Вверх



Огни большого села

2839 5 16:29 / 24.01.2013
Как редкая птица долетит до середины Днепра, так редкий молодой специалист, отправленный на работу за городскую черту, добровольно решит стать деревенским жителем… Руководители хозяйств жалуются: бывает, не успеет человек приехать, как уже говорит — все равно я здесь не останусь. Да и своя молодежь бежит в город, а огни села, путь даже большого, ее мало привлекают.

Не шкафом единым


Начать этот разговор побудило электронное письмо, пришедшее в редакцию «Гомельскай праўды» из Октябрьского района. Его автор предлагал посмотреть на условия, в которых живут молодые специалисты в одном из лучших хозяйств — КСУП «Краснослободское». Фотографии прилагались, и условия эти, судя по снимкам, были не ахти...

Однако, образно говоря, не успело письмо прийти, как молодые специалисты уже справили новоселье, перебравшись в более комфортное жилье, а в их прежней обители сделали косметический ремонт. К тому моменту, когда редакционная машина въехала на территорию хозяйства, покинутую прежними квартирантами половину невзрачного домика обживали заезжие гастарбайтеры. А они, как тут же выяснила корреспондент «ГП», оказались людьми без претензий.

Найти недовольных не удалось и среди обитателей двух общежитий, предназначенных как раз для молодых специалистов: мужского и женского. Снаружи это аккуратные кирпичные домики в один этаж со всеми удобствами внутри. Старенькая мебель, правда, несколько диссонировала с общим видом, но директор хозяйства Ольга Лугина пообещала ситуацию исправить и слово свое сдержала. Забегая вперед, надо сказать, что девушки вскоре получили новые кровати, а ребята — шкаф.

В общем, проблема, вроде бы, рассосалась сама собой. Тем более что и автора письма отыскать не удалось: носитель оставленной под ним фамилии от авторства отказался. Что ж... Возможно, кто-то, отправляя корреспонденцию, просто воспользовался его именем. По большому счету — не повод ломать копья. Но ведь не шкафом единым жив человек. Захотелось поближе посмотреть, как тут вообще для молодежи жизнь складывается.

Будни нашего городка


Агрогородок Красная Слобода действительно больше походит на городок, чем на село. Своей масштабностью — здесь около тысячи жителей. Несмотря на приставку «агро», школа в нем ничем не хуже городской. Да и клуб в грязь фасадом не ударяет. Тут вам и интерьер современный, и кружки по интересам, и дискотеки с диджеями — в общем, место для молодежной тусовки имеется, и оно, к слову, никогда не пустует. И кавалеров здесь, вопреки расхожему мнению, тоже хватает, так что девчонки в сторонке не стоят. В Красной Слободе свадьбы играют часто, как нигде в районе, рассказал Олег Таргонский — начальник отдела по делам молодежи Октябрьского райисполкома, сопровождавший «ГП» в поездке по хозяйству.

С Виктором мы встретились во дворе машинно-тракторного парка. Он механизатор. Работает в «Краснослободском» около семи лет. В этом году хозяйство сменило статус, став из унитарного предприятия открытым акционерным обществом. Виктор, с его слов, здесь прикипел и уезжать не собирается. Пока во всяком случае. Он местный, а вот жена — уроженка Брестской области. Осталась на Октябрщине, выйдя замуж. У нее с Виктором уже двое детей. Пример из демографии, где и миграция населения присутствует, и его прирост.



Только пример хоть и положительный, но не характерный. Скорее исключение, чем правило. Не в село, а из села стремится молодежь. Отчасти это норма. Молодых людей со здоровыми амбициями всегда манят большие города и широкие горизонты. Правда, кто-то мог бы и остаться. Но не остается. Почему?

 

— Работа на земле требует слишком большой отдачи, — говорит заместитель директора сельхозпредприятия по механизации и растениеводству Григорий Маскаленчик. — Рабочий день ненормированный, выходных нет, что касается апреля — ноября. Зимой-то попроще будет.



А зарплата?

— Зарплатой молодежь не обижена — получает столько, сколько те, кто проработал в хозяйстве 20 лет и более. Механизатор зарабатывает в среднем около семи миллионов. А кто-то порой и все семнадцать получает.

Это в страду. А вообще?

— В среднем где-то три семьсот — четыре миллиона рублей. Есть, что скрывать, и отток механизаторских кадров. Молодежь уходит, остаются одни старики. Вот и приходится подчас молодым специалистам ту работу выполнять, которая их служебными обязанностями не предусмотрена. Где-то мешок поднять, где-то удобрения погрузить. Потому что некому больше...

— Бесплатно мешки поднимают?

— Всякая работа оплачивается...

— Зарплаты-то у нас неплохие, — говорит доярка Татьяна Михайловна. — И начальство к нам хорошо относится. Но работа тяжелая, что правда, то правда.

Эту миловидную, моложавую женщину мы встретили на одной из молочно-товарных ферм. Удивились, что она уже дважды бабушка.



— Сыну моему 23 года, он в Гомеле живет, работает дальнобойщиком. С детства любил большие машины. Были бы здесь такие — может быть, дома остался. А сейчас он  редко приезжает: бывает, раз в три месяца. Здесь у него жена и двое детей.

 

— И где невестка ваша работает?

— Она в декретном отпуске, художник-скульптор по профессии. Внучкам моим полтора и четыре года.

— Скульптору в деревне непросто, наверное, работу найти. Не хотите, чтобы невестка на ферму пошла?

— Ой, нет! Хочу, чтобы дети мои — сын, невестка, внучки — в городе жили. Им я такой доли, как себе, не желаю...

— А вы в город уехали бы, будь такая возможность?

— Нет. Я город не люблю.

Одиноким предоставляется общежитие?


И то верно: не всем в городе как медом намазано. Ирина Гирза преподает географию в Краснослободской средней школе. Она молодой специалист, но уже заработала репутацию перспективного — недавняя выпускница вуза стала заместителем директора по учебной работе. В город не рвется. Ирина родилась и выросла в другом регионе Беларуси, но тоже в сельской местности. В Красной Слободе осталась бы с удовольствием. Одна беда — жилья нет. Сейчас оно у нее съемное. Признается, дали бы какой-нибудь опустевший дом в деревне — с радостью согласилась бы в нем жить.



Решить подобную проблему могло бы руководство сельхозпредприятия. Но не принято у нас одиноким, пусть даже специалистам, отдельное жилье предоставлять. Тем более, если работают они не на земле, а, как в данном случае, на ниве образования.

Это общая тенденция, продиктованная дефицитом свободных квадратных метров жилой площади, поэтому одиноким предоставляется общежитие. Но здесь тоже есть свои проблемы. Руководство района сегодня решает их на примере опыта соседней Могилевской области, где брошенное жилье реанимируют, превращая в общежития для молодых специалистов.

В Красной Слободе тоже есть пустующие двухэтажки, которые ждут своей очереди стать общежитием.



Возможно, там и получит Ирина Викторовна новую прописку. Ведь жаль будет, если уедет молодой педагог из района. Учеников своих она любит. Говорит, что сельские ребятишки ничем не отличаются от их городских сверстников, а у нее есть опыт преподавания и в столичной школе.

Вдвойне будет жаль, если уедет молодая учительница, еще и оттого, что ее искреннее желание остаться тоже исключение из общего правила. К сожалению. Пока пульсируют две главные болевые точки — жилье и зарплата — ни свежим воздухом, ни красивыми пейзажами, ни веселыми дискотеками молодежь в село не заманишь.

В «Краснослободском» на свой заработок никто не пожаловался. Однако зарплата в три-четыре миллиона рублей у доярки, которая встает ни свет ни заря, вовсе не кажется высокой. И это не проблема одного отдельно взятого хозяйства.

О том, как повысить рентабельность сельскохозяйственного производства государство очень серьезно думает и, как один из векторов, разрабатывает целые программы, направленные на его модернизацию. В сухом остатке получаем тех, кому эту рентабельность повышать: руководителей сельхозпредприятий с одной стороны и специалистов, молодых в том числе, с другой. Такое вот уравнение с двумя известными.

Только первые, наверное, еще не всегда с должным вниманием относятся ко вторым. А те в свою очередь до сих пор не научились выговаривать слово «рентабельность». Так, чтобы звучало оно красиво и приносило свои плоды. Ведь когда мы пишем «рентабельность», то читаем «зарплата».
Фото автора

0 Обсуждение Комментировать
димедрол 24/01/2013 22:14
вся проблема в том,что нет катка в хакей играть и на массовое катание ходить
Цитировать
димедрол 25/01/2013 20:36
довелось намедни ферму строить в зоне,въезд по пропускам,Дубовый Лог называется,там типа мясо мраморное,вот там жуть берет....если хотите,могу рассказать,а так мое мнение--находится село на перепутье важных дорог,или на трассе,или под боком города-будет жить,хотя есть и исключения,например Холмечь,где руководил Панченко,руководитель села от Бога,да оно везде так---отъедь от Минска км на 40,от Москвы км на 50---да сверни на проселочную дорогу....все!приехали.....
Цитировать
Za pravdu 25/01/2013 22:29
На самом деле , зарплата молодых специалистов в данном хозяйстве состовляет чуть больше миллиона , это явно не зарплата человека который проработал 20 и более лет как было сказано выше. (

Подскажите как прожить на такую зарплату ?

Явно не один молодой специалист получая такую зарплату , не захочет  работать не говоря о том , что остаться на селе.
Цитировать
Dan 26/01/2013 16:02
Приходилось гостить у знакомых в Слободе. Прекрасная деревня, красивая природа и люди замечательные. Потенциал реализовать себя на селе, конечно, не так велик как в городе. Однако чем занять себя есть. Главное - желание самой молодежи проявить себя и чего-то добиться.
Цитировать
Za pravdu 29/01/2013 08:50
А я не говорил о механизаторах .
Цитировать
Загрузка...