Вверх


Участник ВОВ, почетный ветеран областной ветеранской организации Аэлита Самсонова отметила 90-летие

2374 0 16:03 / 15.03.2016

Счастливая девчонка из старинного русского города Орел, единственная дочь своих родителей, умница, красавица, общественница в 1937 году в одночасье испытала горе, обрушившееся внезапно. Словно исподтишка кто-то вонзил в сердце нож. Маму Аэлиты, домовитую, трудолюбивую хозяйку, мастерицу на все руки, прекрасно музицировавшую на пианино, арестовало НКВД. За что?


Ответа на этот вопрос у меня нет. Вероятно, только то, что мама — полька и сыграло в то страшное время свою роль... — рассказывает собеседница. — Мы тогда с отцом пытались узнать, за что? Но так и не узнали... Отец, железнодорожный диспетчер, вскоре остался без работы. Когда я пришла на занятия в школу, старшая пионервожатая постаралась, чтобы я сложила полномочия как председатель совета отряда. Я была в шоке. Правда, вскоре директор школы восстановила меня в прежних общественных полномочиях. Помнится, иду после всего произошедшего по двору, вижу свою лыжню, проложенную еще в бытность мамочки, и думаю: какой еще совсем недавно я была счастливой. В 1961 году моя Янина Яновна была реабилитирована посмертно.


Училась Аэлита прекрасно, в 1941-м окончила семь классов. Вместе с подружками отзанималась в кружке ОСОАВИАХИМа, готовившем медсестер. 22 июня, получив аттестаты об окончании семилетки, выпускники отправились купаться на Оку. А вернулась Аэлита с друзьями в свой двор к вечеру и услышала весть о войне. Женщины постарше рыдали, а они, совсем юные, были в абсолютной уверенности, что врага обязательно погонят. Да не дойти ему до Орла!


Когда огромной мрачной тучей в небе появились вражеские самолеты и стали сбрасывать бомбы, стало понятно: надо выстоять, не сломиться, надо использовать свои знания по оказанию первой помощи. Вместе с подружками Аэлита неслась в ту часть города, где отбомбились вражеские стервятники, где было страдание и горе.


Жутко было впервые видеть, как по-настоящему хлещет кровь. А ты должна ее остановить, хотя с этим еще не сталкивалась... — рассказывает Аэлита Ивановна. — Постепенно брали себя в руки. А когда предложили подучиться на курсах медсестер при областной больнице, мы с подружкой Зоей Захаровой, соседкой по дому, пошли. Присутствовали на операциях, дежурили в палатах, выхаживали раненых.


Потом их вызвали в сануправление Орловского военного округа. Всех девчонок распределяют по госпиталям, а Аэлиту — не берут. «Да я же комсомолка еще с 1940 года!» — твердит она... Потом будет госпиталь в Воронеже, запасной полк, демобилизация. Но куда возвращаться? Орел занят фашистами. Аэлита поедет в Ташкент, где в эвакуации была ее тетя. И снова девушка просится на фронт. «Иди учиться!» — отвечают в военкомате. Устраивается на завод, но в цех, в котором делали снаряды для катюш, ее не берут.


Пошла я в седьмой, учеником токаря, потом токарем, сверловщицей. Сильно застуженные ноги быстро отекали, и меня перевели сварщиком. Работала уже сидя: нажимала педаль и приваривала крылышки к стабилизаторам мин...


В 1943-м ее призвали. Из ярчайших воспоминаний дороги на войну — Аральск со своей неповторимой, похожей на драгоценные камни солью — всех цветов радуги.


В складчину они с девчонками купили несколько ведер соли, обменивали ее на станциях на картошку, подсолнечное масло и другие продукты. В вагоне была буржуйка, и это спасало.


Госпитальные пути-дороги приведут девушку в Прилуки на Черниговщине. А когда госпиталь будет сворачиваться, Аэлита получит весточку от отца: «Я в Гомеле». Несмотря на отказ руководства отпустить, отправится к отцу, устроится вольнонаемной в его госпиталь и вместе с родным человеком двинется навстречу своей судьбе.


Олевск, Сарны, Люблин... В госпитальной палате Аэлита встретит свою любовь на всю жизнь — Бориса Самсонова. Уроженец деревни Антоновка Калинковичского района, пехотинец, лечился после ранений в грудь и живот.


Данный товарищ, как вас зовут? — обратится с таким необычным вопросом юноша, взяв за руку Аэлиту. И она будет долго осмысливать эту фразу, которая спустя годы звучит словно пророчество, — Богом данная.


После взятия Берлина они потерялись: части переформировывались, перемещались, и письма не успевали по адресам. Но по-настоящему любящему человеку и это не преграда. 17 апреля 1946 года Аэлита и Борис расписались в Берлине, отпраздновали свадьбу в госпитале советской военной администрации. А золотую свадьбу, спустя 50 лет, Самсоновы не менее ярко отметят в Гомеле. Город на берегу Сожа они выбрали в 1962-м, помотавшись после войны по стране — Борис служил во флоте. Потом более 40 лет в милиции, в Гомеле.


...Словно из самых потайных кладовых своей квартиры Аэлита Ивановна вынесла большой довоенный альбом с фотографиями, которые удалось сохранить ее бабушке. Вот Аэлита с мамой в конце весны 1937 года на берегу Черного моря, такие счастливые! Вот она, милая девчушка, школьница-красавица, словно всматривающаяся из мирной жизни в будущее. А впереди дистанция жизни, полная боли и испытаний, надежды на счастье, долгожданная Победа и Любовь, одна на весь век...

Фото Лары Навменовой

0 Обсуждение Комментировать