Вверх


Мадам Плюшкина

2358 0 08:59 / 06.12.2011
В ее руках и барахло становится произведением искусства

Все люди могут делать красивые вещи. Но у некоторых это получается лучше, чем у остальных. Ольга Ковтун в совершенстве владеет различной техникой рукоделия. Каждая ее работа завораживает.



 

Картина, корзина, картонка

Я напросилась к Оле в гости. Оказалось, у нее не квартира, а отдельный космос, в котором она самая главная звезда. Стена с граффити, в углу большое широколистое растение, на шторе мне мерещится усатый сом, сложенный из цветных фигур и пятен. Дальше по курсу «картина, корзина, картонка» — сервант, под завязку нагруженный всякой всячиной. Сверху декоративные бутылки и графины в вязаных разноцветных чехлах. На полках коробочки в оберточной бумаге. В них маски, брошки, разноцветные перья птиц, бусины. На тумбочке огромная круглая коробка, в таких раньше хранили дамские шляпки. У Оли там цветная шерсть, специальные иголки, бусы, сережки, колечки, все из войлока.

Подхожу к ширме. Верчусь вокруг, сканирую взглядом развешанные наряды. Костюм для танцев, платье, кофточки, жилетка выглядят великолепно.
Оля из кухни зовет завтракать. Греет кашу с изюмом, раскладывает по тарелкам, наливает чай. Рассказывает попутно о самых ярких моментах творческой жизни. Как уезжала из Гомеля в Минск молоденькой девчушкой. Удача не оставляла ни на минуту, хотя временами было трудно. Совершенно случайно наставником Оли стал Вениамин Самуилович Маршак, сын знаменитого детского писателя и один из самых известных белорусских сценографов. Не только учил работать в мастерской, но и воспитывал как родную дочь, поддерживал и давал советы. Оля долго искала себя в роли гримера, костюмера, реквизитора и даже натурщицы. Посчастливилось приложить руку и к таким известным мюзиклам, как «Пророк» и «Байкер».



 

В пику потребителю

Спустя почти десять лет Оля вернулась в Гомель. Теперь, конечно, она знает и использует больше приемов техники рукоделия. Валяние из шерсти, оригами, тестопластика, бисероплетение, вышивание, вязание, батик, скрапбукинг (изготовление и оформление фотоальбомов), декупаж.

В Гомеле для Оли начался новый жизненный этап, «официальный». Работала в территориальном центре социального обслуживания населения Железнодорожного района. Вела кружки, наводила красоту в интерьере, оформляла информационные стенды. Самый востребованный клуб по рукоделию «Феникс» посещали пожилые дамы. Бабушки души не чаяли в своем учителе. Не скупились на подарки: тапочки ручной работы, старые шляпки, кружева, подстаканники.

Насобирав старых вещей, наша Плюшкина их творчески реанимирует. Особенно много у нее вещей, выполненных в технике декупаж. Это стулья, шкатулки, кухонные дощечки, зеркало и даже старый телефонный аппарат.

— Моя работа — противовес идее потребления. Я пускаю время вспять. Люди ломают, разрушают вещи, а я все это вновь воскрешаю. Стараюсь нести в мир радость и красоту! — растолковывает мне Оля.
Продолжаю поиски сокровищ и нахожу за шторой на подоконнике шкатулку. Декупаж, цветочный орнамент. Открываю боязливо — жду, что выскочит чертик и закачается на пружинке. Вместо него — музыка. Спрашиваю, не надоело ли собирать по знакомым всякое барахло. Оля отрицательно качает головой.
— Посмотри на мое стеганое одеяло. Знаешь, что за птица на нем? Это тукан. Почти год над ним билась.
Оказывается, самые простые вещи могут преобразиться до неузнаваемости. Старый порванный пододеяльник, краски для батика, рисунок пришивается на ткань и набивается в процессе синтепоном. Техника называется «квилт».

Оля приносит на ладошке зверюшек, сваленных из комочков шерсти. Глядят на меня медвежата размером меньше пальца. В голове не укладывается, как таких «микробов» можно смастерить? Боюсь дотронуться, вдруг оторвется лапка. Осторожно глажу ушки. Трогательно. Как новорожденные котята.

...Обед. Идем варить суп без мяса. До сегодняшнего дня я не верила в супы без мяса. Оказалось, это не только возможно, но и съедобно, и вообще даже вкусно. Картошка, овощи, плавленый сырок. Оля может все, я в этом убеждалась целый день.

Иду мыть руки, заодно обследую ванную комнату. Нахожу там красного зайца в белом переднике с черной бабочкой на шее. Стоит на полке среди кремов, уставился своими глазищами-пуговицами на меня, беззащитно злобный. Оказалось — брошка! Примерили ее к платью, сфотографировались; очень понравилось переодеваться из одного наряда в другой. И броши перестегивать: то зайца, то божью коровку на листке клевера, то цветы разные нарядные.

То, что делает Оля, — не просто модно и красиво. Ее вещицы со вкусом! Нестареющая классика жанра. А мода на элегантность и аккуратность во внешнем виде женщины не пройдет никогда.

0 Обсуждение Комментировать