Вверх


СпецПТУ закрытого типа: как плохие девочки становятся на путь истинный

1433 0 10:38 / 28.06.2017
Специальных учреждений образования закрытого типа в нашей стране четыре: для мальчиков — два в Могилеве и одно в Кривичах, для девочек — в Петрикове. По решению или приговору суда здесь на перевоспитании находятся подростки 11 — 17 лет. Что приводит сюда этих детей и кто стоит за их жизненными сценариями? Ответы искала корреспондент “Гомельскай праўды”. 
IMG_4203.JPG


Трудные девочки хотят тепла, доброты и хорошего к себе отношения


Их не понимали, унижали, а воспитала улица


В СПТУ закрытого типа № 1 легкой промышленности девочки оказываются в основном за употребление алкоголя, реже за мошенничество, воровство. Отягощенных тяжелым криминальным прошлым воспитанниц здесь нет. Срок пребывания в учреждении определяет суд, но он не превышает двух лет. Однако по своему желанию девочки могут его продлить, чтобы завершить образование. Этим правом в нынешнем году воспользовались восемь из одиннадцати воспитанниц.


Училище рассчитано на 90 человек, сейчас здесь живут 46 девочек в возрасте 13 — 17 лет. Почти половина “пришла” из системы профтехобразования. Большинство из неблагополучных, неполных семей, есть социальные сироты и небольшой процент биологических. Некоторые воспитанницы из вполне нормальных семей, но пока родители занимались добыванием денег, их чад перехватила уличная компания.


— Безусловно, с такими детьми непросто работать, — говорит заместитель директора по воспитательной работе Клавдия Грицкевич. — У каждой свое мнение, многие не приемлют простых форм воспитания. Кто-то в своей среде был лидером, кто-то ведомым. У девочек немало проблем, ведь это дети, которых не понимали, обижали, которых больше воспитала улица, чем семья. Если говорить в целом, все они — недолюбленные дети.


Лишают благ, чтобы ценили свободу


Девочкам здесь предстоит многому научиться, понять основные правила жизни: что делать можно, а что нельзя. Ведь некоторые из них, имея негативный пример родных, не знают, каково быть благополучной и счастливой, как существовать в мире, чтобы не причинять вреда себе и окружающим.


Воспитание начинается с дисциплины. Распорядок дня в училище строгий. Подъем в 7.00. Затем зарядка, уборка. Девочки посещают школу, она находится здесь же, и осваивают специальности “швея” и “термоотделочник”. После вечерней линейки их передают воспитателям. Отбой в 21.30.


У подростков практически нет свободного времени. Если они не на учебе, то занимаются в кружках и спортивных секциях. Интернетом могут пользоваться под контролем взрослых. Клавдия Грицкевич говорит: девочки наказаны, и лишают их благ, чтобы они ценили то, что есть за забором учреждения. То, к чему привыкли обычные дети.


В училище четырехступенчатая балльная система. Каждый день воспитатели, мастера, учителя в специальной тетради ставят или отнимают баллы за поведение и выполнение заданий. Если девочка четыре месяца на третьей ступени, то может на несколько часов выйти в город в сопровождении родителей или работника училища. За хорошее поведение имеет право съездить домой на каникулы, если ситуация дома благонадежная.


По ту сторону неблагополучия


Мое знакомство с девочками началось с похода в центр соц­обслуживания — здесь они выступали с концертом перед инвалидами. Со стороны не скажешь, что у артисток — милых созданий в красивых платьях — когда-то были серьез­ные проблемы с законом. Я увидела приятных, общительных, веселых девушек.


Разговаривали мы позже в кабинете педагога-психолога Галины Кудравец. Моим собеседницам по семнадцать лет, большинство в училище уже почти два года. Слушая их истории и глядя в их еще детские глаза, задавалась вопросами: почему в столь юные годы им нужно находиться здесь, кто или что стоит за их неблагополучием?


Саша: мне хотелось, чтобы мама меня поддерживала


— Я младшая в семье, есть еще две сестры и брат. Папа пил, и когда мне было семь лет, родители развелись, по поводу чего сильно переживала. Мама же всегда уделяла мне мало времени, мы не понимали друг друга, ссорились. А хотелось, чтобы она поддерживала, говорила, что я лучшая. Вместо этого слышала: ты мое бедствие, ты портишь авторитет семьи.


В тринадцать лет попала в плохую компанию, не приходила домой. Сначала гуляла со сверстниками, потом с теми, кто старше. Казалось, что с ними интересно.


Первый протокол за пьянство на меня составили в четырнадцать лет. Потом все чаще стала попадать в милицию. Когда узна­ла, что собирают документы в суд, не поверила. Потом стало страшно, ведь даже самый близкий человек хотел, чтобы меня отправили на перевоспитание.


Когда приехала сюда, подумала, что я хуже других, хотелось плакать. Сейчас по-другому стала смотреть на вещи, по­взрослела. Отношения с мамой потеплели, она приезжала, ждет меня. Теперь самая большая ценность для меня — близкие. Хочу быть медсестрой. Решила, что буду общаться с успешными людьми.


Яна: со старшими друзьями снимали квартиры, ходили в клубы



— Ничего плохого не могу сказать о своей семье. Меня и хвалили, и поддерживали, к тому же я единственный ребенок. На улицу пошла за двоюродной сест­рой, хотелось быть похожей на нее. В одиннадцать лет по­пала в реанимацию с алкогольным опьянением. Через пару лет уже пробовала спайсы, курила траву, правда, не кололась. Наркотики в нашей компании водились всегда.


Со старшими друзьями, у которых были и машины, и деньги, без проблем снимали квартиры, ходили в клубы. Они показывали паспорт, я же, улыбаясь, проскакивала просто так. Одним словом, наслаждалась взрослой красивой жизнью.


Домой поеду другим человеком. Как в училище с педагогами, так ни с кем никогда не общалась, да и слушать никого не хотела. Здесь поняла: есть люди, которым я не безразлична. Участвую в танцевальном проекте, учусь нормально. В будущем хочу стать оператором почтовой связи.


Катя: начала прогуливать уроки, и потом меня невозможно было остановить


— Меня воспитывала мать-одиночка. Она сама из интерната, поэтому старалась ни в чем не отказывать, выполняла любой каприз. В итоге разбаловала настолько, что не могла сказать мне нет. Я спрашивала: можно не пойду в школу? Она отвечала: конечно, ты же умная девочка, наверстаешь. Так начала прогуливать уроки, потом уже она не могла на меня повлиять.


Связалась с ребятами старше себя, в одиннадцать лет стала пробовать алкоголь — поставили на учет. Когда выпивала, казалось, что все хорошо, весело. Мама, кстати, тоже прикладывалась к спиртному. И уже в какой-то момент я держала ее в руках.


Если раньше весь день могла просто прогулять, то сейчас интересно поучаствовать в каком-то мероприятии. Учеба на первом месте, подняла средний балл. Люблю готовить, продолжу учиться в колледже на пекаря-кондитера.


Юля: парень приучил меня к разгульной жизни


— Я потеряла маму, и меня к себе забрала бабушка. (Юля жила в Москве, где у мамы было свое дело. Но так трагически сложились обстоятельства, что самый родной человек погиб в автокатастрофе на глазах у дочери — прим. автора). С пятнадцати лет жила с парнем, он-то и приучил меня к разгульной жизни. Смотрела на него, его компанию и хотела такого же веселья, чтобы заглушить чув­ство потери.


Когда приехала сюда, поняла, что все будет хорошо. А что дальше? Точно сказать не могу, откажусь ли на праздник от шампанского, но к прежнему образу жизни не вернусь. Точно знаю, что перееду жить в другой город. Хочу быть хореографом — на танцы раньше времени не было.


Маша: с ребенком так поступать нельзя!


— Мама выпивала, и я на нее за это сильно обижалась. Когда надо было поругать, не ругала, не обращала внимания на плохие отметки. С папой рассталась, когда мне было три года. Помню, она пила, приводила домой кавалеров, а когда я болела, могла оставить на старшую сестру и пойти в клуб.


Не получая тепла в семье, я стала гулять, выпивать. Думала, залью горе водкой. Мама порой сама выгоняла меня из дома, и я шла к друзьям. Но ведь с ребенком так поступать нельзя!


Она приехала ко мне сюда один-единственный раз за два года. После такого перерыва не узнала меня, из-за этого расплакалась. А ведь она никогда не видела меня в платье, с прической. Я заметила в ней перемены. Мы попросили друг у друга прощения. Больше на нее не обижаюсь.


Раньше мне не было стыдно за оценки, но я повзрослела, начала учиться, работаю над собой, читаю книжки по психологии. Мне понравилось шить, хочу посвятить себя этому.


…Галина Кудравец говорит, что девочки очень изменились, выросли личностно, многое переосмыслили, нацелены на то, чтобы не возвращаться к прежней жизни. У Яны совсем другой взгляд, нежели когда только приехала. Сейчас она одна из лучших учениц в ПТУ и школе. Маша ранее осваивала спецпрограмму, на данный момент успешно идет по обычной. Кате объявлена благодарность за первое место в игре “Я психолог!”. 
IMG_4252.JPG


Галина Кудравец: исправлять свои ошибки намного легче, когда в тебя верят. Мы верим в каждую нашу девочку


И только в компании они находили взаимопонимание


— Галина Николаевна, многие тинейджеры пробуют алкоголь, но ведь не все привыкают и попадают в спецучреждения. Как так получается, что вчерашние забавные малыши становятся трудными подростками?


— Причин много, но прежде всего дети видят, как живут их мамы и папы, берут за основу их модель поведения. Родители некоторых наших девочек закодированы. И как результат, на учете нарколога с диагнозом “употребление алкоголя с вредными последствиями” состоят 23 воспитанницы, две — за употребление спайсов.


В постоянно конфликтующей семье психика ребенка формируется в обстановке страха и беспокойства, ему становится плохо дома, и тогда он идет к друзьям, на улицу. Приведу один давний пример двух сестер. Семья, на первый взгляд, считалась благополучной: мама занималась воспитанием дочерей, папа работал. Правда, уходил в запой, в таком состоянии превращался в зверя, избивал мать. В очередной драке она нанесла мужу смертельный удар. Суд вынес условную меру наказания, но измотанная женщина не выдержала, начала пить, забросила детей, квартира превратилась в притон. Ее дети только в подвале среди сверстников находили взаимопонимание и поддержку. Сестры вместе воровали, гуляли, вместе были определены в спецучилище.


— По сути, там, где дети должны получить уверенность и поддержку, аванс для будущей благополучной жизни, они получили эмо­циональные травмы…


— Да, и более того, детские обиды — когда нам сделали что-то плохое, недолюбили, недоласкали — могут давать знать о себе в любое время. Хотя больше проявляются в кризисные периоды, к примеру, в подростковом возрасте.


— Есть ли примеры, когда родители становились на путь истинный?


— Да, такое бывает. Мама одной девочки пила, ее лишили прав, отец ребенка не признавал. Девочка хотела достучаться до родителей, совершила даже попытку суицида. Потом стала воровать, ведь у других детей были телефоны и хорошая одежда, а у нее нет. Когда оказалась в училище, случилось чудо: мама вспомнила о дочери, стала писать письма, приезжать, звонила педагогам. Самое главное — бросила пить, суд восстановил ее в правах. У девочки спрашивали, счастлива ли она? “А где мама была раньше?” — отвечала она. Несмотря на ситуацию в своей семье, наша бывшая воспитанница старается не повторять ошибок родителей. Сейчас она достаточно благополучна, растит сына.


— Мы говорим о семье, но ведь и окружающий мир вносит вклад в “счастливое” детство маленького человека?


— Да, второй момент — это социум, школьные коллективы. Порой к ребенку из семьи, которая не обладает определенным достатком, сверстники относятся негативно, он становится изгоем. Ребенок же ищет признания. Но как самоутвердиться, если тебя отвергают? Он идет к старшим товарищам, которые предлагают первую сигарету, рюмку. На слабо он делает это и становится своим. Многие воспитанницы дружили с теми, кто на несколько лет старше. В основном это парни, и даже ранее судимые.


— Пройдя такой путь выживания в своей же семье, какими становятся подрост­ки? Чем наполнен их внутренний мир?


— В целом можно сказать: они глубоко несчастны, что делает их агрессивными. У многих, особенно по прибытии, занижена самооценка, повышен уровень тревожности, поэтому возникает желание самоутвердиться. У кого-то в прошлом были попытки суицида. Причины: несчастная любовь и желание привлечь внимание родителей. При этом хотелось бы отметить, что наши воспитанницы талантливые, искренние, добрые, трудолюбивые, ответственные. Но, к сожалению, свои положительные качества ранее они не могли раскрыть в полной мере.


— Как вы помогаете девочкам стать лучше, обрести душевное благополучие, найти свое место в жизни?


— В перевоспитании задействован весь педагогический коллектив: администрация, специалисты социально-психолого-педагогической и режимной служб, учителя, воспитатели, мастера производственного обучения, медицинские работники. Проводим индивидуальную работу, воспитательные часы, тематические вечера, коррекционные занятия, тренинги. Важно, чтобы путь к изменениям был осознанным. Важно, чтобы девочка по-настоящему стала доброй. Вот, например, они посещали людей с ограниченными возможностями. Это развивает эмпатию, толерантность, терпимость.


В позитивное русло направляем их лидерские качества. У нас есть ученическое само­управление. Даем девочкам общественные нагрузки: кто-то поет, кто-то танцует. Они всегда заняты, нет бесцельного времяпровождения.


Могу сказать, что работать приятно со всеми воспитанницами, ведь каждая стремится к изменениям. Однако больших успехов достигают те, кто понимает свои внутренние проб­лемы.


— Какими они возвращаются в обычную жизнь?


— К моменту выхода девушки многое переосмыслили, поверили в себя, готовы начать все с чистого листа. Очень важно, чтобы на этом пути с ними были близкие люди, которые смогут их поддержать. К сожалению, бывает, что девочки возвращаются к прежнему образу жизни, хотя и не совершают тяжелые преступления. Рецидив за последние пять лет составил четыре процента.


— Сейчас много говорят про западную модель воспитания трудных подростков. У нас она применяется?


— Наше училище участвовало в проекте “Подростки в конфликте с законом. Помощь и развитие”, основанном на шведской модели. Его координатор — благотворительное общественное объединение “Мир без границ”. Также мы довольно успешно используем технику “Контактный друг”: волонтеры ищут девочкам товарищей по переписке. Организовано общение по скайпу с родителями, наши воспитанницы участвуют в выездных мероприятиях, например, активные участницы КВН-акции “Осенний марафон” в Минске. Благодаря этому девочки чувствуют, что в них верят. Это хорошая мотивация для успешной жизни в будущем.


— Что можете сказать родителям?


— Любите своего ребенка таким, какой он есть. Не занимайтесь воспитанием, когда у вас плохое настроение. Оценивайте поступок, а не самого ребенка. Ты плохой — оценка личности, ты плохо поступил — оценка поступка. Если дочь украла шоколадку, не говорите, что она воровка, а разберитесь, почему она это сделала. Может, вы в этом виноваты?


Важно установить доверительные отношения, чего не будет, если мама и папа не уделяют чаду должного внимания. Однако и лишняя гиперопека, тотальный контроль могут стать причинами асоциального поведения.


Родителям нужно осознавать, что каждое их слово, поступок, привычка — положительная или отрицательная — сказываются на формировании личности ребенка. Важно не попрекать его ошибками прошлого. И, конечно же, в него верить.


IMG_4191.JPG


Статистика


На Гомельщине на профилактическом учете в наркодиспансере за употребление алкоголя состоят 2503 несовершеннолетних, наркотиков — 35, токсических средств — 40. Как сообщили в прокуратуре области, за пять месяцев нынешнего года подростки совершили 142 преступления: лидируют кражи и хулиганство. Среди административных правонарушений на первом месте распитие алкогольных напитков в общественном месте или появление в пьяном виде, за что составлено 511 протоколов. В спецучреждения по решению суда направлено 15 подростков.


Фото автора

0 Обсуждение Комментировать