Вверх



После визита женщины-легенды в Чечерской ратуше появляются серебряные ложки

3870 0 10:20 / 06.10.2015

Более 40 лет Неонила Шевцова помогала появляться деткам на свет, а сегодня благодаря этой пенсионерке в Чечерской ратуше появляются новые экспонаты.


Неонила Шевцова подарила музею семейный альбом, где хранится фото бабушки Сенклеты


Имя и профессия по наследству


Сотрудники Чечерского историко-этнографического музея называют Неонилу Михайловну не иначе как человеком-легендой. Еще бы! После ее визитов фонд пополняется новыми раритетами. И это не просто предметы старины — каждый хранит историю из жизни. В юбилейный для музея год — ему исполнилось уже четверть века — попросила директора Елену Новикову познакомить меня с самой активной сдатчицей. Так здесь называют людей, которые сдают антиквариат на вечное хранение. Отправляясь в ратушу, даже не предполагала, насколько интересной окажется встреча.


В беседе узнаю, что Неонила Шевцова окончила Гомельское медучилище по специальности фельдшер-акушер. Одно время работала в Чечерском районе в Залесье, обслуживала несколько сел. В те годы рожали на дому. По словам акушерки, принимала в месяц по 18 — 20 родов, а однажды было 54. Маленькая хрупкая женщина отдала медицине почти полвека. Сейчас на заслуженном отдыхе. Но в свои 77 лет не потеряла жизненной активности.


— Любопытно узнать, откуда у вас такое редкое имя? — обращаюсь к собеседнице.


Хорошо, расскажу, — улыбается та. — Беременность моей мамы протекала очень тяжело. За ней присматривала акушерка, которую звали Неонила. Когда я родилась, нарекли в честь нее. Выходит, с именем унаследовала и профессию.


— А как получилось, что у медработника возникла тяга к истории?


Тут, наверное, дело не в истории, а в самой ратуше, — голос Неонилы Михайловны задрожал от волнения. — Каждый раз прихожу сюда, как будто на свидание с матерью. Ее потеряла в войну. Мне тогда было лет шесть.


В памяти Неонилы Михайловны оживают картины прошлого. Ее мирное детство закончилось в 1941-м. Отец-военнослужащий сразу отправился на фронт, семью эвакуировал в Башкирию. Тетя, Нина Андроцкая, осталась в Беларуси и сражалась в одном партизанском отряде с Маратом Казеем. Мама, не жалея здо­ровья, трудилась в тылу. Однажды зимой простудилась, слегла и больше не поднялась. В 1949 году маленькая Неонила вернулась с семьей на родину в Чечерск. Самого близкого человека ей заменила родная тетя. По велению судьбы история повторилась. Неонила Михайловна стала матерью для племянников, чья мама рано ушла из жизни. Своих детей, к сожалению, нет.


Ратуша для меня — то самое место, которое хранит память о матери, — пояснила собеседница. — Когда-то в стенах этого здания располагался зоотехникум, где она училась. Прихожу сюда, и серд­цу становится легче. Первыми вещами, которые сдала в музей, были как раз документы об учебе мамы и воспоминания о ней. После стала чаще заглядывать в ратушу. Приходила, как домой. Всегда интересовалась, нужна ли музею какая-то вещь, а мне говорили: «Если не жалко, несите».


В старинном фотоальбоме фото бабушки Сенклеты и дедушки Игната


Из огня да в летопись


Сама Неонила Михайловна в шутку называет себя Плюшкиным. Кто знал, что ее тяга к коллекционированию окажется такой полезной? То, что в детстве было обычным, сегодня — музейная редкость. Взять хотя бы такие мелочи, как школьная чернильница, старые елочные игрушки, почтовые открытки 50-х годов или духи «Красная Москва». Практически в каждом зале ратуши есть вещь, которая перекочевала сюда из дома фельдшера. Газета «Правда» за 10 мая 1945 года с победным обращением Сталина сохранилась от отца. Раритетная кожаная сумочка 30-х годов прошлого века осталась от мамы.


Среди вещей эпохи XIX века — антикварный угольный утюг с головой льва. По словам главного хранителя музея Людмилы Филюшкиной, элемент декора вместо обычной ручки означает, что чугунный раритет принадлежал семье знатного рода. К слову, это единственный экземпляр с головой льва из 14 старинных утюгов, хранящихся в фонде.


Помню, как в детстве захотела отгладить папины военные брюки, — вспоминает Неонила Михайловна. — Думала, что ничего сложного. Кинула углей в утюг, раздула и так нагладила, что отец не смог пойти на службу, пришлось покупать новые брюки.


Память Неонилы Шевцовой хранит много интересных моментов. Например, как школьницей любила забираться по узким ступенькам на самый верх ратуши — от высоты кружилась голова. Даже сегодня здание остается самым высоким в городе.


Помнит и пожар, в котором сгорела деревянная часть ратуши. Печальному случаю предшествовала романтическая история. Старшеклассник влюбился в молоденькую учительницу и захотел сделать ей подарок. Пробрался на обеде в универмаг, который располагался на площади. Украл какую-то ценность и спрятал в ратуше на самом верху. Но подарить не успел. Когда воришку вычислили, тот поджег башню. «Сегодня эта история уже легенда, а тогда ее весь Чечерск обсуждал, — отмечает Неонила Михайловна. — Семье горе-влюбленного пришлось уехать из города».


Воспоминания чечерянки, записанные и переданные в музей, не менее ценные, чем раритеты. Благодаря таким неравнодушным жителям пополняется летопись города.


В экспозиции в ратуше можно увидеть не одну вещь, которую Неонила Шевцова подарила музею, в том числе духи «Красная Москва» на полке, женскую сумочку 30-х годов на кресле


Клад, зарытый в огороде


Одни из самых дорогих вещей, переданных Неонилой Шевцовой в музей, — 57-граммовая столовая ложка из чистого серебра, датированная 1884 годом, и блюдо из столового сервиза XIX века. Точно такое, по словам чечерянки, она видела в одном из музеев Санкт-Петербурга:


На экскурсии в Екатеринин­ском дворце обратила внимание на сервированные столы. Смотрю, блюдо и селедочница такие, как у меня. Вот и решила отдать столовые приборы в ратушу. У этих вещей тоже интересная легенда, связанная с моей двоюродной бабушкой Сенклетой.


В конце XIX века она служила кухаркой в семье у полковника Мальчевского. В Первую мировую войну хозяин погиб. Сестры полковника сговорились и выставили его жену за порог. Тогда Сенклета предложила вдове перебраться в Чечерск. Что и сделали, захватив с собой немногие пожитки. Благодарная гостья подарила Сенклете некоторые вещи, а ее сыну на свадьбу золотой чайный сервиз. По воспоминаниям бабушки, в 20-е годы вдова полковника Александра Михайловна учила грамоте местных ребятишек. Занятия проходили в ратуше, причем бесплатно. С началом Великой Отечественной войны, перед отъездом в эвакуацию, многое из наслед­ства вдовы закопали за огородами недалеко от Замковой горы. По возвращении, увы, нашли не все. Местные кладоискатели поорудовали железными штырями в поиске ценностей. «Что украли, что перебили, — вздыхает собеседница. — То немногое, что осталось от бабушки, думаю, со временем передам в музей».


Примечательно, что бывший медработник делает это безвозмездно.


Расстаюсь с вещами без сожаления, — признается Неонила Шевцова. — Отдаю на вечное хранение. Для себя так решила: сама уже в годах. Умру, может, обо мне все забудут. А в музее, знаю точно, будут помнить долгие годы.


Блюдо из сервиза 19 века и 57-граммовая серебряная ложка из наследства полковничьей вдовы


Можно ли заработать, сдавая в музей антикварные ценности?
Адресую вопрос директору Чечерского историко-этнографического музея Елене НОВИКОВОЙ:


Конечно, нет. Сегодня из-за отсутствия финансирования маленькие региональные музеи, как наш, не могут себе позволить покупку раритетов у населения. Последние годы фонд пополняется новыми экспонатами только благодаря неравнодушным людям. Среди активных сдатчиков Галина Синицына, Валентина Пранкевич, на их счету около сотни предметов. Но Неонила Шевцова — бесспорный рекордсмен, уже подарила ратуше 523 раритета. Конечно, дело не в количестве, а в бескорыстном желании помочь музею.


Наш музей начинался с небольшой комнатки в райисполкоме. Потом фонды размещались в бывшем дворце графов Чернышевых-Кругликовых. Затем обосновался в стенах ратуши, которую отреставрировали после пожара. Ежегодно музей посещают более девяти тысяч человек. В юбилейный для нас год мы объявили акцию «В дар музею». Старались заинтересовать людей, чтобы им захотелось оставить о себе память, пусть даже небольшой вещицей, фотографией. В итоге получили от горожан 187 новых экспонатов. Коллекцию выставили в отдельном зале на всеобщее обозрение.



Неонила Михайловна приходит в ратушу, как на свидание с матерью


На этом фото 30-летняя Неонила (1968 год)


До пожара в ратуше располагались техникум, школа и отдел образования, теперь музей (фото 1957 года)

 
Бабушка Сенклета (вверху) вместе с сестрами полковника Мальчевского


Газета «Правда» за 1945 год сохранилась от отца


На последней полосе «Правды» легендарное фото подписания безоговорочной капитуляции Германии


На открытие Чечерского музея собирали всем миром


Директор музея Елена Новикова демонстрирует экспозицию


Ратуша после пожара. 1978 год


Винтовая лестница ведет на верх ратуши


Голова льва на месте обычной ручки означает, что утюг принадлежал семье из знатного рода


В детстве Неонилы ступеньки ратуши были гораздо уже


На фото из семейного альбома мама Неонилы Михайловны


На этом фото мама Неонилы Шевцовой во время переправы через Сож


Чечеркая ратуша — единственная в Беларуси, которая имеет пять башен, и все — деревянные


По сей день ратуша — самое высокое здание в Чечерске. На месте магазина «У ратуши» располагался тот самый универмаг, откуда старшеклассник украл подарок для учительницы


Сегодня ратуша — настоящее украшение Чечерска

Фото автора, из фондов Чечерского историко-этнографического музея, Олега Белоусова и Алексея Герасименко

0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...