Вверх


Уходит поезд в нашу юность, уходит поезд во вчера…

2421 1 12:34 / 05.04.2012
В 26 лет Елена Чухнюк стала Героем Социалистического Труда, а к 90-летию ее имя было присвоено одному из дизель-поездов Гомельского отделения Белорусской железной дороги. Недавно наша героиня отметила 95-летие и услышала поздравление от «Гомельскай праўды».



...9 мая 1999 года Елена Чухнюк вела к мемориалу на Поклонной Горе в Москве специальный поезд, в котором ехали участники Великой Отечественной войны, а также военнослужащие, рядовые москвичи и гости столицы. На груди Елены Мироновны сияли золотая звезда Героя Социалистического Труда, орден Ленина, медали «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда». По ее признанию, в те минуты, словно лента документального кино, прокручивалась в памяти собственная жизнь...

Вдалеке от шумных магистралей и дорог село Дьяковка на Винничине. Школа — только начальная, а потому темноглазая шустрая девчонка меряла версты в соседний населенный пункт, чтобы продолжить учебу в семилетке. Знания и энтузиазм молодых требовались везде: советская страна осуществляла планов громадье. Лене очень хотелось тоже найти себе необычную профессию, такую, чтобы дух захватывало!

Как-то случилось девушке съездить в Винницу. Быстро сделала все покупки, а времени до отправления поезда хоть отбавляй. Села на скамейку на перроне, стала наблюдать за паровозами. Они, подсвеченные красным, казалось, парили над землей в клубах пара. Волшебство!

Эта картинка всплыла в памяти, когда однажды Елена прочла объявление в газете о наборе на курсы помощников машинистов. А что если попробовать себя в этой профессии? Приехала в Гомель, в локомотивное депо. Курсы промелькнули мгновенно, да и романтики поубавилось. Тяжелый, не женский труд у помощника маневрового паровоза. Большой совковой лопатой бросай и бросай уголь в топку. А она пожирает и пожирает его... После такой смены гудела спина, ломило руки и была одна мечта — поскорее добраться домой, умыться и вытянуться на кровати.



На пассажирском поезде оказалось еще труднее, но намного радостнее. Лене больше всего нравилось прибывать на станции. Именно в такие минуты ощущала важность своей профессии. Наблюдала за людьми, которые садились в поезд, за их настроением, нарядами. Кто-то плакал от радости, встречая любимых и родных, кто-то торопился занять поскорее свое место, готовясь к такой встрече через километры разлуки. Ей нравилась суетливая жизнь перрона: снующие туда-сюда торговцы, предлагающие мороженое и другие лакомства, носильщики, подвозящие багаж. А потом новые станции, новые люди и впечатления...

Позднее она решится пойти на курсы машинистов. Первый самостоятельный рейс Чухнюк будет на крупную железнодорожную станцию Калинковичи. Волновалась, но все прошло удачно. Вдохновляло то, что ей, девушке, доверили такое ответственное дело. И помчались, словно вагоны, дни...

В тот июньский полдень удивительным безлюдьем встретил ее черниговский вокзал. Лена помчалась к дежурному. А у него в комнате полно людей, все слушают радио. «Война!» — окатило словно горячей волной.

Стремительно приближался фронт. Елене Мироновне никогда не забыть, как довела состав-порожняк до Новобелицы. В Гомель уже въезжать было нельзя. Начальник депо распорядился цеплять паровоз к составам с оборудованием и двигаться в направлении Ельца. Добирались долго, балансируя между жизнью и смертью под постоянными бомбежками и обстрелами. С этой российской станции доставляли фронту все необходимое. А когда враг вплотную приблизился к Ельцу, Лене доверили довести сплотку паровозов в Среднюю Азию. Возвратились оттуда уже зимой, когда наши войска готовились к наступлению под Москвой...

Летом 1942-го гитлеровцы рвутся к Волге. Повсеместно нарастает патриотический порыв: остановить врага во что бы то ни стало! Лена Чухнюк попадает во вновь сформированную колонну № 4 особого резерва Народного комиссариата путей сообщения. Две бригады, в которых 30 паровозов. Хозяйственные железнодорожники оборудовали для себя и дом на колесах — «вертушку», понимая, что жить и работать будут только в движении по дороге, поочередно сменяя друг друга. «Все для фронта, все для Победы!» — этот лозунг призывал не раскисать, не болеть, оставаться в строю.

Первый рейс к Сталинграду 23-летнего машиниста Чухнюк. Станция Петров Вал забита вагонами. Из соседнего состава слышатся стоны раненых, рвущие сердце. Юный кочегар Вася сбегал к соседним вагонам и подтвердил: «Да, там раненые...» Он же сообщил, что впереди путь уничтожен, ремонтники пытаются его восстановить.

И тут громогласное: «Воздух!» Гул вражеских самолетов нарастал, Лене стало страшно. Было желание врыться в землю, чтобы не испытывать в очередной раз кромешный ад воя бомб и разрывов снарядов. Но представляя, как самолеты с паучьей свастикой стремятся разбомбить станцию и поезда, Лена бросила взор на свой состав: все вагоны — с авиационными бомбами. Страшно подумать, что может случиться. Вновь резанула сердце мысль о раненых, ждущих отправки в госпитали. «Скорее на перегон!» — вслух скомандовала себе девушка. Там тоже небезопасно, и все же есть шанс спасти станцию.

Лена двинула состав. Она уже сосредоточилась на движении, и, казалось, не слышала воя бомб, взрывов. Но три вражеских стервятника бросились вдогонку. «Юнкерсы» приближались, а Лена увеличила скорость. Заметив, что один идет в пике, стала притормаживать. В итоге под бомбежку попали пустые вагоны. И в этот раз ее спасло правило, услышанное в сорок первом от опытного машиниста: «Если можешь, не стой на месте, двигайся, меняй скорость, сбивай с толку бомбардировщиков!»

Но на той же станции Петров Вал Лена была ранена в ногу. Случилось это в осенний день, когда со стороны Камышина, откуда обычно летали краснозвездные самолеты, появилась группа вражеских стервятников. Первым понял ситуацию помощник машиниста. Пылал уже один из составов, рвались патроны. После длительной бомбежки, увидев, что паровоз цел, Лена дала сигнал гудком. Прибежал помощник и сообщил, что их дом на колесах сгорел, уничтожены продукты, инструменты. Подразделения железнодорожных войск приступили к восстановительным работам. Машинист Чухнюк поеживалась от мысли, что ночевать негде, придется идти в степь. Забралась в воронку. А тут как назло появился вражеский самолет, сбросивший несколько бомб. Осколком одной и ранило.

Можно было «списаться» в госпиталь. Но разве в характере Лены поддаваться боли? Она осталась на паровозе.

Вскоре колонну перевели в тыл. Предстояла подготовка к зиме, необычайно суровой. Возить уголь Воркуты — очередная задача. Морозище такой, что намертво схватывал смазку, да и колеса словно примерзали к рельсам. Невероятно трудно было управлять паровозом.

Как-то их состав вынужденно остановился на станции, занесенной снегом. Лена поделилась с бригадой идеей: «А давайте предложим диспетчерам компромисс: они нам — зеленую улицу, а мы — рекордную скорость». Получилось! Вместо трех суток весь маршрут занял 13 часов. Бригада включилась в стахановско-кривоносское движение по вождению тяжеловесных поездов. И другие коллективы подстегнули, стали соревноваться в увеличении суточного пробега, межремонтных пробегов паровозов. Поезда двигались с небольшим интервалом, а машинистам приходилось постоянно высовываться в окошко, чтобы видеть хвост впереди идущего состава. Балансируя между ледяным обжигающим ветром за окном и знойным жаром раскаленной топки внутри паровоза, они двигались вперед, и ничто, казалось, не в силах их остановить.

Полярная зима вымотала, но и она завершилась. И вновь бригада отправилась на фронт, под Курск. Здесь уже чувствовался перелом войны.

В тот день их бомбили семь раз. Вражеские летчики стремились не допустить к фронту эшелоны с новыми танками. Наши железнодорожники выгружали их прямо в поле: машины с ходу двигались в сторону пылающего города. Когда Лена четко остановила состав, генерал, командовавший разгрузкой, быстро поднялся по ступенькам и спросил:

— Где механик?

— Здесь я, товарищ генерал, — отрапортовала девушка.

— Ты? — удивился военный, глядя на чумазую девчонку. — Ай да молодец! Надо тебя представить к награде.

Но как часто бывало в военной круговерти, не до наград. Снова станции, полустанки, разъезды. Главной наградой считалось выжить в неимоверно жестоких условиях войны.

...Был промозглый осенний день. Она устала от медленного движения, бесконечных согласований с дежурными на станциях. «И на этой, очередной, видимо, придется задержаться, пока дадут зеленый», — думала девушка. Но тут Лену позвали к дежурному, конкретизируя:

— Начальник твоей колонны требует лично.

В комнате дежурного она услышала из телефонной трубки новость: только что по радио озвучили Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Социалистического Труда ей и Косте Мышастому из их колонны. Лена рыдала, не стесняясь слез. Ей было 26 лет...

После войны Елена Чухнюк окончила институт в Москве, работала в локомотивном главке Министерства путей сообщения СССР. Активно занималась внедрением новой техники, с интересом следила за успехами белорусских железнодорожников. Радовалась, что по ее стопам на железную дорогу пошел сын родной сестры Коля Бондаренко, стал машинистом в локомотивном депо Гомель.

Словно железнодородный состав, промчались годы. Вот уже и племянник Елены Мироновны, Николай Алексеевич, отработав 36 лет на железке, давно на пенсии. В своей гомельской квартире он делится со мной впечатлениями от недавнего юбилея — 95-летия Героя Социалистического Труда Елены Чухнюк. Гостил у нее в Москве.

— Тетя молодец, держится, хотя и подводят ноги и слух, — рассказывает почетный железнодорожник Бондаренко. — Принимала гостей из министерства, администрации Таганского района Москвы. Ее очень растрогало, что в юбилейном приказе министерства о поощрении написано: «Бывшему машинисту паровозного депо Гомель». Елена Мироновна все до мельчайших подробностей расспрашивала у меня и о Гомеле, и о ветеранах-железнодорожниках. Сожалеет, что уже не в силах побывать в городе своей молодости. В московской квартире ей помогает управляться племянник из Запорожья.



Попросив у Николая Алексеевича номер телефона Елены Мироновны, я позвонила ей, передала приветствие от ее ровесницы — «Гомельскай праўды».

— А я ведь жила неподалеку от места теперешней дислокации вашей редакции, на Полесской, — поделилась юбилярша. — Нравится мне очень Гомель. С ним столько светлого и доброго связано, здесь прошли мои юные годы. Хочу пожелать гомельчанам, чтобы были здоровыми и крепкими, любили город, берегли его, делали все для его дальнейшего расцвета. Я остаюсь преданной белорусскому народу и Беларуси. Всех вас люблю!
Фото из семейного архива Николая Бондаренко

0 Обсуждение Комментировать
KON-STANTIN1 05/04/2012 16:12
БЕЛАРУСЫ ВЫ МОЛОДЦЫ!В РОССИИ С 90ых ВЕТЕРАНЫ ЗАБЫТЫ!!!
Редакции!Пожалуйста!Если это возможно,опубликуйте информацию!Спасибо!
В Интернете появилась петиция о принятии закона«О контроле над иностранным финансированием некоммерческих организаций»на сайте:podkontrol.ru.Это предложение стало одним из первых после статьи,где президент предложил ввести правило обязательного рассмотрения в парламенте тех общественных инициатив,которые соберут 100тыс и более подписей в Интернете.В США закон FARA предусматривает обязательную регистрацию организаций,получающих финансирование из-за рубежа.Данные таких организаций находятся в Интернете в свободном доступе.За несоблюдение же положений FARA предусмотрены санкции в виде лишения свободы на срок от двух до пяти лет.За несколько дней петицию подписали более 27тыс.граждан!
Цитировать