Вверх


У лудоманов свои запои

3424 0 09:49 / 22.01.2013

Гомельский врач-психиатр проводит параллель между алкоголиками и игроманами


Игромания

«Деньги проиграны все, свои и не свои! Машина продана за долги! Квартиры нет! Должен друзьям, родителям моим и его! Под залогом машина родителей! Должен тем, кого не знаю даже! Должен тем, с кем работал! Посмел взять даже детскую копилку! Дети его не видят! Муж там день и ночь! А когда пусто в кармане, у него депрессия, ему плохо, он скрывается, телефон не берет, люди его ищут, родители ищут! Он играет на чужие деньги! Он болен! Обращалась в казино, меня не поняли!» (жена игромана)

«Сын играет 18 лет. Было все: хороший бизнес, семья, достаток. Все проиграл. Из-за долгов потерял бизнес. Проиграл автомобиль, и не один. Несет в казино все заработанное, дома нет ни копейки. Забирает последнее ценой слез, скандалов. Должен всем: друзьям, близким, чужим людям. Залезает в бесконечные долги. Люди звонят, угрожают мне, жене и детям, а он не несет никакой ответственности за свои поступки. Страшно жить... Страшно за будущее внуков, а их трое. Стал агрессивным, разговоры с ним приводят к пустой трате времени и нервов. Потерял интерес ко всему. Лишает детей детства, отцовского внимания. Дети живут в бесконечном страхе. И как быть, что делать?! Лечиться не хочет и зависимым себя не признает. Остается надежда на государство. Только оно может помочь путем ограничения его в доступе в игорные заведения. ПОМОГИТЕ!!!»
(мать игромана)

Такие крики о помощи оставили наши читательницы на сайте «Гомельскай праўды».

Учитывая, что количество игорных заведений в нашем городе растет, первым делом не мешало бы выяснить, что это за люди такие — игроманы. Что стоит за таким неадекватным поведением — болезнь или распущенность?

Оказывается, болезнь все-таки. И не просто болезнь, а психическое расстройство. Во всяком случае, именно так трактуется патологическое влечение к азартным играм в Международной классификации болезней 10-го пересмотра в рубрике «Расстройства привычек и влечений», где под кодом F63.0 есть раздел «Патологическое влечение к азартным играм». Цитирую: «Суть расстройства заключается в частых повторных эпизодах азартной игры, которые доминируют в жизни пациента в ущерб социальным, профессиональным, материальным и семейным ценностям и обязательствам. Навязчивое влечение к азартным играм...»

В этой же главе под другими кодами значатся пиромания, клептомания и другие формы постоянно повторяющегося неадекватного поведения. Примечательно, что причина таких расстройств не установлена, и они сгруппированы вместе на основе ярко выраженной тождественности в их описании.

Вот такую параллель между алкогольной и игровой зависимостью проводит гомельский врач-психиатр Александр Щетинин, который в своей практике имеет дело и с игроманами, и с алкоголиками:

1. Сильное желание или чувство навязчивого влечения к приему спирт­ного. У игромана — сильное желание играть в компьютерные игры или сидеть за рулеткой в казино. Причем настолько сильное, что человек ни о чем другом думать не может.

2. Нарушение способности контролировать прием алкоголя. Алкоголику все равно: он пьет и на работе, и за рулем. Точно так же и с игроманом. Он настолько входит в раж, что вырвать его из игры практически невозможно. Он не контролирует время, может играть сутками. Мне приходилось работать с парнем, который рассказывал о своей игровой зависимости. Сначала он просиживал сутками за компьютером, играя в онлайн-казино. Доходило до смешного: он не мог оторваться от стула, чтобы поесть или нужду справить. Говорит, вертелся, терпел, но прервать игру не мог.

3. Биологическое состояние отмены. К примеру, могу вам сказать, как проявляются симптомы у курильщика. Потому что примерно такие же симптомы и у игромана. Чувство недомогания, слабость, тревога, раздражительность, беспокойство, бессонница, затруднение при сосредоточении и другие.

4. Повышение толерантности к спиртному. Чем больше алкоголик пьет, тем выше толерантность. Грубо говоря, сегодня он выпивает стакан, а через месяц ему уже и бутылки мало. То же самое можно сказать и про игрового «алкоголика». Сегодня он может пойти поиграть в какой-нибудь тетрис, завтра ему уже покер подавай, и по нарастающей. Некоторые начинают просто с игровых автоматов, потом переходят в казино или наоборот, есть и такие варианты. Неважно во что играть, лишь бы много, и главное — достичь желаемого эффекта. А желаемый эффект у алкоголика сегодня стаканом достигается, завтра бутылкой. Аналогичная ситуация и с игроманом: сегодня ему достаточно два-три часа провести в игорном заведении, завтра суток будет мало.

5. Постоянная озабоченность употреблением алкоголя, проявляющаяся в потере интеллекта и источников удовольствия. Человеку, который пьет, нужна только бутылка. У игромана тоже нет альтернативных интересов, только игра.

6. Употребление спиртного, несмотря на вредные очевидные последствия. Человек знает, что пить вредно, у него уже начались большие проблемы со здоровьем, оборваны связи с семьей, он теряет работу, но все равно продолжает пить. Точно так же и игроман. Он проиграл крупные суммы, вынес из дома все, что можно, уже детей кормить нечем, но его все равно тянет к рулетке.



Александр Щетинин говорит, что игроман не станет обращаться к врачу или психологу за помощью. В основном его приводят родственники, когда все, что можно, уже проиграно. Лечению игроман поддается очень тяжело. Как правило, не воспринимает методы воздействия, которые предлагают всемирно известные методики. Но ведь чтобы достичь нужного результата, он прежде всего должен сам хотеть этого.

Если алкоголика можно узнать по внеш­ним признакам уже при первом знакомстве, то игроман внешне ничем не отличается от обычного человека. Если ему предстоит игра и есть деньги, он способен поддержать разговор на любые темы. Как говорится, и про погоду, и про природу. Но если предложить ему провести этот вечер в кинотеатре, например, он сразу же откажет.

— В чем сложность работы с игроманом? — интересуюсь у психиатра.

— Он в меньшей степени осознает степень своей болезни. Игра — тоже своеобразный наркотик, и чем он слабее, тем меньше человек осознает опасность заболевания. Вы знаете, что наркомана легче вылечить от зависимости, чем курильщика от табакозависимости? Потому что наркоман понимает всю опасность своего положения: либо он колется и ему завтра труба, либо он прекращает и будет жить — у него другого выбора нет, он балансирует на грани. Именно поэтому он делает шаги на пути к собственному выздоровлению.

Игроман, так же как и курильщик или алкоголик, считает, что нет смысла отказываться от того, что доставляет удовольствие.

Можете дать рекомендации для людей, в близком окружении которых есть игроман? Ведь им, наверное, очень трудно и они сами нуждаются в помощи...

— Если процесс зависимости начался, то предотвратить его уговорами и слезами невозможно. Нужно только радикальные методы применять. Если человек начал проигрывать деньги в казино, то его уже не остановить. Какие тут могут быть советы? Нужно кардинально менять свою жизнь, вплоть до размена квартиры с игроманом. Если такой возможности нет, выделить ему комнату, а все остальное держать под замком, иначе вынесет все, что можно. Родственникам, конечно, не позавидуешь, им самим впору к психологу обращаться, потому что в таком соседстве они становятся созависимыми — вся их жизнь будет зависеть от действий одного человека.



А в целом, как я поняла из нашего разговора, каких-то общих рекомендаций для игроманов и их родственников нет. Все слишком индивидуально. Хотя есть одна — не играть, точно так же, как и для алкоголика — не пить. Хотя специалисты утверждают, что когда человек зависимый ставит крест на какой-либо своей зависимости, появляется другая.

Пожалуй, выскажу и свою точку зрения. На мой взгляд, люди, подверженные зависимостям, имеют очень низкий порог ответственности. А ответственность нужно формировать с детства: объяснять ребенку, что нет волшебной палочки, способной дать человеку все и сразу, что нужно работать над собой, постоянно развиваться в профессии.

Напоследок приведу пример из практики, которым поделился психиатр Щетинин:

— Как-то обратилась ко мне женщина. Сказала, что ее 18-летний сын — игроман. Я предложил им прийти на консультацию вместе. Мы встретились, больше говорила мама. Парень на все мои вопросы отвечал односложно — да, нет. Спрашиваю у него: «Будешь выздоравливать? Хочешь лечиться?» Он пожимает плечами. Все понятно: это не его затея, а желание мамы. Ее тревога, беспокой­ство, а не его. В конце разговора парень сказал, что знает, как можно выиграть, и начал приводить примеры, как люди обувают казино. И что я ему могу взамен предоставить? Могу, конечно, и много чего, но для этого нужно время, терпение, желание. А зачем ему это? В его представлении игра — когда все легко и просто: крутанул рулетку или клац-клац по трем кнопкам в автомате — и деньги в кармане. Можно ведь так быстро стать большим и значимым, это ж такая вкусная конфета!

Пару раз мы с ним встретились, он стал соскальзывать с разговоров и контактов, и я предложил его маме поработать сначала с ней, ведь именно она инициировала приход к психологу. Выяснилось, что уже 15 лет она сидит на транквилизаторах. Я сразу же перестал удивляться — откуда ребенок такой. Говорю ей: «Вы же сами зависимая, 15 лет — это приличный срок. Давайте вы будете вместе с сыном выздоравливать, я вам программу напишу, рекомендации и советы буду давать для начала. Отказывайтесь от транквилизаторов — будем развивать жизнь по чувствам». Больше она мне не звонила.

 
Друзья, это только начало разговора. Предлагаем специалистам и читателям подключиться к обсуждению этой проблемы. Пишите: e-mail: prigodich@gp.by, звоните: 8 (0232) 71-69-58, высказывайте свои мнения на сайте
Фото коллаж «ГП»

0 Обсуждение Комментировать