Вверх


Последняя гомельская княгиня

13393 1 11:14 / 24.01.2008
Ирина Ивановна Паскевич-Эриванская, Светлейшая княгиня Варшавская, урожденная Воронцова-Дашкова. Эта уникальная женщина прожила долгую и полную добрых дел жизнь. Хотя
и родилась она в Петербурге, но на протяжении почти 70 лет неразрывно была связана с Гомелем.

Умна, красива и талантлива

1835 год... В Петербурге в доме на Дворцовой набережной в семье Ивана Илларионовича Воронцова-Дашкова и Александры Кирилловны Нарышкиной родилась дочь Ирина. Девочка получила хорошее воспитание, блестящее даже по нынешним временам образование, хорошо рисовала и прекрасно вышивала. Вместе с родителями и младшим братом Илларионом Ирина много путешествовала. Говорят, она была похожа на мать — одну из первых красавиц российской столицы. О том, как выглядела Ирина Ивановна, позволяет судить пастельный портрет французского художника Ипполита Робийяра, который находится в Эрмитаже. Копию его, выполненную Сергеем Никищенковым, можно увидеть во дворце Румянцевых и Паскевичей, в экспозиции, посвященной ее владельцам. От Александры Кирилловны Ирина унаследовала не только внешнюю, но и внутреннюю привлекательность.
1852-й. В неполные семнадцать лет Ирина Ивановна выходит замуж за 29-летнего Федора Ивановича Паскевича, сына не знавшего поражений генерал-фельдмаршала, графа Ивана Федоровича Паскевича-Эриванского, Светлейшего князя Варшавского. И хотя “... он (Федор Паскевич) женился без всякого увлечения”, брак оказался прочным и продлился до самой смерти князя. Молодая супружеская пара поселилась в доме Паскевичей на Английской набережной, вела довольно уединенный образ жизни, мало общаясь с представителями петербургского общества. Но для близких и друзей дом их был открыт каждый вечер. Княгиня устроила у себя домашнюю театральную залу и сама исполняла различные роли. По мнению английского дипломата Горация Румбольда, она была замечательной непрофессиональной актрисой и просто обаятельным человеком.
Федору Ивановичу Паскевичу после смерти отца в 1856 году по наследству досталось Гомельское имение (половина нашего города и более 90 имений, фольварков, хуторов и дач). Зиму супруги проводили в Петербурге, а ранней весной приезжали в Гомель. О появлении в городе князей гомельчане узнавали по развевавшемуся на дворцовой башне флагу.
Имение Паскевича в Гомеле считалось одним из самых роскошных и богатых в крае. Трижды сюда приезжал сам Николай I. В знак особого благоговения к фельдмаршалу император повелел провести в 1850 году через Гомель Петербургско-Киевское шоссе. Вскоре через имение прошла и первая в России телеграфная линия Петербург — Севастополь. А во дворце, насчитывающем 64 комнаты, все сияло великолепием и богатством. Его хозяева вели тщательный учет фамильных ценностей. Судя по сохранившейся “Описи наличности Гомельского замка Светлейшего князя Варшавского графа Федора Ивановича Паскевича-Эриванского” там было “3214 предметов высокохудожественной работы”. Уникальные коллекции художественного стекла, фарфора, ковров и гобеленов, картины...
Вращаясь в самом просвещенном обществе России, Ирина Паскевич слыла большим знатоком античной и современной истории, литературы и искусства. Она и сама сочиняла небольшие художественные сюжеты. Владея несколькими иностранными языками, княгиня занималась литературными переводами. Хотя занятие это было скорее любительским, ее работы, в которых воплощался врожденный художественный дар, обращали на себя внимание. Ирина Ивановна первой перевела роман Л. Н. Толстого “Война и мир” на французский язык. Увлеченная творчеством этого великого русского писателя, она переводила его и на другие языки: английский, польский, венгерский, голландский, турецкий...
Княгиня была известна и как коллекционер фарфора, живописи, кружевных и ювелирных изделий. Занималась художественной вышивкой — ее работы отмечались дипломами на выставках в Петербурге. В Гомельском областном краеведческом музее сохранилась очаровательная вышивка шелком по шелку “Вид сельского озера”, которая приписывается Ирине Ивановне.

Во благо города
Ирина Ивановна знаменита своей меценатской деятельностью. Кстати, добровольный налог с богатых в пользу бедных был довольно распространенным делом в XIX и начале XX столетий. В то время лишь 25 процентов бюджета системы общественного призрения Российской империи составляли средства казны, земств, городов и сословных обществ, а 75 — частные пожертвования.
1867-й... Княгиня обязалась жертвовать для “бесплатного женского училища, что на Спасовой слободе (район ул. Пролетарской), ежемесячно по 10 рублей серебром” — это первое документальное свидетельство о начале благотворительности Ирины Паскевич. Ею были учреждены приют для малолетних девочек, Гомельское общество помощи учащимся, цель которого — “доставлять материальные средства несостоятельным лицам, без различия вероисповедания и сословия, к поступлению, продолжению и окончанию курса учения в мужских и женских учебных заведениях Гомеля, а равно оказывать помощь при переходе их в высшие и специальные заведения империи”. Графиня пожертвовала значительную сумму на строительство гомельской мужской гимназии. А в 1905 году в деревнях Прибор, Залипье, Давыдовка и Студеная Гута открылись четыре частных народных училища, каждое на 60 человек — средства на их постройку также выделила Ирина Паскевич. Она же давала жалованье учителям и платила за освещение, отопление, книги и учебные пособия...
Меценатка не только содержала детские приюты, а и лично отбирала наиболее способных детей, чтобы дать им хорошее образование. Стипендиаты возвращались в Гомель высококлассными специалистами: врачами, архитекторами, учеными...
Как-то на улице заметила Ирина Ивановна мальчика-сироту, продававшего булочки, и решила изменить его судьбу — занялась образованием ребенка. Он оказался очень способным. Княгиня отправила его в Швейцарию учиться на глазного врача: в это время в городе свирепствовала трахома — заболевание глаз. После возвращения А. Брук стал работать в глазной лечебнице, оборудованной на средства Паскевич в здании бывшей богадельни. Сирота стал знаменитым на всю империю доктором. До наших дней на улице Жарковского (бывшей Аптечной) сохранился дом, который Ирина Ивановна построила для Брука.
На средства княгини были построены “Приют для престарелых женщин” (гомельская богадельня) и каменный двухэтажный дом для ночлежного приюта и чайной. Во многом благодаря ей Гомель обзавелся и водопроводом.
На принадлежавшей Паскевичам Добрушской писчебумажной фабрике впервые в России был введен 8-часовой рабочий день. Что интересно, практически все издатели гомельских газет того времени пользовались бесплатной бумагой фабрики. Княгиня выделила деньги на постройку нового здания Добрушского духовного училища. Несла расходы и на содержание фабричной больницы. В 1912 году на средства Ирины Ивановны развернулось строительство гинекологической больницы и родильного дома в Гомеле. Медицинскую аппаратуру для них привезли из-за границы, а персонал в больницу подбирался по конкурсу из лучших врачей Российской империи. Финансировала строительство земской больницы (старый корпус больницы скорой помощи), субсидировала больницу для бедных матерей и сирот (нынешний госпиталь по улице Комиссарова)… Особенно много Ирина Ивановна сделала в годы первой мировой войны: организовала в Гомеле и Добруше лазареты для раненых, а в конце 1914 года начала строительство военного госпиталя на 100 коек. Всех добрых дел княгини и не перечислишь.
В 68 лет Ирина Ивановна овдовела — Паскевичи вместе прожили полвека. Княгиня очень остро переживала свое одиночество. К сожалению, детей у Ирины Ивановны и Федора Ивановича не было. Со смертью единственного сына князя Ивана Федоровича пресекся род светлейших князей Варшавских, графов Паскевичей-Эриванских... С 1903 года вплоть до национализации Гомельского имения Ирина Паскевич была его единственной владелицей. Посетивший через девять лет после смерти графа усадьбу Паскевичей искусствовед и
художник Лукомский отметил, что “... собрание Гомельского дворца прекрасно содержится графинею И. И. Паскевич, и если ему суждено будет со временем перейти в другие руки, то надо лишь пожелать будущему счастливому обладателю этой сокровищницы искусства отнестись с такой же любовью ко всему здесь сохраненному, с какою это было хранимо до сих пор в течение более полувека”.

Не имела такого права
Старость Ирины Ивановны была очень скромной. Эта небольшого роста худенькая женщина, одетая обыкновенно во все черное или коричневое с белыми кружевами на рукавах и шее, скорее была похожа на горничную или служанку, чем на княгиню.
1917 год закончил бескорыстную и разностороннюю деятельность Ирины Паскевич во благо города. Октябрьскую революцию княгиня встретила спокойно, сдала новой власти все свое движимое и недвижимое имущество. Ирине Ивановне пришлось навсегда покинуть дворец. Ей шел уже девятый десяток.
Последние восемь лет жизни Ирина Паскевич прожила в нищете. Гомельскую княгиню приютили врачи А. Брук и Н. Александров, жила она и у бывшей гувернантки.
Умерла Ирина Ивановна в 1925 году в возрасте 90 лет от воспаления легких. Земной путь закончила в доме своего повара Ляшкевича по Жандармской улице (сейчас имени Карла Маркса), недалеко от дворца. До последних минут ее жизни рядом находился бывший дворецкий Долгов, а смерть княгини констатировал врач Вольский, который когда-то благодаря ей стал доктором.
Городские власти запретили хоронить Ирину Паскевич в фамильном склепе рядом с мужем — по советским законам не имела она такого права.
С тех пор выросло не одно поколение гомельчан. Мы помним, мы должны помнить “нашу княгинюшку” и ее добрые дела. В Гомеле в ее честь назвали гимназию. Ирининской стала и часть улицы Первомайской. Здесь же установлен памятник этой прогрессивной, умной, способной на поступок Женщине. Женщине, которая так любила наш город.
Татьяна ЕРМАКОВА
На снимке фрагмент картины Владимира Савича.
Дворец Румянцевых и Паскевичей

0 Обсуждение Комментировать
Леонид Эдельштейн 24/09/2017 11:13
Спасибо Татьяне Ермаковой за материал об Ирине Паскевич. Татьяна, если Вам не трудно, напишите, пожалуйста, кто автор памятника княгиня Паскевич?
Заранее спасибо!
Цитировать