Вверх


Через судьбу этого человека можно увидеть беспокойный век

1363 0 12:45 / 19.04.2016

Врачи против ядерной войны


Впервые я увидел Леонида Андреевича будучи слушателем факультета подготовки врачей для Военно-морского флота Военно-медицинской академии в Ленинградском госпитале. Туда доставили тяжело пострадавших моряков-североморцев после переоблучения на атомной подводной лодке. Несколько человек погибли от радиации. В то время еще не было эффективных способов лечения.


Ильин и В.Н..jpgЧлен-корреспондент РАЕН, заведующий кафедрой общей гигиены,  экологии и радиационной медицины Гомельского медуниверситета Владимир Бортновский (справа) вручает приветственный адрес по случаю 85-летия Герою Социалистического Труда, лауреату Ленинской и Государственных премий СССР директору Государственного научного центра — Института биофизики, академику РАН Леониду Ильину Не прошло и пяти лет, как судьба подарила мне новую встречу с Леонидом Ильиным, когда я находился на Краснознаменном Северном флоте в качестве начальника медслужбы атомного подводного крейсера стратегического назначения.


Институту биофизики Мин­здрава СССР, который возглавлял Леонид Андреевич, удалось в кратчайшие сроки создать эффективный радиозащитный препарат Б-190. Предстояло провести испытания на его переносимость и влияние на деятельность личного состава атомных подводных лодок. Исследования провели на двух экипажах атомоходов, возвратившихся после 80-суточного похода, на одном из которых проходила моя военно-морская служба.


Несмотря на тяжелое психофизиологическое состояние, подводники отнеслись к испытаниям в высшей степени ответст­венно. Ведь если на лодке или корабле есть препарат, который может защитить от лучевой болезни, это создает совсем другое психологическое состояние. За разработку радиопротектора, получившего потом название “индралин”, Ильин и группа сотрудников были удостоены Государственной премии.


О Нобелевской премии мира Леонид Андреевич рассказал нам на курсах повышения квалификации на кафедре радиационной медицины в Москве. Во время холодной войны в некоторых горячих головах возникла идея использования термоядерного оружия против нашей страны. Понимая последствия, совет­ский академик Евгений Чазов и кардиолог из США Бернард Лаун пришли к выводу о необходимости создания медицинского сообщества, которое лучше всех разбиралось бы в вопросах биологического действия атомного оружия и защиты от него.


Поскольку в то время было еще очень мало специалистов в области радиационной медицины, в качестве эксперта привлекли Ильина. Так в 1980 году в Женеве было создано движение “Врачи мира за предот­вращение ядерной войны”.


А в 1985 году это движение врачей — Ильин, Чазов, Кузин вместе с американскими коллегами Лауном, Миллером и Чевнаном — было отмечено самой престижной наградой — Нобелев­ской премией мира.


Драматические страницы


С первых дней чернобыльской катастрофы Леонид Андреевич находился в очаге поражения и фактически был научным руководителем работ по ослаблению медико-биологических последствий.


Одна из драматических страниц его биографии — борьба вокруг 35-бэрной концепции. Именно из-за нее жители Хойников, Наровли и Брагина в феврале 1990 года в обращении к Верховному Совету СССР по­требовали суда над директором Института биофизики Минздрава СССР Ильиным и председателем Госкомгидромета СССР Израэлем, а первый секретарь Компартии Украины Щербицкий объявил их персонами нон грата.


35 бэр за жизнь, выбранные Ильиным в качестве граничного значения дозы допустимого проживания, обеспечивали большой запас безопасности для населения, проживающего на загрязненных территориях. По мнению ученого, концепция допустимого проживания обладала несомненным достоинством: опираясь на современную научную базу, устанавливала весьма щадящий предел допустимой за 70 лет дозы, позволяла более эффективно использовать материальные ресурсы и во многих случаях избежать травмирующей акции — переселения.


Однако Верховным Советом и правительством СССР была принята более гуманная “Концепция проживания населения в районах пострадавших от аварии на ЧАЭС” — 1 мЗв/год, то есть 70 мЗв (7 бэр) за жизнь.


“Отказ от 35-бэрной концепции — одна из серьезнейших ошибок. Переход на принятую в обстановке всеобщего психоза политической борьбы 7-бэрную обернется самыми неожиданными последствиями и медицинского, и социального, и экономического характера” — так в 1991 году писали ученые Филюшкин и Ярмоненко.


После распада СССР расходы на все экономические и медико-социальные программы легли на бюджет Беларуси. Все это утяжелило медицинские и социальные последствия катастрофы.


Об этом горьком уроке Чернобыля и многом другом Леонид Андреевич честно написал в своей книге “Реалии и мифы Чернобыля”, которая впервые была опубликована полностью, без изъятий, в “Гомельскай праўдзе”. Книга вызвала интерес и множество откликов, спустя год ее перевели на четыре языка.


Мы благодарны Леониду Ильину за честную книгу, в которой он рассказал о становлении отечественной системы радиационной защиты, о том, как атомный проект СССР повлиял на развитие экономики страны и ее безопасность, о роли медиков в борьбе с последствиями радиации.

Фото предоставлено автором

0 Обсуждение Комментировать