Вверх



Бороться, побеждать и снова не сдаваться

2866 0 12:54 / 30.09.2011
Это история о мальчике, который не бросил всё однажды только потому, что побоялся показаться слабым. Об атлете, который не ушел из спорта, потому что хотел доказать: большая победа бывает не один раз в жизни. О мечтах, которые сбываются. О том, за какой объем труда дается награда. Это история о борьбе. — Когда тебе плохо, когда тошнит от перенагрузки, всегда думаешь: зачем мне это надо? Можно ведь сидеть на берегу речки с семьей и наслаждаться жизнью. Но такие моменты, наверное, у всех бывают, когда очень тяжело. И именно тогда приходят мысли о победе и возможности взять медаль, — говорит теперь уже двукратный чемпион мира, борец-классик Алим Селимов. — Сложнее всего на недавнем чемпионате мира в Стамбуле пришлось не в финальной схватке, а в четвертой. Она была переломной. Победитель получал олимпийскую лицензию. Я думал только о том, чтобы выиграть, и не беспокоиться о путевке в Лондон. После поединка тренер сборной говорит: ну, молодец, иди отдыхай. На восстановление ровно 25 минут. А мне так плохо было, что думал, не восстановлюсь. Но с нами работают доктор, массажист, кое-как пришел в себя. Главная задача была выполнена. Захотелось большего. В такой, в хорошем смысле слова, жадности, вся человеческая сущность. Что с того, что следующий соперник — финн — по сравнению со мной был горой мышц? Зато я был свободен. В Стамбуле Алим Селимов завоевал золотую медаль. Вторую в своей карьере. И тем более ценную, что ее могло и не быть, сдайся спортсмен в свое время на милость судьбы. Алим родом из Дагестана. И в секцию борьбы впервые пришел тоже там. Но не только потому, что в Дагестане борьба — национальный вид спорта. Когда мальчику было семь лет, ушел из жизни его отец. Папин любимчик Алим очень тяжело переживал утрату. И чтобы хоть как-то отвлечь сына от тягостных мыслей, мама попросила соседку, волейбольного тренера, захватить его в спортзал. Пару дней мальчик повозился с мячом. А потом заглянул в борцовский зал: упорный поединок, мокрый ковер, тренер орет. Наставник заметил нежданного гостя и грозно отправил его в угол — посмотреть, как тренируются настоящие мужики —  «а то ходишь тут с мячом, как девчонка». Два часа Алим смотрел как завороженный, пришел домой и объявил маме, что хочет на борьбу. Время шло, тренеры менялись. И в 16 лет Алим оказался на Гомельщине. А если конкретнее — в Мозыре. Тренер Малик Эскендаров был дядей его друга. И Алим приехал сперва на две недели. Наставник тут же положил на него глаз. В Дагестане, говорит Селимов, спорт стоит немалых денег. А здесь ему посулили проживание, питание, возможность учиться и, самое главное, не только тренироваться, но и участвовать в серьезных соревнованиях. Вот только было одно «но». Алим занимался вольной борьбой. И приехал, собственно, продолжать это делать. Но Малик Эскендаров решительно взялся ковать из него классика. — Это только с виду вольная и греко-римская борьба схожи. Специфика у них совершенно разная, — говорит спортсмен. — В вольной ценятся ловкость и быстрота. В классической — сила. На тренировках меня просто били о ковер. Выдерживать это было невыносимо. Несколько раз уходил из зала. Потом нервы сдали, и я собрался домой. И тут дальновидный Эскендаров сказал парню единственно верные, как оказалось, слова: «Ну и езжай. Столкнулся с трудностями и сразу сдался? Значит, нет в тебе ничего мужского. Ты слабак. Давай к маме». — Я сел и думаю: и как после таких слов ехать? — вспоминает Алим. — Решил бороться. Перетерпел. Потом меня перевели в училище олимпийского резерва, начал тренироваться в Гомеле, пришли победы. Поэтому теперь борец называет Беларусь второй родиной совершенно искренне. С формулировкой «пусть я не родился здесь, но вырос как личность и как человек».

В 2005 году Селимов, которому было 22 года, неожиданно для всех в Будапеште стал чемпионом мира. При этом в финале переборол не абы кого, а олимпийского чемпиона. Попутно выиграл и у венгра — так сказать, хозяина ковра, которому, по словам Алима, специально подобрали в группу не самых грозных соперников, коим считался и гомельский дебютант взрослого мирового первенства. Может, отчасти поэтому золото Селимова принято было называть чуть ли не случайным. Понятно, атлета это коробило, и он не раз высказывался в духе «ну съездите, выиграйте, пусть вам повезет». Правда, теперь, когда время прошло, он соглашается, что та победа отличается от нынешней. Не везением, нет. Но та была достигнута на эмоциях, на порыве: «Был совсем молодой, хотелось всех рвать». А эта создавалась долго, шесть лет, по кирпичику, через боль и колоссальный труд. — Эти шесть лет были очень сложными для меня, — рассказывает Алим. — Постоянно преследовали травмы. Два раза прооперировал ногу: сначала правое, потом левое колено. На левом колене мне вообще заново крестообразную связку сделали в Германии. А с деньгами на операцию помог друг из Дагестана. Он позвонил сам: «Алим, слышал, что у тебя беда стряслась». В тот же день получил банковский перевод. Правда, врачи сказали: всё, можешь уже потихонечку заканчивать со спортом. Спрашивается, как? Нужно было доказать самому себе, что победа в 2005-м — не случайность. А еще ведь знаете, когда травмируешься, все премии и надбавки снимаются, и начинается практически паника: делать-то ты больше ничего не умеешь. Ну или не готов, потому что есть мечта еще. Спасибо нашему управлению спорта, они все-таки от меня не отмахнулись, поставили на «губернаторскую» стипендию, брали на сборы, хоть чуть-чуть, но помогали как могли. Сейчас Алим — одна из главных олимпийских надежд Гомельщины в Лондоне. Он относится к этому спокойно, без лишних волнений. По крайней мере, создается такое впечатление. И тренер Селимова Игорь Петренко, не прикрываясь всякими суевериями, говорит, что в Туманный Альбион в следующем году его подопечный поедет за медалью, и сам Алим признается, что Олимпиада — главная цель. Играет роль, наверное, и чувство вины за то, что «на прошлой Олимпиаде оставил свою страну (Беларусь, попрошу заметить — прим. автора) без лицензии». Оказывается, весь тот предолимпийский год Селимов выступал, скрывая травму. Если пишешь (или читаешь) в основном об игровых видах спорта, неизбежно наступает момент, когда такие истории воспринимаешь чуть ли не с недоверием. Ведь что слышишь обычно из стана футбольных и хоккейных клубов? Что задачи на сезон нужно соизмерять с клубным бюджетом. Денег на селекционную работу не хватает. Всякие потолки зарплат — это одна сплошная печалька. И далее в том же духе. А тут тебе вдруг о цели, характере, своей стране. Спрашиваю у Алима: не обидно, что материальная поддержка, скажем, хоккея и борьбы, откровенно говоря, несоизмерима? — Обидно, конечно. Особенно учитывая то, что частенько несоизмерим и коэффициент работы, выполняемой игровиком и единоборцем. При этом хоккеисту не обязательно быть каким-то выдающимся спортсменом, а бывает, даже и выходить на игру, чтобы получать зарплату в три тысячи долларов. Это минимум и, кстати, олимпийская стипендия. У нас, конечно, бывают коммерческие турниры, но их проводится очень, очень мало. А оплачиваются только официальные старты: мир, Европа и Олимпиада. Но я никому не завидую. Каждому свое. Ну и правильно. Чего завидовать? Зато у Алима есть мечта, которая сбылась и еще лучшая ей на смену, а также подтвердившаяся убежденность: если бороться несмотря ни на что, и при этом по-честному, победа придет. Обязательно. Не знаю, как вы, а я люблю спорт именно за это. P. S. Алим Селимов просил поблагодарить всю команду спортивной лаборатории ГГУ имени Ф. Скорины, вклад которой в его мировое золото, по словам спортсмена, очень значим.  
Фото БелТА

0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...