Вверх



Московский продюсер Георгий Малков о гомельском детстве, новом фильме и финансовых рисках

1399 0 15:41 / 14.09.2018

В Гомеле на предпремьерном показе картины «Временные трудности» побывал известный московский продюсер Георгий Малков. Снятые при его участии фильмы хорошо знают в СНГ. В числе самых популярных «Любовь в большом городе», «Мамы», «Чемпионы». Георгий приехал не только на встречу со зрителями, он приехал в родной город. Корреспонденту «Гомельскай праўды» Малков рассказал о гомельском детстве, новом фильме и финансовых рисках.

Ставший участником конкурс­ной программы «Кинотавра» фильм собрал немало противоречивых мнений. В основе сюжета реальная история успешного бизнес-тренера Аркадия Цукера. В ролике, показанном до фильма, он рассказал о своей жизни. Родился с диагнозом ДЦП, но отец буквально отверг болезнь и повел сына по другому пути. Еще не научившись ходить, мальчик знал, что с ним все в порядке.

Воспитание отличалось строгостью, граничащей с жестоко­стью. Нужно учиться завязывать шнурки, застегивать пуговицы, спускаться по лестнице — тренируйся. Даже если придется превозмогать отчаяние и боль, когда тело отказывается выполнять простые для обычных людей задачи.

В школе над мальчиком издевались: били, подвешивали за пиджак, но он научился давать сдачи. А в подростковом возрасте Аркадия парализовало. Несмотря на прогнозы врачей, что шансов на нормальную жизнь нет, парень окончил экстерном школу и в семнадцать лет открыл фирму. Собственно, все это и составило основу фильма, продюсером и сценаристом которого выступил Георгий Малков.

Первый вариант сюжетной линии больше походил на историю становления человека. Однако в разговорах с Аркадием все более отчетливо был «слышен» отец и обида на него, поэтому творческая группа решила сделать акцент на взаимоотношениях сына и отца.

— Георгий, вы умеете снимать эмоциональные фильмы, и эта работа мало кого оставит равнодушным. Чем история зацепила именно вас?

— На тот момент я сам находился в сложной ситуации. Когда Аркадий рассказал, как выживал и с чем сталкивался, подумалось: у меня всего лишь временные трудности. Сразу скажу: мы делали кино не для тех, кто болен. Для них оно недостаточно подробно описывает выздоровление. Картина для здоровых, но считающих себя сдавшимися, кто ничего уже в жизни не хочет. Наш герой с ограниченными возможностями, игнорируя этот факт — как благодаря отцу, так и вопреки ему, добился того, что недоступно многим обычным людям.

— Создается впечатление, что папа мальчика действует не с позиции любви к нему и желания помочь социализироваться, а исходя из обиды на жизнь. Поражает сцена, где он отвозит в лес парализованного ребенка и заставляет там его «учиться» превозмогать бессилие. Или вы вкладывали другой посыл?

— Нужно понимать, в какое время происходили события. На дворе конец восьмидесятых, когда общество считало, что в нашей стране нет инвалидов. Семья осталась со своим горем один на один. Вопрос не в обиде, а в том, что человек понимал, что никто не поможет. Фильм о личной ответст­венности перед ребенком. Если сказал, что у тебя лишь временные трудности, значит, так оно и есть. Да, отец суров, у него свои методы, которые эффективны. Мы оцениваем результат: человек на ногах, социализирован, многого добился. Да, иногда надо пройти через неприятные вещи. В ответ­ственности за кого-то всегда две стороны, могут появляться обиды, раздражение, недовольство.

— На контрасте истории о силе духа вспоминаются примеры из жизни, когда мамы и папы настолько опекают своих великовозрастных сыновей, что те даже шага не могут сделать самостоятельно.

— Когда-то у меня был такой знакомый, в девятнадцать лет он еще не был ни к чему приспособлен, хотя должен был адаптироваться к жизни. Лично мне это сложно понять, так как я, даже достигая каких-то результатов, всегда стремился к большему.

— В своих работах вы часто задаетесь вопросом: что же такое настоящая родительская любовь? Откуда интерес к этой теме?

— Не знаю, почему она мне так близка. Когда сам стал отцом, очень сильно изменилась система координат, хочу делиться этим со зрителем. Я вырос в полной семье, повезло, что папа для меня — пример. Также всегда понимал, что родители были ориентированы на детей, и благодарен им за это.

— После окончания школы № 9 в семнадцать лет поехали в Москву, где поступили в вуз. Какой след в вашей жизни оставило гомельское время? Что вспоминаете?

— Учился в обычной средней школе в районе «Гомсельмаша». Это было прекрасное время, последние классы совпали с перестройкой. Очень повезло с педагогами, с классным руководителем Тамарой Ивановной, учителем английского языка. В 10 —11 классах мы изучали литературу, ездили на экскурсии, даже УПК было гуманитарным: занимались психологией, театральным мастерством. Это было прогрессивно и здорово. Тамара Ивановна сформировала во мне желание что-то менять, когда мы были максималистами. Хорошо, что рядом оказались люди, которые поддерживали, вдохновляли, говорили, что мир гораздо шире, и я это всегда чувствовал.

— Мечта заниматься кино возникла в детстве, однако реализовали ее не сразу. Почему?

— Интерес к кинематографу давал о себе знать с малых лет, мама находит подтверждения тому на открытках, пожеланиях. Вспомнил о своей мечте, когда решил базовые потребности. Занимался прибыльными проектами, связанными с бытовой техникой и электроникой, все было хорошо. И вот в 33 года практически начал все с нуля. Это был вопрос отношения к жизни, понимания, что она одна и нужно реализоваться не только в плане покупки квартиры и машины. Близкие люди меня поддержали.

— Каким был первый шаг?

— Устроился директором по маркетингу в «Централ партнершип», где должен был заниматься продвижением уже снятого кино. Но этого было недостаточно. Двигался дальше, пережил взлеты и падения, все как в драматургическом произведении. Но не предал свою детскую мечту, желание ее осуществить давало силы. Да, не самым коротким путем пришел к ней, скорее всего, так было лучше, ведь за плечами был бизнес-опыт.

— Георгий, вы продюсер, режиссер, актер, сценарист. Чем нравится заниматься больше всего?

— Человек я творческий, но для всех, как для ребенка, так и для творческих людей и партнеров, я прежде всего папа — продюсер, который все правильно соберет и доведет до конца.

— Вы участвовали в создании масштабных кинопроектов, сложно даже представить, какие это финансовые риски. Однако не боитесь идти вперед. Откуда черпаете силы?

— Всегда было понимание, что нужно стремиться к большему, это как раз идет из детства. Понятно, что бизнес-мотивация есть, но для меня не менее важно, чтобы как можно больше людей посмотрели мои фильмы. И хотя, как я говорю своим студентам на лекциях, прошло время, когда кино меняло людей, но, если хотя бы несколько человек изменят жизнь к лучшему, буду счастлив. Мама ребенка с ДЦП, консультировавшая нас по картине, поблагодарила за то, что, проснувшись, он сказал: «Я знаю, что все получится. Мы справимся».

Фото автора

0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...