Вверх


В Фукусимском медуниверситете готовится к выпуску совместный с гомельскими коллегами учебник по радиационной медицине

2139 0 10:10 / 17.03.2016
Сначала кафедра, потом книга


После трагедии на атомной электростанции японские специалисты стали активно посещать наш регион. И хотя фукусимская радиационная нагрузка раз в десять меньше той, которую получили мы, эта тема очень волнует Страну восходящего солнца. Поскольку японцев интересует любая информация о преодолении последствий катастрофы, наш чернобыльский опыт для них бесценен. В первые годы люди подвержены радиофобии и нуждаются в поддержке.


Владимир Бортновский и председатель Национальной комиссии по радиационной защите Александр Стожаров


Японцы заинтересовались преподаванием специального курса по радиационной медицине, который появился у нас в 1993 году. Гомельские специалисты показали учебные программы и поделились наработками. Осенью прошлого года в Фукусимском университете открылась кафедра. А сейчас готовится учебник.


Заведующий кафедрой общей гигиены, экологии и радиационной медицины Гомельского медуниверситета Владимир Бортновский выразил сожаление, что спустя три десятилетия после Чернобыля грамотность по радиационной безопасности остается низкой и у нас.


Значительная часть жителей загрязненных районов из-за отсутствия правильных представлений о формировании радиационных эффектов продолжает полагать, что любое отклонение в состоянии здоровья — результат аварии, — говорит он.


Одни кричали, другие молчали


Недавно наша делегация побывала в Фукусимском мед­университете. Владимир Бортновский рассказал коллегам об опыте ликвидации последствий и сравнил две катастрофы. Как уже неоднократно подтверждали специалисты, их причина — человеческий фактор. Да, а к трагедии в Японии привели землетрясение и цунами. Но задолго до этого шла речь о том, что площадки станции может затопить водой. При этом в проект была заложена максимальная высота волны в восемь метров, а в тот роковой день она достигла четырнадцати.


Владимир Бортновский от японских коллег узнал еще одну интересную вещь. Сорок лет назад между разработчиками реактора возник конфликт. Трое из них в докладной записке указали, что в расчетах есть ошибки, которые приведут к взрыву, как только произойдет сбой в системе охлаждения. Но к прогнозам никто не прислушался. Ядерщики, не пожелавшие подписывать контракт, ушли в отставку.


Нечто подобное произошло и у нас. Владимир Бортновский указывает на факты, изложенные в книге Николая Карпана «Чернобыль. Месть мирного атома». Автор на момент катастрофы занимал должность заместителя главного инженера по науке и ядерной безопасности ЧАЭС.


Специалисты указывали на конструкторские просчеты и забрасывали письмами Госатом­энергонадзор. Из-за шумихи план выработки электроэнергии в Союзе мог оказаться под угрозой, — рассказывает Владимир Бортновский. — Поэтому в 1984 году в Москве срочно создали межведомственный совет, который решил временно узаконить имеющиеся отступления от норм, а переделку реактора отложить на несколько лет, до наступления плановой реконструкции. В издании также сказано, что работники станции продолжали беспокоиться. И опасения были не беспочвенными. Курский инспектор по ядерной безопасности выявил три десятка грубейших нарушений, и за пять месяцев до катастрофы направил заключение правительству страны...


В СССР весьма поверхностно отнеслись и к опыту американцев, когда у них случилась авария на АЭС «Три Майл Айленд». Наши власти считали, что на ЧАЭС работают специалисты с высшим образованием, а там всего лишь отставные военные с атомных подводных лодок.


Дозиметр, установленный у входа в Фукусимский медуниверситет, показывает 12 микрорентген в час


Под укрытием


Но вернемся к «Фукусиме-1». Здесь также оправдался прогноз обеспокоенных ядерщиков. Из-за цунами вышли из строя дизель-генераторы, которые подают энергию в аварийной ситуации. По этой причине не было возможности обеспечить охлаждение реакторов, чтобы вывести их из активного режима. А перегрев привел к взрыву водорода, здания разрушились, и радиоактивные вещества оказались во внешней среде.


Да, японцы более дисциплинированные специалисты, но это далеко не всё, что нужно для исключения аварий, отмечает Владимир Бортновский. Опыт показывает, что такие уроки необходимо изучать глубоко, чтобы исключить проблемы в будущем. Это можно сделать совершен­ствованием систем безопасности при строительст­ве станций. Соответствующей всем требованиям должна стать Белорусская АЭС с российским проектом энергетического реактора поколения три плюс.


Сейчас на «Фукусиме-1» на трех поврежденных энергоблоках сооружают укрытия. Они должны «закрыть» ядерное горючее, которое охлаждается до сих пор. На объекте заняты семь тысяч человек. Восстановительные работы планируют завершить в 2020-м.


Владимир Бортновский говорит, что город напоминает фотографию того ужасного времени: «застывшие» брошенные дома и транспорт как будто ждут своих хозяев. Но в ближайшее время сюда вряд ли кто-то вернется. Хотя эти места, как и в Чернобыле, уже облюбовали туристы.
Фото из архива Владимира Бортновского

0 Обсуждение Комментировать