Вверх



После драки кулаками не машет

3910 0 16:09 / 19.10.2011
О чем еще говорить с вице-чемпионкой мира по карате, кроме как о чувствах?

Представить с черпаком и у плиты можно практически любую девчонку. С разбитыми руками и на татами — не каждую.



 

Жалость

— Мне всегда казалось, что ударить человека, даже сильно разозлившись, сложно. Для тебя же это почти работа. Неужели не жалко бить соперниц?
— Когда я выхожу на татами, у меня одна мысль — победить. А кто там напротив — честное слово, все равно. Даже когда приходится драться против подруг из России или Украины, не испытываю никаких особенных чувств. Просто на соревнованиях за 5 минут до боя мы расходимся по разным углам и молчим. Все эмоции уходят, и поединок получается бескомпромиссным. Бывает, наносим друг другу очень жесткие удары, однажды я сопернице вообще челюсть сломала. Но после можно обняться и снова дружить.
— Говорят, твои оппонентки часто оказываются в нокауте...
— Есть каратистки, которые, если чувствуют, что побеждают, не станут добивать соперниц. Я же всегда иду до конца: пока поединок не прекращен, буду стараться ударить. Так что бывали случаи, когда моих соперниц с татами уносили.
— И что, никакого сочувствия к ним не испытывала?
— Каждая каратистка, выходя на ковер, понимает, что ее может ждать. Это спорт: в нем ты подписываешься на боль, травмы, преодоление. Если не хочешь — никто не заставляет. Помню, одной девочке я сильно ударила в живот, плюс к этому у нее была своя травма, поэтому она не смогла встать. В какой-то момент мне стало за нее страшно. Потом увидела, как в медпункте ее обкалывали обезболивающими, и мне было неудобно, что я зашла туда же попросить забинтовать мои царапины на руках.
— Какой самый страшный удар ты сама пропускала?
— В голову ногой. Но это от парней и то на тренировке. А от девочек еще ни разу не получала. В Беларуси каратистки вообще не особо сильные. За 8 лет я не проиграла здесь ни одного боя. Так что уже даже неинтересно. Другое дело россиянки, особенно с Кавказа. С ними всегда сложно: у них в команде девчонки через одну чемпионки мира.



 

У плиты или выделяться?

— Во многих разновидностях карате девушек не допускают к контактным боям. Считаешь, это несправедливо?
— Разумеется. Мой тренер (Сергей Мартюхин — прим. автора) тоже раньше любил повторять, что женский вид спорта — стоять у плиты и особо не выделяться. Хотя, когда увидел, как я работаю на татами, передумал. А до этого тренеры не хотели, чтобы девочки дрались, так что еще лет 10 назад в Беларуси соревнования по киокушинкай среди девчонок были редкостью. Хотя я не понимаю, как можно тренироваться и потом нигде не выступать, не достигать результатов. Тогда зачем все это?
— А ты тренируешься, чтобы победить?
— Конечно. Все ради того, чтобы выиграть. Даже то, что я в Венгрии не стала чемпионкой мира, а взяла только серебро, у меня где-то внутри сидит. И пока я не буду чемпионкой планеты, карате не брошу.
— И как на это смотрят твои родители?
— Не нравится им: ни маме, ни папе. Но они понимают: я особо никого не послушаю, и меня лучше не трогать. Однако в душе мечтают, чтобы я поскорее бросила.
— Знаю, что первые серьезные победы пришли к тебе далеко не сразу. Может, с их поддержкой все пошло бы быстрее?
— Не думаю. Просто мне где-то не хватало уверенности в себе и злости. Потому что я смотрела на соперниц и думала: они все такие сильные, а я такая слабая. А с другой стороны, перегорала — очень хотелось выиграть, и это выжигало изнутри. Вот чемпионат России мне покорился только с шестого раза. Это самая дорогая моя медаль.
— То есть важно спокойствие, только спокойствие?
— Скорее хладнокровная агрессия. А я обычно вся на эмоциях. Горячусь. Адреналин мешает.

 

Сила

— Что важнее: сила или тактика?
— Иногда лучше просто молотить. Иногда выигрывает тот, кто меньше думает и идет напролом. Я вот больше силовик. Меня, конечно, переучивали. Пытались тактику поставить. И я стараюсь думать, смотреть. Но если сразу не выходит, а уже надо выигрывать, иду вперед.
— Тем, что у тебя черный пояс, гордишься?
— Не особо. У многих он есть. Думаю, быть чемпионкой мира намного круче.
Сложно было сдать?
— Аттестация шла с 8 утра до 4 дня без перерыва. Показывали технику, ОФП (100 отжиманий, 100 приседаний, проходы на руках), ката. И на закуску 10 боев подряд. Причем в основном с ребятами. Я потом два дня водой отпивалась, так устала.
— Много тренироваться пришлось?
— Как обычно. С утра беговая подготовка и работа со штангой. Вечером в парах, оттачивание техники. Больше всего люблю штангу, она дает силу, закаляет, а это нужно для победы.
Но ведь девушки — слабый пол?
— Ерунда. На некоторых парней посмотришь: ножки худенькие, ручки худенькие, и думаешь: вот бы такого соперника себе — мечта каратиста. Но это на татами, а в жизни можно притвориться и слабенькой. Зачем тащить тяжелую сумку из магазина, если рядом есть парень или мужчина?



 

Страх

— Тебе страшно на соревнованиях бывает?
— Мне кажется, я постоянно боюсь. Все кругом ходят такие спокойные, готовые, а я сильно переживаю. Все время думаю: зачем мне это надо? Последние соревнования, и ухожу. Но потом шагну на татами, и страх проходит.
— А чего боишься-то?
— Проиграть. Зато ударов или боли — точно нет. Бой длится всего две минуты — если что, можно и потерпеть.
— Какой удар самый мощный в карате?
— Вертушка в голову. Если пройдет, соперник вряд ли поднимется. Это реально страшно.
— Для уличного боя применимо?
— Конечно. Выкрутиться в реальной драке можно даже не столько благодаря физической силе, сколько потому, что ты адекватно отнесешься к экстремальной ситуации. Психологически больше готов к противодействию.
— А любимый удар какой у тебя?
— Лоукик. Ногой в бедро. И еще шито. Рукой в печень. Нравятся эти удары, потому что они у меня хорошо получаются и часто проходят. Еще люблю мае гери. Прямые удары в голову и живот.
— Соперницы блоки совсем не ставят что ли?
— Не всегда все защитишь. Главное голову держать, остальное можно потерпеть. Был такой момент смешной. На Кубке Гомеля в прошлом году дралась с болгаркой. Слышу, меня объявляют: на татами серебряный призер чемпионата мира Наталья Селюкова, и я под эти звуки получаю три удара ногой в лицо подряд. Соперница, кстати, бывшая балерина, так что она красиво мне их оформила.

 

Добры дзень у хату

— Многие люди представляют карате как такой благородный вид единоборств...
— Для меня это прежде всего спорт. Я не заморачиваюсь внутренним содержанием. Нет, конечно, прочитала пару программных книг: в основном Масутацу Ояма — основателя нашего вида карате. Но не сказала бы, что готова все брать на вооружение.
— И в чем разногласия?
— Например, он писал: тренируйтесь больше, чем спите. Наверное, так нельзя. Да, нужно заниматься своим делом очень много, чтобы достичь результатов. Но все же нужно чувствовать и меру. И еще этикет. Считаю, в Японии немного перебарщивают с правилами. Хотя залу для тренировок стоит кланяться и говорить «ос» (приветствие каратиста — прим. автора). Это важно, потому что ты там будешь заниматься и работать над собой. Это как у нас говорят «добры дзень у хату», когда заходят в гости.
— А что учитель царь и повелитель, согласна?
— Нет. Я очень уважаю своего тренера, но и много с ним спорю. А вдруг он в чем-то не прав? Мы даже соримся по поводу тренировок.
— Так с учителем нельзя же спорить?
— Ну вот, а я спорю. И надо сказать, что он иногда принимает мою точку зрения. Хотя чаще ругает и доказывает свою правоту.
— В общем Япония с ее традициями и устоями от тебя страшно далека?
— Именно. Мне ближе наше, белорусское. О душе я лучше подумаю в церкви, куда часто хожу.
— Попросить о чем-то?
— Необязательно. Но и это тоже. Победы, кстати, никогда не прошу, потому что добиться ее я должна сама. Прошу сильного сердца и силы воли. И тогда действительно становлюсь такой преисполненной духа и решимости.
— Ты себя хорошим человеком считаешь?
— Скажем так, хотелось бы быть лучше.
— Какой твой основной недостаток?
— Вспыльчивость. Прямолинейность. Могу словом обидеть человека. Где-то специально, где-то не подумав. Мне кажется, я слишком жесткая по жизни. Надо помягче быть, поучтивее, как минимум с родителями, с тренером.
— А достоинство?
— То, что добиваться цели буду до конца. Упорство.

 


Правда


Многие современные каратисты стали заниматься единоборствами, насмотревшись кино с Джеки Чаном.
— Скорее так. Я тоже в детстве увлекалась этими фильмами. Посмотрим с ребятами, потом в песочнице пробуем. Махали ногами как умели. Еще фанатели по фильму «Кровавый спорт» с Ван Даммом.

Вымысел


Каратисты часто показательно разбивают доски, но они подпилены.
— Нет, конечно. Толщина каждой примерно 2 — 2,5 сантиметра. Единственная хитрость — их нарезают так, что волокна идут вертикально, по направлению удара. Если бы они шли поперечно, то вообще невозможно было бы разбить. Хотя это слабое утешение. Даже профессионалы иногда ломают руки и ноги.


Наталья Старченко

Фото автора

0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...