Вверх


Начальник управления Следственного комитета по Гомельской области Сергей ПАСКО об ответственности врачей, капкане для мошенников и жестокости по отношению к животным

3735 0 10:57 / 12.09.2017
Начальник управления Следственного комитета по Гомельской области Сергей ПАСКО об ответственности врачей, капкане для мошенников и жестокости по отношению к животным.
IMG_0871.jpg


Очередь желающих


— В прошлом интервью с вами мы договаривались продолжить общение через год. Здорово, что это обещание не забыто. И раз уж мы вспомнили нашу предыдущую беседу, то давайте поговорим, что удалось сделать из намеченного тогда. Например, УСК собиралось участвовать в подготовке будущих следователей. Что-то сдвинулось в этом направлении?


— Мы стали работать с двумя вузами — подписаны договоры о сотрудничестве с ГГУ имени Ф. Скорины и МИТСО. Наши сотрудники активно преподают там. Я это приветствую и направляю, чтобы образовательные лекции они читали не только в самих университетах, но и у себя в подразделениях. Также в этом году на базе лицея МЧС прошел учебно-методический сбор наших молодых сотрудников. Участвовали в нем и студенты. Практически неделю участ­ники жили в полевых условиях, в палатках, выполняли разработанные нами следственные задачи. Я видел неподдельный интерес с их стороны. Более того, мы смотрим еще дальше. С 1 сентября открыли два класса юридической направленности — в гимназии № 56 и СШ № 44. Ребята уже примерили васильковые рубашки с шевронами, а вскоре познакомятся с буднями следователей. Не сомневаюсь, кому-то из них захочется пойти в эту профессию.


— При этом я слышала, что сейчас есть некоторый отток сотрудников из следственных органов в прокуратуру.


— Не вижу здесь каких-то поводов для тревоги. Следователи ведь уходят не потому, что им здесь плохо работается, а потому, что хотят попробовать себя в надзорной деятельности. Надзирают за нами как раз органы прокуратуры. И хорошо, чтобы это делали люди, которые раньше сами занимались следственной работой, держали уголовные дела в руках. В общем, это нормальный процесс. Что касается следствия, в прошлые годы мы чувствовали небольшой кадровый голод. Брали на службу почти всех, кто подавал заявление и подходил по требованиям. Теперь же к нам на работу сформировалась очередь. Мы имеем возможность отбирать лучших. Это положительный момент.


— С чем вы это связываете?


— Повышается престиж службы в СК. Кроме того, в нынешнем году в республике около пяти тысяч выпускников юридического профиля, что довольно много. Думаю, это тоже сыграло свою роль.


Цифровой вектор


— Заметно, какие изменения происходят со зданием бывшего роддома на улице Советской, где планирует разместиться УСК. Раз покрашен фасад, у следователей близится новоселье?


— Рассчитываем, что новый дом мы обретем в следующем году. Все, что требуется от строителей, органов местной власти и самих следователей, делается. Дальше зависит от финансирования. А преобразился не только фасад, большой объем работ выполнен внутри. Я бы сказал, что уже есть 80% готовности. На примере этого здания хотелось бы показать, как должна обстоять работа современного следователя. В част­ности, там будут оборудованы отдельные допросные комнаты. Убежден, право­охранитель не должен никого водить в свой личный кабинет.


— Что еще, на ваш взгляд, должно отличать работу современного следователя?


— В техническом плане есть задумка перевести всю следственную деятельность в цифровой формат. Со временем мы почти не будем тратить бумагу и по максимуму задействуем электронные средства. Конечно, это требует материальных затрат, закупается новая техника. Перевооружение идет не так быстро, как хотелось бы. Но подвижки есть. Нет сомнений, что в ближайшей перспективе ряд подразделений будет работать исключительно на видео, без всякой писанины.


— То, что у вас на столе не так много бумаг, как обычно бывает у руководителей, — плоды той самой электронизации?


— В том числе, да. Раньше мне приносили сводку на бумаге, теперь все есть в компьютере. Я расписываю, кому из подчиненных какой факт взять на контроль и в какие сроки доложить. Отработанную сводку сбрасываю сотрудникам дежурной части, а они — непосредственно исполнителям. Но вот ответы мне пока поступают на бумаге. Это наш следующий шаг на пути к прогрессу.


— Наверняка к ноу-хау можно отнести и новый проект, который намерено продвигать УСК по Гомельской области, — электронный ресурс, где пострадавшие от мошеннических действий смогут оставлять свои комментарии, истории, координаты. Это ведь будет передовой опыт в стране?


— В Беларуси точно. Поэтому надеемся и на консультационную поддержку «Гомельскай праўды», которая имеет хороший опыт создания популярных информационных площадок — ваш портал gp.by тому подтверждение. Также в какой-то степени мы ориентируемся на сайт милицейского проекта «#перехват». Правоохранители постоян­но пользуются информацией, которая там появляется. Правда, есть нюансы. Туда люди просто отправляют фото и видео, а уже компетентные органы дают увиденному правовую оценку. Это коррект­но. Нам же предстоит продумать, чтобы новый проект по борьбе с мошенниками не превратился в место для сведения личных счетов, оскорблений и неоправданных обвинений, но стал своеобразным капканом для преступников.


— Почему из всего спектра преступлений такое пристальное внимание получат именно мошенничества?


— В Гомельской области в этом году количество мошенничеств выросло почти в два раза. Причем стало больше не самих злоумышленников, а именно эпизодов, которые мы им инкриминируем. Следователи не останавливаются на одном факте, а разворачивают всю цепочку преступных дей­ствий, устанавливают всех потерпевших. Однако мы можем еще быстрее реагировать на каждый факт, тщательнее работать с потерпевшими и привлекать к расследованию общественность — в том числе с помощью ресурса, на котором люди бы активно обменивались информацией: от чьих действий и каким образом они пострадали. Так мы сможем скорее выявить в действиях мошенника систему, собрать доказательства и пресечь преступление.


За природу ответят


— Часто звучит в СМИ, но довольно редко обсуждается с правоохранителями тема жестокого обращения с животными. Не так давно в Мозыре мужчина на глазах у детей придушил и повесил дворовую собаку, которая укусила его дочь. Пса спасли подростки. В Хойникском районе охотники душили тросом волка, попавшего в капкан. И это только пару случаев навскидку. А сколько диких примеров в других областях. Быть может, нужно ужесточать ответственность за такое. Как считаете?


— На мой взгляд, следует более принципиально реагировать в рамках того законодательства, что уже есть. Нашумевшая история в Минске, когда пьяная компания выбросила из окна пятого этажа щенка, уже получила оценку правоохранителей — в отношении мужчины, который непосредственно это сделал, возбудили уголовное дело. Думаю, такого рода истории напрямую отражают состояние нашего общества. Есть люди, которым даже смотреть больно на чужие страдания, а есть те, кто будто удовольствие от этого получают. Вторых, безусловно, нужно карать.


— Еще поражает, когда люди занимаются браконьерством. Понятно, что их не трогают призывы бережно относиться к природе, но ведь в наказание мая­чат огромные штрафы, конфискация имущества, лишение свободы. Почему людей тянет на этот кривой путь?


— Я сам об этом думал, но ответа не нашел. Мне кажется, это необъяснимо. На рынке один килограмм свежего карпа стоит 5 рублей, а одна голова карпа, добытая браконьерским путем, — 120 рублей. Штрафы колоссальные плюс уголовная ответственность, но люди все равно идут на преступление. Потом раскаиваются, плачут. Продают имущество, собирают деньги по родственникам и друзьям, чтобы возместить ущерб, нанесенный природе. И снова лезут с сеткой и на незаконную охоту. В ответ на это хочу сказать: следствие стало теснее работать с Гомельской межрайонной инспекцией охраны животного и растительного мира. Спуску браконьерам не будет. В этом году сумма возмещенного ими ущерба уже превысила 200 тысяч рублей. Это в четыре раза больше, чем за такой же период прошлого года.


Неотвратимость наказания


— Обсудим несколько других резонансных дел. В конце июля пьяный гомельчанин на грузовике крушил собственный двор в Новобелице, жертвой стал его собственный сын. Как продвигается расследование?


— В отношении обвиняемого проводится амбулаторная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Он ранее неоднократно судим. В том числе за мошенничество и хулиганство, что его дополнительно характеризует. Конкретно в этом случае локомотивом трагедии стало злоупотребление спиртным. Кроме того, в семье постоянно были бытовые дрязги. В максимально короткий срок мы завершим расследование и передадим дело в прокуратуру для направления в суд.


— Семья состояла на учете как находящаяся в социально опасном положении?


— Нет. И я бы не хотел излишне вдаваться в подробности дела. Понимаю интерес СМИ, однако давайте прежде всего подумаем о том, что это горе для самой семьи. Ладно подозреваемый — он сейчас за решеткой. Но его родные живут не на острове. Статьи в прессе читают соседи, учителя в школе, коллеги. Если мы будем это дело постоянно муссировать, родственникам легче не станет. С моей точки зрения, оглас­ка оправдана, только чтобы читатели сделали из трагедии выводы. Чтобы у них где-то в голове включилась лампочка — что, например, выпивка не помогает уйти от проблем, но она может привести к страшной беде, когда погиб собственный ребенок. Если хоть одного человека это убережет от лишней рюмки, будет благо. Но я убежден: нельзя все тянуть в СМИ.


— Тем не менее не могу не спросить про еще один громкий случай. В област­ном роддоме умер новорожденный. Проверка по этому факту проводится?


— Да. К нам поступило заявление от потерпевшей стороны. Из медучреждения были незамедлительно изъяты все необходимые документы. Назначена служебная проверка, которую проводит управление здравоохранения. Ведутся опросы. Затем на основании всех поступивших к нам сведений будет проведена судебно-медицинская проверка. Это займет около двух-трех месяцев.


— Многие пользователи интернета заранее уверены, что проверка ничем не закончится. Мол, есть корпоративная солидарность, и врачей к ответственности якобы никогда не привлекают.


— Знаете, только в этом году в отношении врачей нами передано в прокуратуру для направления в суд уже два уголовных дела, возбужденных за ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником. В Жлобинском районе фельдшеру бригады скорой помощи предъявлено обвинение, что, прибыв на вызов, она не госпитализировала пациента, несмотря на то что для этого были прямые показания. 62-летний мужчина умер. Кроме того, был выявлен факт фальсификации карты вызова скорой помощи. В Хойниках заведующая отделением райбольницы обвиняется в том, что нарушила технику проведения операции. В результате 43-летняя пациентка скончалась от массивной кровопотери. Следствие в обоих случаях выявило причины и условия, способствовавшие таким исходам, информировало об этом управление здравоохранения облисполкома. Но я бы не хотел, чтобы обвинение пало огулом на всех врачей. Это были единичные случаи, которым дана правовая оценка. А в целом у нас довольно высокий уровень медицины. Жаль, что негативные примеры имеют широкий резонанс, а положительные не получают такой огласки. Хотя мы все знаем докторов, за которых люди молятся и свечки в церкви ставят. Уверен: нарушения в медицинской сфере не носят системного характера.


— В этом году правоохранителям удалось раскрыть и несколько давних преступлений. Установлены причастные к убийству предпринимателя в Чирковичах Светлогорского района, которое произошло 12 лет назад. 18 лет лишения свободы получил мужчина, участвовавший в убийстве 14-летней давности. Это криминалистические технологии так шагнули или следствие с милицией стали лучше работать?


— Безусловно, расширились возможности, которыми стал обладать Госкомитет судебных экспертиз. Технологии значительно шагнули, появились новые виды анализов. И мы очень активно работаем с областным управлением Госкомитета, в том числе и в этом направлении: поднимаем уже покрытые пылью уголовные дела, назначаем по­вторные экспертизы вещественных доказательств, и они дают результаты. Тем самым подтверждается принцип неотвратимости наказания. А следователям я всегда говорю, что чем качественнее они отработают место происшествия, тем больше шансов раскрыть преступление. Кто знает, какими технологиями мы будем обладать через 5 — 10 лет. К слову, хочу поздравить коллектив УСК по Гомельской области с Днем сотрудника органов предварительного следствия, который отмечается сегодня. Желаю крепкого здо­ровья, профессионального мастерства, успехов в службе и благополучия в семьях.

Фото Алексея Герасименко

0 Обсуждение Комментировать