Вверх


Обаятельная жесткость Ирины Лобачевой

450 0 11:16 / 24.01.2008
Общительная, лучезарная и незнакомая со звездной болезнью — такой показалась нам чемпионка мира, Европы и вице-чемпионка Олимпийских игр в танцах на льду Ирина Лобачева. Теперь она еще и тренер гомельской ДЮСШ № 5.

— В одном из интервью вы сказали, что без жесткости не бывает результата. Что вы вкладываете в это понятие, и какие еще тренерские принципы Ирины Лобачевой можете назвать?
— Я работаю с детьми, как со взрослыми людьми. Стараюсь общаться с ними жестко, но без грубости. Любой ребенок, когда видит улыбку на лице тренера или чувствует его мягкость и спокойствие, тоже начинает расслабляться, “играться”. А жесткость располагает к тому, чтобы он собрался и задумался над тем, чего от него хотят.
— Не секрет, что вы с Ильей Авербухом вместе не только на льду. Насколько важно для танцевальной пары, чтобы между партнерами были какие-то чувства, помимо жажды победы?
— Совершенно не важно! Наоборот, это лишнее, это то, что мешает. Нужно, чтобы фигурист в танцевальной паре через многое в жизни прошел. Я имею в виду испытал сильные чувства: любовь, счастье, грусть. Уже испытанное легко вынести на лед, пережить его там. Тогда, если хореограф от тебя потребует “сделай вот так”, ты просто вспомнишь реальную ситуацию из жизни и легко это выполнишь. Дети, конечно, так не могут, ведь у них нет опыта взрослых людей.
— В паре с Ильей вы заменили Марину Анисину. Об этом много писали в прессе и не всегда положительно. А какие у вас с ней отношения на самом деле?
— Прошлые дела ни на что не влияют. Когда Марина каталась с Ильей, им было 14 — 16 лет. Со временем все меняют партнеров. У нас, к сожалению, не осталось ни одной пары, которая, став чемпионом мира среди юниоров, продолжила бы совместные выступления во взрослом разряде. Все распались и стали кататься с другими партнерами. Некоторые из них выиграли значительные титулы, другие — нет. А отношения с Анисиной у нас очень хорошие. Например, недавно мы с Ильей ездили во французский тур, а она приезжала к нам на Ледовое шоу.
— А вообще ваши друзья — фигуристы?
— Скорее нет. В основном это как раз люди, не имеющие отношения к спорту, с которыми мы дружим уже лет 30.
— Каков он, самый страшный сон фигуриста? Может быть, вас лично что-то пугало ночью?
— Проигрыш на соревнованиях — это самое страшное. А для одиночника — наверное, падение. Очень часто перед финалами снятся программы: на каком-то шаге или элементе ты падаешь — и просыпаешся в холодном поту.
— Как вы думаете, почему из фигурного катания исчезает такое понятие, как “имя на слуху”? Раньше даже дети в классах обсуждали, как Элвис Стойко впервые сделал четверной прыжок и как артистично катается Филипп Канделоро…
— А что у нас тогда было, вспомните: “Место встречи изменить нельзя” и фигурное катание. Вот поэтому вся страна и знала Жеглова, Шарапова и фигуристов. Сегодня на ТВ большое разнообразие передач, лиц, и все шоу имеют достаточно значительный интерес со стороны своей части публики. Внимание рассеивается, и человек не может уловить все фамилии, имена и тем более их запомнить. Тот, кто действительно интересуется фигурным катанием, хорошо знает своих кумиров, следит за их карьерой и частной жизнью — все это доступно в интернете.
— На одном из турниров вас признали самой обаятельной участницей. Обаяние помогает вам в работе? Пускаете его в ход сознательно?
— В работе с детьми — нет. На тренировках обаянием даже не пахнет. А в жизни, конечно, это помогает. Если включаю свои обаятельные резервы, то обязательно добиваюсь успеха.
— Вы с Ильей восемь лет прожили в США. Правда ли, что у вас остались не очень приятные воспоминания об этом периоде?
— Американский менталитет от нашего очень далек. Когда мы только приехали в Штаты, сразу решили, что обязательно вернемся обратно. Америка — не наша страна. Хотя очень многие российские спортсмены и тренеры там отлично живут. Мы же туда приехали исключительно ради работы.
— Скажите, как вам Гомель?
— Нравится! Много ездила по вашему городу — особо впечатлил парк. Только вот если б еще не было так холодно… Ненавижу мороз! Думаю, летом будет гораздо красивее.

За кадром

Журналистам “Гомельскай праўды” удалось пообщаться с Ириной Лобачевой прямо во время тренировки. Из разговора у бортика:
— Несколько дней назад я вызвала из Москвы подающего надежды мальчика Диму Ламтюгина и поставила его в пару с воспитанницей гомельской ДЮСШ № 5 Аней Осадчей. После оформления необходимых документов они будут выступать за Беларусь.
— И каковы их шансы на успех?
— В вашей стране планирую выиграть с ними все соревнования. Во-первых, потому, что это действительно хорошие спортсмены, а во-вторых, потому, что другие белорусские фигуристы не блещут.
— А на мировом уровне?
— У этой пары вполне может быть перспектива. Диме и Ане нужно только работать. В фигурном катании побеждают чаще всего как раз не таланты, а трудяги. А вообще в танцах на льду нужно стать в очередь, чтобы стать чемпионом. К сожалению, это так, хотя очередь и движется довольно быстро в связи с новыми правилами, но все равно она существует. Впрочем, не стану загадывать так далеко: помимо таланта и огромной работоспособности в спорте играют роль еще и побочные явления — например, травмы. Любимый вопрос родителей, когда они приводят своих детей в 4,5 — 5 лет в фигурное катание: а мой ребенок будет олимпийским чемпионом? Ну, это все равно, что спросить у мамы новорожденного: а он будет президентом? Этого же никто не знает.

Впечатления директора ДЮСШ № 5 Игоря Воробьева о работе с Ириной Лобачевой, а также о том, как ему удалось заполучить себе в школу такого именитого специалиста, читайте в следующем выпуске проекта “Спорт с espresso”.



0 Обсуждение Комментировать