Вверх



Кто и как пытается помочь цыганским детям получить образование

1120 0 10:53 / 21.06.2018

Система образования Беларуси устроена так, что дети различных национальностей имеют равные возможности в приобретении знаний. Это касается в том числе и цыганских ребят. Однако, несмотря на предоставленную возможность, эти дети практически сразу отстают от сверстников, а после вовсе бросают школу, получив лишь начальное образование.

Корреспондент «Гомельскай праўды» узнала, кто и как пытается помочь цыганским детям получить образование, а их родителям социализироваться в белорусском обществе.

Учиться никогда не поздно

Цыганская диаспора в Гомельской области — самая многочисленная в стране. Здесь проживают более 2,5 тысячи человек. В основном они живут в крупных городах (Гомеле и Калинковичах), но также их достаточно много в сельской местности — Гомельском районе.

С рома (одной из западных ветвей цыган, проживающей на территории бывшего Советского Союза и стран Восточной Европы, — прим. автора) вот уже семь лет тесно сотрудничает областное общественное объединение «Социальные проекты». За это время представителями организации были выявлены причины, не позволяющие цыганам в полной мере адаптироваться в обществе: социальная изоляция, низкий уровень жизни, устоявшиеся традиции и менталитет. Но самой главной проблемой остается низкий уровень образования: как у детей, так и у взрослых.

Чтобы помочь диаспоре, на Гомельщине с 2016 года реализуется первый в стране проект «Образование рома — новый взгляд в будущее». Проводит его общественное объединение при поддержке протестантского агентства по диаконии и развитию «Хлеб для мира» — протестантской службы развития (Германия).

— Известно, что цыгане в силу особенностей своей культуры держатся немного отдельно от общества, живут по своим законам. Но постепенно к ним приходит понимание, что в современном мире нужно следовать определенным социальным требованиям, в том числе получать образование. И в этом мы решили им помочь, — рассказала директор ГООО «Социальные проекты» Нина Кекух.

Проект ориентирован на три возрастные группы: дошкольники и дети младших классов, школьники до 7-го класса, родители. Всего прошло уже три этапа, каждый из которых длился четыре месяца. Дети вместе с родителями приходили по субботам, делились на группы и занимались каждый по своей программе. Например, ребята помладше учились считать, читать и говорить по-русски, им рассказывали о правилах поведения в обществе, манерах, дисциплине. У школьников делался упор на подготовку домашнего задания, дополнительно объяснялись программы по математике и русскому языку. Родителям же рассказывали о воспитании детей, правилах правопорядка и здоровом образе жизни. На занятия приглашали врачей, работников МЧС, милиции и церкви для совместного решения проблемных вопросов. Кроме того, были организованы курсы по бизнес-планированию и компьютерной грамотности.

Поскольку цыгане крайне настороженно относятся к любым подобным проектам, то для привлечения их к занятиям пришлось придумать поощрения. В основном это касалось помощи в приобретении детской одежды и обуви, школьных принадлежностей. Также повлияло и то, что для цыган­ских детей было предусмотрено регулярное посещение парка, аттракционов, цирка и театров.

— В рамках проекта также были преду­смотрены некоторые поощрения. Дети, которые посетили от 40 до 75% занятий и были успешны в обучении, получали к началу учебного года школьный костюм, обувь, принадлежности. Остальные чуть меньше, — пояснила Нина Кекух. — Разумеется, было сложно убедить рома в том, что мы действительно хотим им помочь. И на первом этапе многие возмущались, что кому-то доставалось больше бонусов. Но когда поняли, что от них требуется, стали намного ответственнее подходить к занятиям и даже сами просили зачислить их в списки участников проекта.

Первые трудности

Проект проводился на двух площадках: в средней школе № 7 Гомеля и Приборском детском саду — средней школе. Выбор пал именно на эти учреждения образования, поскольку здесь учится больше всего детей рома.

Ввиду особенностей цыганского менталитета, на первых порах возникли некоторые трудности. Первостепенно осложняло работу то, что многие ребята не знали русского языка. Они зачастую не понимали простых слов, не могли их запомнить и повторить. Сказывалось и то, что ребенок в свое время не посещал детский сад и не был обучен элементарным вещам: не умел читать и писать, не мог назвать свою фамилию, дату рождения, домашний адрес, неправильно разграничивал понятия «вчера-сегодня», имел скудный словарный запас, не знал норм поведения и правил гигиены, был неорганизованным и неусидчивым.

— Конечно, вначале было довольно непросто организовать учебный процесс, — рассказала директор средней школы № 7 Елена Ковалева. — Поскольку мы первопроходцы в этом деле, пришлось самим искать и изучать литературу, которая помогла бы лучше понять менталитет цыган, их особенности и стиль жизни. Эти дети в большинстве своем плохо знали русский язык, так что первое время учителя пользовались цыганскими разговорниками. Обучающие программы сочетались с различными играми, театральными представлениями, спортивными состязаниями, рисованием и прочим, чтобы дети не теряли интерес к занятиям. Надо было учитывать, что цыганские ребята, с одной стороны, гиперактивные и имеют хорошие склонности к творчеству, а с другой — очень стеснительные и довольно легко могут закрыться в себе, если педагог будет требовать слишком многое. Приходилось крайне аккуратно намекать им на ошибки, а если у ребенка что-то не получалось, выполнять задание вместе с ним по несколько раз.

— Это все касается детей дошкольного возраста и младшеклассников. А какая работа велась с ребятами постарше?

— Принцип практически один и тот же. Самое главное — наладить отношения между учителем и учеником. Если ребенок видит, что педагогу небезразличны его успехи, ему готовы персонально объяснять непонятные вещи, помогать во всем, то он старательно выполняет все задания и прилежно посещает занятия. Если вдруг на уроке что-то происходит не так, подросток закрывается, учить его дальше становится крайне проблематично. Он уже не так внимателен на уроках, не выполняет домашние задания, а после и вовсе перестает ходить в школу, решая, что все необходимые знания уже получил. Так что в обучении детей рома правило только одно: быть терпеливым и учитывать особенности менталитета.

— Учитывая проблемы, с которыми школа столкнулась, возникает вопрос: почему вы согласились участвовать в столь сложном проекте?

— Это полезный педагогический опыт. Мы сами были заинтересованы в том, чтобы научиться работать с детьми цыганской национальности: в учреждении учатся 16 таких ребят. Наш опыт будет полезен для других школ, в которых учатся цыганские дети, и поможет избежать недопонимания между детьми, их родителями и учителями.

— У вас были опасения, что в школу придет слишком много цыганских детей и это усугубит отношения между ними и белорусами?

— За все время реализации проекта в школе не случалось серьезных межнациональных конфликтов. Были некоторые размолвки между учениками, но они быстро уладились. Хочу отметить, что за этот период в школе не было зарегистрировано ни одного правонарушения со стороны цыганских детей — никто ничего не украл и никого не избил. Так что это прекрасно демонстрирует отношение рома к подобным мероприятиям и доказывает: если они видят интерес и помощь со стороны белорусского общества, то никогда не станут провоцировать конфликты.

— Участие в проекте предусматривало бонусы. Как вы считаете, цыганские семьи приходили на занятия потому, что это было важно для них, или только ради материальных поощрений?

— Думаю, и то и другое. Конечно, получать подарки всегда приятно. Особенно в преддверии нового учебного года. Но наблюдая, как цыгане относились к занятиям, сами проявляли интерес и не стеснялись просить помощи, было ясно — они понимают, что проект нужен в первую очередь им.

Достучаться до родителей

Разумеется, помимо цыганских детей немалая работа велась с их родителями. Усугублялось все тем, что подавляющее большинство мам и пап неграмотные. Лишь некоторые из них окончили базовую школу, а были и такие, у кого за плечами лишь 4 класса. Поэтому им было крайне сложно определить, в чем ценность образования и почему детям обязательно каждый день ходить в школу. А поскольку в сообществе силен авторитет родителей, то они вполне могут вообще запретить ребенку посещать занятия.

В налаживании контакта между белорусской и цыганской сторонами огромную роль сыграли представители общины, которые имеют большой авторитет у семей рома. Это главные координаторы проекта со стороны диаспоры — учредитель учреждения образования «Романо Дром» Николай Ануфриев и его супруга Ольга Нечаева.

— Мы с супругом около 20 лет решаем проблемы ромской диаспоры. Сами многое пережили, поэтому стараемся помочь всем, кто так же страдает, — отметила Ольга Нечаева. — Сейчас XXI век, и практически все рома понимают, что без образования никуда. К тому же родители хотят для своих детей лучшего будущего: чтобы они учились и имели возможность устроиться на хорошую и высокооплачиваемую работу. Многие хотят работать в сфере культуры, торговли, коневодстве. Конечно, у цыган другие жизненные приоритеты, традиции, иначе устроен быт. На первом месте семья и дети. С малых лет учим малышей тому, что им понадобится в жизни: устройству быта, уважению к старшим и почитанию родителей. Пытаясь стать частью белорусского общества, они сталкиваются с новыми для них правилами, которых не понимают. И никто им не объясняет, как нужно поступать и что делать. Поэтому многие и с опаской относятся к подобным инициативам, а когда что-то не получается, просто бросают и живут как раньше.

По словам Ольги Нечаевой, многим родителям трудно осознать, что детей нужно обучать на дому с малых лет. В цыганских семьях принято растить малышей «вольными», их образованием никто не занимается. Взрослые постоянно заняты заработком и бытом. За младшими детьми смотрят старшие, поэтому нет необходимости отдавать их в детские сады. И когда приходит время идти в школу, получается, что ребенок не знает, как вести себя в коллективе, не успевает за сверстниками. Это их очень расстраивает, они замыкаются в себе и теряют интерес к учебе.

— У меня 11 классов образования, — продолжает Ольга Нечаева. — И я сама на себе ощутила все те унижения, которые переживают цыганские дети в обычных школах. Поэтому всегда стараюсь помочь наладить отношения в первую очередь между учителями и родителями. Знаю, что педагоги бывают разные: кто-то ходит на работу для галочки, кто-то был рожден, чтобы учить. А к цыганским детям нужен совершенно иной — индивидуальный — подход: они ранимы, стеснительны, очень переживают из-за своих неудач, для них важно, чтобы рядом был человек, который наглядно покажет, что и как нужно делать. Был случай, когда семья, в которой воспитываются четверо детей, переехала на новое место. И как только ребята пошли в школу, начались конфликты. Доходило до того, что одного из детей стыдили, обзывали белой вороной, говорили неприятные вещи по поводу его национальности. Благодаря проекту удалось научить маму общаться с педагогом, интересоваться успехами своего ребенка, а учителей — грамотно строить урок и учитывать особенности цыганской национальности. Теперь у них нет никаких проблем, а ребенок успешен в учебе.

Еще приведу пример из своей семьи. Сделали с сыном дома уроки, а на следующий день в дневнике появилась запись о невыполненном домашнем задании. Позже выяснилось, что сын по дороге в школу рвал тетрадки. А все потому, что учительница стыдила его перед всем классом за плохой почерк. Ребенок, естественно, закрылся и больше не учился. И никому, даже мне, не удалось его убедить, что нужно заниматься. Этот пример прекрасно иллюстрирует, как важны хорошие отношения между педагогом и учеником. Ведь рома хотят и готовы учиться. Но зачастую мы сталкиваемся с тем, что никто из учителей не хочет прилагать какие-то усилия, чтобы обучить цыганского ребенка.

— Но ведь подобное отношение к цыганам сформировалось не просто так. Были различные инциденты, на основе которых и построено отношение к этой национальности.

— Понимаю: рома зарекомендовали себя не с лучшей стороны. Но в любой нации есть хорошие люди и не очень. Конечно, в диаспоре встречаются те, кто нарушает закон. Никто не спорит с тем, что они должны понести наказание. Но даже я, человек, занимающийся социализацией рома, участвующий во многих культурных и социальных проектах, регулярно наблюдаю, как люди сразу хватаются за сумки и уходят в другую сторону, когда захожу в магазин. В транспорте пересаживаются на другие места, когда слышат цыганскую речь. Обидно, что люди тебя не знают, но все равно воспринимают как потенциального преступника. И с годами это не меняется.

— То есть вы думаете, что в большинст­ве случаев именно белорусское общество не дает вам возможности изменить жизненный уклад?

— Я такого не говорила. Просто пытаюсь объяснить: чтобы добиться результата, нужно работать обеим национальностям сообща. И стараться избавиться от стереотипов, которые сложились в обществе. Приведу пример, который произошел совсем недавно. Пару недель назад в Гомеле прошел первый в Беларуси фестиваль цыганской культуры. Были дегустации, песни, танцы. Все гости, в том числе белорусы, остались довольны мероприятием. Но какой-то ресурс переопубликовал у себя новость об этом фестивале. И в комментариях люди разразились такими выражениями, которые страшно повторять. Дошло до цыганофобии. Казалось бы, хорошая инициатива, но и перекрутили так, что вызвали очередную волну негатива в отношении цыган. И вот с подобным мы живем не один десяток лет. Несмотря на все это, стараемся показывать себя с лучшей стороны. Ведь если не будем этого делать, отношение к рома не изменится. Надеюсь, со временем нам удастся стереть все старые стереотипы и убедить людей, что мы такие же белорусские граждане, как и остальные.

Продолжение следует

В целом участники проекта оценивают результаты только с положительной стороны. Педагоги отмечают, что дети стали более дисциплинированными, ответственными, организованными. Усвоили общепринятые правила поведения в обществе, повысили свой словарный запас, расширили кругозор. У ребят пропал страх перед школой, они стали лучше ощущать себя в коллективе, повысили интерес к учебе, научились дружелюбию по отношению к сверстникам и взрослым. Все это доказало, что цыганские дети в состоянии освоить учебный материал, но учителям нужно индивидуально подходить к каждому ребенку.

Что касается родителей, то все больше рома убедились: детей стоит отдавать в детсады, проявлять больше внимания к их успехам в школе, налаживать общение со своим ребенком. Но главное — личным примером показывать, что нужно стремиться к лучшей жизни. Это подтвердила и мама Анфиса Ануфриева. Она очень довольна, что ее детям уделяется так много внимания и им готовы помогать. Главное, чтобы подобный проект продолжался.

В следующем учебном году к проекту подключатся еще две школы в Гомеле и, возможно, в Добруше. Всего планируется задействовать еще около 150 детей (в первых трех этапах участвовали 108 ребят и 165 взрослых). К работе с рома также будут привлекаться воспитатели из дошкольных учреждений, а для учителей организуют семинары, на которых расскажут об особенностях работы с цыганскими детьми.

Вместе с тем обеим сторонам придется еще много работать над преодолением стереотипов и нетолерантным отношением общества к цыганской диаспоре. Главное, что начало положено.

Фото автора

0 Обсуждение Комментировать