Вверх



Начальник УСК по Гомельской области о новом здании для следователей, врачебных ошибках и коррупции

8203 0 11:22 / 25.08.2018

Традиционное общение журналиста «Гомельскай праўды» с начальником УСК по Гомельской области Сергеем ПАСКО в этот раз прошло в не совсем обычном месте. Все дело в том, что со дня на день у следователей появится новый дом — они переедут из Новобелицкого района в самый центр города, в здание по улице Советской, 34. Так что с начальником управления мы встретились уже в новых коридорах и ин­терьерах.

С новым домом

— Реконструкция здания бывшего роддома под нужды следователей шла несколько лет, причем на виду у гомельчан, поэтому интерес вполне понятен. Когда открытие?

— В части строительства объект готов на 100 процентов. Акт ввода в эксплуатацию подписан 31 июля этого года. Остались только небольшие штрихи: наведение идеального порядка и лоска. Для этого проводим субботники, привлекаем всех наших сотрудников вымыть окна, пыль протереть, благоустроить что-то в их будущих кабинетах. 30 августа с нетерпением ждем на торже­ственном открытии председателя Следственного комитета Ивана Носкевича. Он вложил много сил в то, чтобы мы получили это здание и полностью реконструировали его, неоднократно лично посещал стройплощадку, вникал во все вопросы.

— А вот об этом можно подробнее? В прошлом интервью вы говорили, что собираетесь оборудовать отдельные комнаты для допросов, чтобы следователи никого не водили к себе в кабинет. Это удалось реализовать?

— Да, мы располагаем комнатами для опросов и допросов. Кроме того, у нас теперь есть помещение для опознания подозреваемых.

— Как в американских фильмах, со стеклом, через которое видно только с одной стороны?

— Совершенно верно. Мы пригласим журналистов на открытие и покажем, как это выглядит. Еще есть криминалистический класс, однако он пока не оборудован. Со временем наполним его стендами, техникой. Думаю, он будет полезен и для наших следователей, и для милиционеров — они ведь также выезжают на места преступлений. Конечно, двери будут открыты и для студентов наших филиалов в ГГУ имени Ф. Скорины и МИТСО. Вообще могу с гордостью сказать, что здание, как и задумывалось, получилось очень функциональным и комфортным для работы.

— Это хорошо, но звучат отдельные реплики, что такой офис слишком шикарный и дорогостоящий. Как прокомментируете?

— Когда расписывал плюсы нашего нового здания, я не упомянул один важный момент: пользоваться им будут не только следователи, а прежде всего обычные люди. В каждом уголовном деле есть один-два злоумышленника и десятки свидетелей, а иногда и потерпевших. Вторые и третьи — абсолютно добропорядочные граждане. Им будет в разы приятнее находиться в хороших условиях, приезжать в центр города, а не на окраину, как раньше.

— При этом вокруг здания появился забор. Вход через маленькую калиточку, которая к тому же в целях безопасности наверняка будет закрыта. Не выглядит ли так, будто следствие, наоборот, отгораживается от людей? Да и не смазывается ли архитектурное величие самого здания?

— Если хотите лично мое мнение: забор не выглядит монументально, это довольно изящная и легковесная конструкция. Не думаю, что она что-то смазывает. К тому же, архитектурное решение было за «Гомельгражданпроектом», а отнюдь не за нами. Тем более следователи не собираются от кого бы то ни было отгораживаться. Поверьте, забор и калитка никак не связаны с соображениями безопасности. Для этих целей приняты другие меры, которые скрыты от посторонних глаз. Для нас забор не был принципиальным требованием, но раз он есть, я постараюсь, чтобы общение с гражданами от этого никак не пострадало.

— Интересно, как обстоят дела с обособленными зданиями для следователей в районах области? Там условия, наверное, более скромные?

— Конечно поскромнее. Однако серьезные подвижки есть. Уже почти не осталось районов, где бы следствие ютилось в зданиях милиции. Сейчас у нас на повестке дня переезд Житковичского РОСК. Пока не решена проблема в Брагине, Речице и Жлобине. Во всех остальных райцентрах следователи имеют, что называется, свой дом.

Месяц на расследование

— Поговорим о криминогенной ситуации в области. Какую характеристику можно ей дать?

— Работаем в условиях снижающейся преступности. По результатам первого полугодия — минус 9 процентов. Причем тенденция характерна не только для Гомельской области, но и для всей республики. Если кратко: стало меньше убийств, но увеличилось количество разбоев, преступлений в сфере высоких технологий, угонов. А в целом, как я уже отметил, преступность идет на спад. И это, может быть, даже немного неожиданно. Снижение было и в прошлом, и в позапрошлом годах, из-за чего прогнозировалось, что в этом показатели останутся на том же уровне. Однако нет: снижение все-таки есть, что очень хорошо.

— С чем это связано?

— Наверное, субъекты профилактики неплохо сработали. Значит, основной координатор этой деятельности — прокуратура — ведет нас в правильном направлении.

— Что делается, чтобы производство по уголовным делам не затягивалось?

— Вы знаете, многое. Потому что это один из важных показателей нашей работы, и подчеркну, что по нему мы первые в республике — у нас 64 процента дел расследуется в срок до одного месяца. Я обозначаю задачу по оперативности расследования как приоритетную. Почему? Потому что это стимулирует качество. Если мы хотим расследовать дело в столь сжатые сроки, значит должны максимально качественно отработать на месте происшествия, допросить свидетелей, потерпевших, чтобы потом их больше не вызывать, как можно быстрее обработать информацию и назначить экспертизы. Отмечу, у нас складываются прекрасные профессиональные отношения с управлением госкомитета судебных экспертиз по Гомельской области. Там понимают наши чаяния и проблемы и идут на то, чтобы ускорять проведение экспертиз.

— Появилось ли какое-то новое современное оборудование именно для работы следователей?

— Не буду забегать вперед, но у нас есть планы, что необходимо закупить. Уже обсудили этот вопрос с экспертами, чтобы не дублировать оснащение. Это будет ультрасовременное оборудование. Оно поможет продвинуться в раскрытии преступлений прошлых лет. К слову, подвижки в этом есть уже сейчас. За последнее время мы направили в суд три уголовных дела по преступлениям 10 — 15-летней давности. Еще три таких дела расследуются. Полагаем, что с судебной перспективой. Это очень скрупулезный, сложный труд. В большинстве случаев уже и свидетелей нет. Однако отмечу: на момент создания Следственного комитета в Гомельской области с 1960-х годов прошлого века оставались нераскрытыми около 300 убийств, что очень много. Теперь же, за семь лет работы, раскрыты все убийства, совершенные в нашем регионе с 2012 года, кроме двух.

Не клеймите врачей заранее

— По валу сообщений, которые поступают в СМИ, кажется, что коррупционных преступлений становится все больше и больше. Создается обманчивое впечатление или ваша статистика это подтверждает?

— Да, по количеству больше. С одной стороны, я бы отметил, что у нас в области очень сильный правоохранительный блок, поэтому эти преступления эффективно раскрываются, а не остаются вне поля зрения. С другой стороны, вклад Гомельщины в ВВП страны — около 20 процентов. Это больше, чем у любой другой области. Значит, предприятия здесь богаче, мощнее, так что и коррупционные риски выше. Обычно кривая дорожка ведь откуда идет? От закупок оборудования, использования служебного положения при выборе поставщика или оплате.

— Сейчас на всю страну гремит так называемое «дело врачей». Поражают и суммы взяток, и размах преступной деятельности некоторых главврачей и их подчиненных. Но это в Минске. В нашей области тоже есть неприглядные истории, связанные с работой медиков. Например, в Речице у мужчины просмотрели онкологическое заболевание.

— По этому факту сейчас идет проверка. Учитывая сложность ситуации, следователь вынес постановление о назначении комплексной судебно-медицинской экспертизы, она проводится в Минске. Комментировать здесь рановато. Вместе с тем хочу обратить ваше внимание, что УСК по Гомельской области очень прин­ципиально реагирует на ошибки в медицине. За последние полтора года в суд направлено три уголовных дела в отношении врачей, плюс еще одно на Украину для уголовного преследования гражданина этой страны. Иными словами, спуску нет. Это почувствовали и в управлении здравоохранения обл­исполкома, и в Минздраве. Впрочем, я бы не сказал, что наши врачи в целом плохо работают. Нельзя ведь огулом очернять ту или иную профессию. Но ошибки есть: из-за недостаточной грамотности или халатности, по-разному.

— Опять-таки, этих случаев стало больше, чем раньше?

— А вот здесь нет. Просто в интернете такая информация разлетается мгновенно, вызывая широкий резонанс. Это и плохо, и хорошо. Плохо тем, что очень часто общество в лице форумных комментаторов заранее в любой ситуации клеймит врача. Проверка или расследование еще не окончено, а в интернете ему уже вынесли приговор. Это неправильно. Бывает, что мы назначаем десятки экспертиз, чтобы выяснить причины и обстоятельства смерти пациента, и ни одна из них не дает четкого ответа. То есть медицина на ее сегодняшнем уровне развития не знает, почему так произошло. Как тогда мы можем винить конкретного врача? Но мы, повторюсь, занимаем четкую позицию в том, чтобы детально расследовать каждый отдельный случай.

— Еще одна тема, которая будоражит общество, — недавние задержания двух человек в Мозыре и Гомеле, которые прошли явно не по сценарию ОМОН. В обоих случаях серьезные ножевые ранения получили сотрудники милиции, в одном дело происходило в троллейбусе на остановке общественного транспорта «Универмаг «Гомель». Могли ведь пострадать и обычные граждане.

— К большому сожалению, здесь действия сотрудников милиции получили негативную окраску. Но и реакция со стороны ведомства последовала: применены меры дисциплинарного характера, внесены изменения в работу. Со своей стороны скажу, что ни по одному, ни по второму факту перед следствием не стоял вопрос о том, чтобы давать правовую оценку действиям сотрудников милиции. Еще я бы добавил, что стражи правопорядка проводят тысячи задержаний в год, они ежедневно, ежечасно работают с не самым спокойным и интеллигентным контингентом, но хорошо исполняют свои обязанности. Обидно, что на слуху только негативные случаи, тогда как они единичны. И это не только мое мнение. Заметьте, иностранцы, которые приезжают в Беларусь, говорят, что на наших улицах очень безопасно. Вот объективная оценка.

— Кстати, об иностранцах. В мае в Гомельском районе был найден повешенным студент из Шри-Ланки. Что показало расследование?

— В возбуждении уголовного дела было отказано. Из того, что мы изъяли на месте, из свидетельских показаний сделан вывод, что смерть не носила криминального характера. 

— Как вообще ведут себя представители диаспор? В Гомеле же довольно много студентов из Туркмении, Таджикистана, Индии, других стран.

— Вполне прилично. Ничего плохого сказать не могу. Если они и совершают преступления, то очень редко. В этом плане куда более активны наши ближайшие соседи — россияне и украинцы. Но и в этом случае ни о каком всплеске криминала речи не идет. Обстановка в области спокойная.

Фото Алексея Герасименко и Виктории Кашпур

0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...