Вверх



Хата на песке

3081 0 14:27 / 26.06.2016

Домом на песке называют в народе непрочные сооружения. Такой незадачливой оказалась и судьба 65-летней Марии Кадовба из деревни Озерщина Речицкого района. Так сложились обстоятельства…


IMG_6077.JPG



Больная пенсионерка не в силах остановить разрушение дома



И один в поле воин, когда сильный


На склоне лет пенсионерка осталась одна в своем аварийном доме со старостью и болезнями. И как ни бьется она, стараясь как-то укрепить свое жилище, чтобы хоть не капало на голову и дер­жалось тепло в доме — процесс разрушения непоправим. Да и что может сделать женщина-инвалид с костылем, руки которой, скрюченные ревматоидным артрозом, с трудом удерживают только малый чугунок? 


В доме течет крыша: в сенях сквозь щель просматривается небо с облаками. Когда сильный ветер, потолок ходит ходуном. Забираться на чердак никто не осмеливается — гнилые балки. С потолка отваливается и падает на голову штукатурка. Во время дождя вода собирается на подоконниках, которые пенсионерка выкрасила в ярко-синий цвет. Но от легкого нажатия пальцем на раму сыплется труха. Особенно удручает печка в доме, которая потрескалась и находится в аварийном состоянии. Чтобы как-то перезимовать, хозяйка сама месила глину и замазывала щели от выпавших кирпичей. Отвалившуюся чугунную дверку от плиты прикрутила проволокой — по-бабьи, как умела. Кстати, на таких подвязках и подпорках находятся входные двери и забор во дворе, которые держатся на честном слове. 


Смотровая комиссия, в составе которой был и работник пожарной охраны, от увиденной картины недавно схватились за голову: мы вас оштрафуем! 


В ответ пенсионерка лишь плачет, не в силах справиться со своим отчаянием. Чисто по-человечески ее понять можно: вместо протоколов или штрафных санкций члены комиссии могли бы поинтересоваться, как она перезимовала в такой хате. Нынешней зимой даже картошка в мешках, которые стояли на кухне, подмерзла и стала гнить. Сама хозяйка ложилась спать в телогрейке, но все равно мерзла. “Родственников нет — вот нет и защиты, и никакой помощи”, жалуется Мария Константиновна.


Взять хотя бы дрова, которые лежат в поленницах под открытым небом на улице. Пенсионерка как-то сумела их сложить сама, а накрыть от дождя хотя бы полиэтиленовой пленкой не в силах. Поэтому приходится растапливать печку сырыми дровами, которые дымят и не хотят разгораться. 


Кстати, печку, как признается хозяйка хаты, уже три раза приходилось переделывать. “Денег вечно не хватало, старалась найти специалиста подешевле. Как им платила, так они и делали”, признается с обидой пенсионерка.


IMG_6088.JPG


Печь давно нуждается в умелых руках специалиста



Доля, доля — тяжкий колос…


Мария Константиновна вспоминает, как в молодости затевали с мужем стройку дома — на этом месте квакали лягушки в огромной яме, ужей водилось немерено. Столько насыпали песка, навозили земли, а гиблое место и сегодня (почти полвека спустя!) дает о себе знать — безрадостной жизнью, неустроенностью дома, бесчисленными болячками. Да и рептилии до сих пор невесть откуда шастают под ногами, норовят заползти в хату… 


— Я понимаю, что дом — это моя частная собственность и мои проблемы никого не волнуют, — вздыхает хозяйка хаты. Поэтому в очередной раз садится штопать своими непослушными пальцами старенькие занавески на окна и подклеивает сапоги на рыбьем меху — пенсия небольшая, приходиться экономить каждую копейку. Судьба приучила ее рассчитывать только на свои силы. Но сейчас, когда с возрастом болезни сделали свое дело, пенсионерка в отчаянии: как жить дальше? Но от услуг социального работника наотрез отказывается, хотя месячная плата составляет 54 тысячи рублей. 


Пьяница-муж бросил ее с дет­ками на руках, дочке тогда было три месяца. Пока была молодой и здоровой, своими силами достраивала дом, ставила на крыло детей. Сына, правда, уже нет в живых — похоронила, плачет Мария Константиновна. Не заладились отношения и с дочкой, которая живет в Речице вместе с сожителем и не помогает больной матери. “Она мне даже пол ни разу не вымыла, признается пенсионерка. — Надо что постирать, жмякаю своими руками-граблями”.


Пока мы общались с хозяйкой, на пороге хаты появились работники местного сельсовета, поинтересовались целью приезда журналиста областной газеты. 


— Мы работаем с одинокими пожилыми людьми, но к этой категории Мария Константиновна не относится — у нее есть трудоспособная дочка, развела руками управляющая делами Озерщинского сельсовета Людмила Куликовская. — Не один раз мы обращались, но бесполезно. Мать с дочкой и сегодня по разные стороны баррикад. И трудно разобраться, кто из них прав. 


IMG_6102.JPG



Забор держится на тряпичных завязках



Тем не менее в прошлом году работники сельсовета помогли пенсионерке выкосить на огороде траву, отремонтировать забор — ходатайствовали перед управлением по труду, занятости и социальной защите Речицкого райисполкома об оказании материальной помощи. Правда, получить ее можно только один раз в год — по закону больше не положено. Предложили написать такое заявление и в нынешнем году. Но обездоленная женщина лишь отмахнулась: что они там выделят? В лучшем случае — один миллион, на который печку не отремонтируешь. В доме надо залатать крышу, поставить навес над дровами, заменить электропроводку — старая искрит от дождевых потоков. 


Так как об интернате для престарелых хозяйка дома и слышать не хочет, единственный выход из этой тупиковой ситуации — обменять дом на две квартиры — для матери и дочери. Такой вариант озвучила на недавней встрече с Марией Кадовба председатель Озерщинского сельского Совета Елена Галата. Елена Алексеевна рассказала, что уже находился обмен дома на благоустроенную 2-комнатную квартиру в соседнем поселке Заречье, где имеется участковая больница. Но мать и дочь даже его не рассматривали по причине отсутствия оформленных документов на свое заброшенное жилье. 


Кстати, у злополучного дома сейчас два владельца: одна половина принадлежит матери, вторая — ее дочери. И пока эти родные люди не могут найти общий язык и враждуют, дом разваливается, отдаляя их все дальше друг от друга...


IMG_6099.JPG




P. S. Когда материал готовился к печати, из Озерщинского сельского Совета сообщили, что Мария Кадовба все-таки дала доверенность своей дочери на оформление документов на дом, чтобы разменять его на благоустроенное жилье. С отопительными батареями, теплой водой и надежной крышей над головой. 



Фото автора

0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...