Вверх


Встретить лошадь — это к Олимпиаде?

1214 0 06:40 / 29.03.2011


С апреля  по сентябрь гомельчанину Александру Фоминову предстоит пройти пять рейтинговых турниров по конному троеборью и, может быть, завоевать олимпийскую лицензию. Перед ответ­ственными стартами мы беседуем о том, насколько реально прорваться к мечте под названием “Лондон-2012”.

Экстракт для победы


— Знаю, что четыре года назад ты даже не пытался отобраться на Игры в Пекине. Почему?

— Понимал, что шансов практически нет. С одной стороны, успехи в конном спорте пришли ко мне довольно рано. В 16 лет я выиграл международный турнир в Минске, стал чемпионом Беларуси, выполнил норматив мастера спорта. Но с другой — мне все-таки сильно недоставало опыта выступлений на крупных соревнованиях. Да и хороших лошадей в распоряжении не было.

— Последнее обстоятель­ство теперь изменилось?

— Да. Сейчас у меня пять лошадей. Среди них, конечно, нет таких дорогостоящих, как у Ирины Лис, и, тем не менее, они вполне хорошие. В основном белорусского разведения — с конезавода имени Доватора. Хотя наиболее перспективного, с моей точки зрения, коня по кличке Экстракт мы купили в России.

— А как ты определил, что он самый перспективный?

— Для троеборья у него родословная поинтереснее: родители были неплохими спортсменами, присутствует чистая кровь — значит ему легче преодолевать длинные дистанции и при этом прыгать через барьеры. Плюс Экстракту сейчас 12, а у лошадей пик формы приходится как раз на возраст от 10 до 16 лет. В этот период их можно ориентировать на участие в серьезных соревнованиях, вроде Олимпиады и чемпионатов мира. Впрочем, у меня все лошади хорошие и способны на многое.

— В общем, ты полон решимости свозить их в Лондон?

— В Англию поедет только одна, если, конечно, я сам туда отберусь. Для этого нужно максимально хорошо выступить на пяти соревнованиях трехзвездочного уровня — в Сопоте, Минске и Москве. Конкуренция ожидается серьезная, потому что все турниры рейтинговые и позволяют завоевывать очки для попадания на Олимпиаду.

— Но зачем такие сложности? Почему бы не отбираться напрямую, через чемпионаты мира и Европы?

— Это нереально. На первенствах планеты сразу получают олимпийские лицензии только четыре первых сборных. Обойти немцев, австралийцев, англичан, американцев, новозеландцев сегодня нам не под силу. Так что мы решили не тратить деньги и сосредоточиться на тех соревнованиях, на которых можем достойно выступить сами и заодно квалифицировать лошадей. Потому что нельзя просто взять любого коня и заявиться с ним на турнир. Сначала нужно пройти несколько мелких соревнований, потом трехзвездочных и только затем мечтать об Олимпиаде.


Плуг или барьеры?


— Сколько человек отбирается на Игры по рейтингу?

— 30. Но это не значит, что нужно непременно попасть в первую тридцатку. Из общего рейтинга автоматически выпадают те спортсмены, которые уже получили лицензии в составе команд-призеров мировых и континентальных первенств.

— На какое место рассчитываешь в Сопоте?

— Было бы не плохо оказаться в десятке. По сути, мои возможности завоевать рейтинговые очки ограничиваются только этим годом. Потому что в начале 2012-го оставшиеся турниры будут проходить далеко от Беларуси, и поехать на них мы вряд ли сможем по финансовым причинам.

— Получается, слишком дорогой вид спорта?

— Да. И для нас это настоящая проблема. За границей, когда рождается лошадь, ее хозяева уже изначально знают, в какой вид конного спорта она пойдет — там работает селекция. У нас же зачастую коней отбирают наугад: выпустили побегать, посмотрели, что вроде неплохо прыгает, — ага, значит конкур. Еще у иностранных лошадей куда более сбалансированное питание, насыщенное всеми необходимыми микроэлементами. А у наших — по старинке: овес да сено.

— Наверняка есть и другие нюансы в подготовке?

— Мне, например, негде тренировать полевые испытания. Круг в гомельской конно­спортивной школе очень далек от реальных соревновательных условий. Он вообще не имеет ничего общего с пересеченной местностью. А вот к выездке и конкуру вполне можно подготовиться — условия хорошие.

— От кого больше зависит успех на соревнованиях: от лошади или наездника?

— Я скажу так: если лошадь не рождена, чтобы быстро бежать и хорошо прыгать, то наездник из нее ничего не выжмет. Нельзя заставить коня, который создан, чтобы где-нибудь тихонько тащить плуг, ставить рекорды скорости. У людей ведь так же. И легкоатлет теоретически может поднять штангу в 200 килограммов — у него есть руки. И тяжелоатлет теоретически может пробежать марафон, 42 километра, — у него есть ноги. Но на деле окажется, что они хороши только в своих видах спорта, а другие для них — запредельны.

Фото Олег Белоусов

0 Обсуждение Комментировать