепления приграничного округа, так как советско-польская граница проходила за Мозырем.

Как шло становление молодого командира?

фото молодого КОнева.jpg

Ответ находим в воспоминаниях писателя Константина Симонова, который встречался с маршалом после его отставки.

«...Потом И. С. Конев коснулся своей биографии. Он пять лет командовал полком и в общей сложности семь дивизией, потом — корпусом, потом — армией, потом — фронтом. А начал солдатом. Практически прошел все военные ступени, которые существуют. Прошел все должности, — как он выразился, — и каждая меня учила. Был в Академии Фрунзе, но все-таки главную академию прошел в полку... Я человек поля. Я, если на что-то способен, — то на поле боя, принимать там решения и учить войска, проводить учения. Я люблю это страстно. Люблю это и знаю, и умею это делать. К учениям я отношусь с вдохновением...

Работал в войсках страстно, днем и ночью. Без страсти нельзя командовать полком. И всегда учился. Учился и учился. Хорошо владел оружием — и наганом, и винтовкой, но хромало дело с пулеметом, с „дегтяревым“ и со станковым. А в то время мастера-пулеметчики в стрелковых частях были знаменитые фигуры.

И я изучил пулемет. У меня палатка была на краю всего строя палаток полка в лагере, перед ней поставил станок с пулеметом... Научился разбирать и собирать с закрытыми глазами пулемет, потом — стрельбы, одни, другие, тир. В итоге я оказался в числе трех лучших стрелков из пулемета в полку...»

В качестве командира дивизии И. С. Конев готовил подчиненных к овладению «подвижными формами операции и боя стрелковых (кавалерийских) соединений в сочетании с глубоким, надежно обеспеченным маневром в тыл противника мотомеханизированных войск и авиации». Это требование исходило из приказа № 010 Реввоенсовета СССР от 12 декабря 1933 г. «Об итогах боевой подготовки РККА за 1933 год и задачах на 1934 год». При решении данной задачи Иван Степанович проявил себя инициативным и грамотным командиром.

В июне 1934 года он достойно выдержал первый серьезный экзамен. Части дивизии были подняты по тревоге, получив задачу выдвинуться в сторону границы, отрабатывая вопросы организации марша и ведения встречного боя с последующим переходом в наступление и форсированием реки Днепр во взаимодействии с Днепровской военной флотилией. Одновременно в одном из полков проверялся батальон на тактических учениях с боевой стрельбой, в другом — командирская подготовка, а в артиллерийском полку — боевая стрельба дивизионом. Времени на подготовку учений и занятий было катастрофиче­ски мало. «...Командир дивизии Конев, — отмечалось в военных документах, — проявил высокие организаторские способности... Ценно то, что командиры частей дивизии работали инициативно, но под неослабным контролем штаба за выполнением отданных распоряжений... Чувствуется командирская воля...»

Прошло меньше полугода, и 37-я стрелковая дивизия под командованием И. С. Конева по большинству показателей стала одной из лучших в округе. Через 30 лет он писал: «Несколько слов мне хочется сказать и о роли командира дивизии. Так же, как и командир полка, он — основная организующая фигура общевойскового боя. Командир дивизии не отвечает своему назначению, если не способен в бою правильно использовать все рода войск, входящие в состав соединения и приданные ему. Важно, чтобы он умел правильно понимать и оценивать общую оперативную обстановку, в которой происходят действия его частей».

К декабрю 1934 года комдиву предоставили квартиру в новом, комфортном по тем временам, только что построенном для командного состава доме. Сюда въехали его жена Анна Ефимовна Волошина, одиннадцатилетняя дочь Майя и шестилетний сын Гелий. Они познакомились во время Гражданской войны, когда Анна оказывала помощь больному комиссару бронепоезда на Дальнем Востоке. Где бы Конев ни служил, семья для него была убежищем, тихой пристанью, где он мог отдохнуть после тяжелых военных будней.

Вскоре к семье присоединился отец командира Степан Иванович, который помогал по хозяйству, так как молодой комдив постоянно находился на службе.

Речица с ее одноэтажной дореволюционной застройкой, цветущими садами напоминала Коневу родные места на Вологодчине. Много лет спустя, будучи пенсионером, в Подмосковье он посадит сад и первыми плодами с радостью будет угощать детей и внуков.

С гордостью о предвоенной службе в 37-й дивизии отзывался ветеран Великой Отечественной войны, преподаватель Черниговского юридического техникума Н. С. Балыкин, с которым мне довелось встретиться в конце 70-х годов во время учебы в этом заведении. Узнав, откуда я родом, Балыкин начал вспоминать годы срочной службы в дивизии, расквартированной в Речице, особенно о полевом лагере в районе Озерщины, прекрасных местах, где Ведрич впадает в Днепр.

Забегая вперед, надо отметить: когда Конев на фронтах Великой Отечественной войны встречал бойцов и командиров 37-й Речицкой стрелковой дивизии, всегда относился к ним с особым уважением, считал их опытными воинами.

В сентябре 1935 года, когда в Красной армии были введены персональные воинские звания для командного состава, Конев получил звание комдива. В новом учебном году в соответствии с приказом № 0103 наркома обороны он проводил тактические занятия и учения, посвященные отработке наступательного боя стрелковой дивизии во взаимодействии с механизированной бригадой, штурмовой и легкобомбардировочной авиацией, в том числе при прорыве укрепрайона. Уже тогда Иван Степанович проявил себя искусным организатором общевойскового боя, успех в котором, как известно, достигается согласованными действиями всех родов войск.

Летом 1936-го командир 11-го стрелкового корпуса Конев руководил опытным учением, которое было посвящено отработке действий стрелкового полка, имевшего в своем составе ба­тальон танкеток. В акте комиссии, утвержденном Иваном Степановичем, сделан обоснованный вывод о целесообразности включения в штат стрелковых соединений танковых подразделений. А спустя два месяца на одном из учений были испытаны поступившие в войска опытные образцы самоходно-артиллерийских установок. Заслуги Конева в подготовке и обучении частей дивизии были отмечены орденом Красной Звезды.

Важным этапом в проверке боевой готовности 37-й стрелковой дивизии стало ее участие в сентябре 1936 года в маневрах войск Белорусского военного округа, которыми руководил командарм 1-го ранга И. П. Уборевич. Конев считал его своим главным учителем. На маневрах присутствовали нарком обороны Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов, его первый заместитель Маршал Советского Союза М. Н. Тухачев­ский, начальник Генштаба Красной армии Маршал Советского Союза А. И. Егоров, члены правительства Белорусской ССР, военные делегации Англии, Франции и Чехо­словакии. Конев, дивизия которого действовала в ходе маневров на стороне «синих», получил опыт организации и ведения глубокоэшелонированной обороны, оборудованной траншеями, батальонными районами и системой противотанкового огня.

Вот как об этих маневрах вспоминал сам Иван Степанович в беседе с Константином Симоновым: «...Во время учений в присутствии иностранных гостей я отказался от принятого тогда метода рыть одиночные ячейки и организовал целый укрепленный район с отрытием траншей и ходов сообщения, с возможностью полного маневрирования внутри этого района, не поднимая головы выше уровня земли. Оборудовал командный пункт, на который, кстати сказать, приводили тогдашнего начальника штаба французской армии генерала Гамелена, показывали ему как образцовый командный пункт».

В маневрах участвовало более 1300 танков, 632 самолета, 2276 различных машин. Многие командиры, отличившиеся на маневрах, были отмечены наградами, в том числе и Конев, которому была объявлена благодарность и вручены именные часы. (В последующем траншейная оборона стала забываться, что сказалось на исходе оборонительных сражений в начале Великой Отечественной войны.)

В марте 1937-го по инициативе командующего войсками Белорусского военного округа И. С. Конева назначают командиром 2-й Краснознаменной Белорусской стрелковой дивизии имени М. В. Фрунзе, расквартированной в Минске. Она находилась на особом положении, была лучше других экипирована, полностью укомплектована, на всех учениях, маневрах и парадах всегда представляла округ. В Минске в это время располагался 3-й кавалерийский корпус, которым командовал Г. К. Жуков. «Он был начальником гарнизона города Минска, — вспоминал Иван Степанович, — и наши добрые отношения завязались во времена, когда мы вместе служили в Белорусском военном округе».

Вот так встретились два величайших полководца, в становлении которых как военачальников большую роль сыграл белорусский период их биографии. Впереди их ждали испытания Великой Отечественной войны, горечь поражений и великие победы...

первая жена конева.jpg
Первая жена маршала Конева

дети первой жены конева.jpg


Фото предоставлены автором

0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...