Вверх



Эксклюзивное интервью с Марией Мамошук: о тонкостях женской борьбы, уверенности в себе и самых дорогих подарках

2626 0 17:14 / 29.11.2016

Серебряный призер Олимпиады в Рио-де-Жанейро гомельчанка Мария Мамошук рассказала о тонкостях женской борьбы, уверенности в себе и самых дорогих подарках.


IMG_9892.jpg


Сила не в волосах


— Не сомневаюсь, что после Игр к тебе приковано много внимания. Устала от общения с журналистами?


— Сразу после Олимпиады был такой момент. Все хотели получить эксклюзив, пригласить, первыми пообщаться. А я не могла разорваться. Была на двух-трех передачах в день и все равно не успевала везде. Так что пришлось нескольким телеканалам отказать. Но в целом мне нравится давать интервью. Это интересно и приятно.


— Интереснее, чем тренировки?


— Нельзя даже сравнивать. Тренировки всегда на первом месте.


— В финале Олимпиады ты боролась с японкой Рисако Каваи. Чем она так сильна, что ты уступила ей вчистую?


— Скорее на тот момент она была быстрее, чем сильнее. Может, и тактически лучше подготовлена. Это сложно объяснить. С одной стороны, я сделала все, что могла, а с другой — вообще не показала себя, не навязала ей борьбу. И, как вы сказали, проиграла вчистую — вот это и есть самое обидное. Я ведь знаю, что могу больше. Потом проанализируем вместе с тренером ошибки и сделаем выводы.


— Когда потом? С Олимпиады уже три месяца прошло.


— Для анализа нужно обязательно по­смотреть видео схватки, а его пока нет в интернете. Дело в том, что права на олимпийскую трансляцию были выкуплены определенными каналами, и они пока не выкладывали поединки в свободный доступ.


— Расскажи, как ты готовилась к финалу. Много ли времени было между полуфиналом и золотой схваткой?


— Достаточно много, около трех часов. Я успела вернуться в олимпийскую деревню. Там перекусила, перезаплела волосы, собрала вещи, сложила парадный костюм для награждения, немного полежала и поехала обратно.


— Кстати, о волосах. У тебя довольно густая шевелюра, и я слышала, что некоторые соперницы этим пользуются: хватают за волосы и проводят прием.


— Было такое на чемпионате Европы. Да и вообще, многие монголки, турчанки грязно борются, даже специально нарабатывают такие комбинации. Но ты должен быть к ним готов. Знаешь, что в момент, когда тянут за волосы, можешь инстинктивно раскрыться и пропустить проход, значит, лучше контролируй себя и ситуацию. Будь хитрее и умнее. Особенно неприятно, когда грязный прием пытается применить кто-то, с кем ты хорошо знаком. Например, был вместе на сборах, ел за одним столом. Такое поведение не красит спортсмена.


— И говорит о его слабости.


— Думаю, да. О неуважении к сопернику так точно.


Что сказал Смаль


— Какая из олимпийских схваток лично для тебя вышла самой эмоциональной?


— Полуфинальная с американкой Еленой Пирожковой. Недавно пересматривала кусочек видео, до сих пор мурашки по телу.


— А она действительно поднимала на руки первую леди США Мишель Обаму?


— Ну да, в интернете даже фото есть.


— Я видела, но, как по мне, смахивает на фотомонтаж.


— Нет, это настоящие фотографии.


— Пирожкова числилась фавориткой в вашей паре?


— Да, она чемпионка мира 2012 года. К тому же я два раза ей проигрывала. Елена не простая соперница. Тем более что как раз перед нашим полуфинальным поединком на Олимпиаде она в предыдущем раунде победила действующую чемпионку мира монголку Соронзонболдын.


— Это устрашало?


— Какое там. Если ты боишься соперника, то можешь на ковер не выходить, потому что уже проиграл. Уверенность в себе — вот что самое главное. И правильный настрой. Тогда не важно, кто против тебя.


— Твой тренер Сергей Смаль — серебряный призер Игр в Барселоне. Наверняка он тоже настраивал тебя перед решающим выходом на ковер?


— Он, кстати, и повторял, чтобы я была уверенна в себе. А никаких других ЦУ не давал. Сказал, что мы хорошо знаем соперницу, что я должна навязать ей свою борьбу, атаковать.


— Говорят, он взбесился после твоего проигрыша?


— Сергей Николаевич, действительно, очень эмоциональный человек. Лидер по натуре. Страшно не любит проигрывать. Когда я отборолась и расстроенная вылетела с помоста, то увидела, как он буквально ураганом пронесся мимо. Правда, сразу вернулся, сказал, что поздравляет меня со вторым местом, и поцеловал.


Сергей Смаль с серебром Игр в Барселоне и Мария Мамошук с серебром Игр в Рио.jpg


Сергей Смаль с серебром Игр в Барселоне и Мария Мамошук с серебром Игр в Рио



— Но в целом был раздражен?


— Да, он разозлился, и на то была причина — финальная схватка вышла для меня никакой. Я еще и поэтому так переживала, стоя на пьедестале: думала, что и золото упустила, и тренера подвела.


— Понять, конечно, можно — всегда хочется показать максимальный результат. Но серебро Олимпийских игр тоже на дороге не валяется. Тем более твоя медаль первая в истории белорусской женской борьбы. С чем тебя от души поздравляем.


— Спасибо. К слову, мы с Сергеем Николаевичем сфотографировались со своими наградами: он с серебром Игр в Барселоне, я с серебром из Рио. Он даже сказал, что я уже его переплюнула, потому что еще и чемпионка Европы. Но на самом деле у него достижения значимее: Сергей Николаевич, в отличие от меня, выигрывал чемпионат мира. Так что есть к чему стремиться.


— А мысль о том, что серебро уже у тебя в кармане, грела перед финалом с японкой?


— Нет, абсолютно. Я настраивалась на победу и ехала только за ней. Даже была уверена, что выиграю золото. Поэтому недоумеваю, когда слышу, дескать, я не особенно напрягалась в финале. Это абсурд. Любой, кто меня знает, подтвердит: я никогда не расслабляюсь. И в этот раз очень хотела выиграть. Была готова, но соперница оказалась сильнее. Япония вообще лидер в мире женской борьбы. У них чемпионки почти в каждом весе. И, тем не менее, с ними можно и нужно бороться. Непобедимых нет. Так что — Токио, жди меня!


Мои заводы


— После Олимпиады в Рио с тобой рвались пообщаться не только журналисты, но и руководители предприятий, организаций, которые имели отношение к твоей подготовке. Чей подарок больше всего понравился?


— Я бы не хотела кого-то выделять — все постарались, все молодцы. Но вы ведь все равно захотите конкретных ответов, так что отмечу несколько моментов. Моя мама работает на птицефабрике «Рассвет», и когда там спросили, что бы я хотела в подарок, выбрала кофемашину. Очень люблю кофе. Также есть два предприятия, которые мне всегда помогают. Я их называю «мои заводы» — это гомельские вагоноремонтный и мотороремонтный. На вагоноремонтном меня уже поздравили. Организовали концерт, сделали вымпелы с моей фотографией, смонтировали очень крутой видео­ролик — нарезку из моих схваток. Звали и на мотороремонтный завод, но пока не получилось прийти.


— Может, скутер подарят. Хочешь?


— Конечно. Но мне любое внимание приятно, не обязательно, чтобы оно выражалось материально. Трогательное поздравление было в Зябровской школе, которую я когда-то окончила. Дети прочитали про меня стихи, подарили рисунки. Особенно запомнился плакат, на котором изображена девочка с кубком и подпись «Мария ты лучшая». Еще тюльпанчики были бумажные и открытки, сделанные своими руками. Это круто. Я люблю такое.


Ученики Зябровской школы подарили Марии свои рисунки.jpg


Ученики Зябровской школы подарили Марии свои рисунки



— Сама тоже что-нибудь типа хендмейд делаешь?


— Сейчас нет. А раньше чем только не увлекалась: резьбой по дереву, бисероплетением, шахматами, рисованием. Пока не появилась борьба...


— Наверное, все уже в курсе, что ты любишь мамины блинчики — столько раз ты об этом говорила в разных интервью. Возможно, уже даже в какой-то степени стала заложником образа, когда журналисты навязывают: расскажи про блины, расскажи про блины. А что на самом деле любишь?


— Мамины блины, конечно, вне конкуренции, но вообще люблю мясо в любом виде и плов. Мне и самой нравится готовить, и моему молодому человеку Вадиму (Шведову — гомельскому борцу вольного стиля — прим. автора) тоже. А если все время есть блины, то можно ненароком перейти в более тяжелую весовую категорию.


— Мама следит за твоими выступлениями в СМИ? Может, собирает вырезки из газет?


— Такого нет. Хотя по возможности она следит за публикациями. А еще переживает за мои поединки. Не всегда их смотрит, потому что это и нервно (а она тоже очень эмоциональный человек), и часто поздно по времени. Но мы постоянно на телефонной связи, переписываемся. Для мамы не важно, выиграла я или проиграла. Она всегда меня ждет. Это для меня много значит.


Болты и штамп


— За серебро Олимпиады в нашей стране полагается 75 тысяч долларов. Получила ли ты эти призовые, может, уже даже потратила?


— Их довольно быстро зачисляют на карт-счет, так что получила. Но пока купила только машину — подержанную BMW. Мне нравится быть за рулем, если честно, люблю и погонять. Но все время сдерживаю себя, чтобы оставаться в рамках правил дорожного движения. Остальные призовые не трачу, потому что еще не решен вопрос с жильем.


— Читала жуткую информацию, что у тебя болты в колене. Титановые, как у Плющенко?


— Да, титановые. Они держат связку с двух сторон. Дискомфорта я почти не чувствую. Но в целом с коленями мне не очень везло. Было уже несколько операций. Самая тяжелая — на передней крестообразной связке. Там очень длительное восстановление. Нога уменьшается в размерах, и, конечно, это довольно жалкое зрелище. Колено невозможно даже просто поднять, не то что согнуть. Надо все с нуля разрабатывать, ходить на ЛФК. Только через восемь месяцев после этой операции я снова вышла на ковер. Представляете, сколько всего за это время можно было от безделья надумать! Но у меня ни разу не было мысли завязать с борьбой или бросить спорт. Меня это никак не выбило из колеи. Наоборот, сделало сильнее. Было только жаль времени, что долго не тренируюсь.


— Значит, на Токио-2020 ты всерьез настроена?


— Однозначно.


— И серебряная медаль Рио не повод, чтобы почивать на лаврах?


— Конечно нет. Я знаю, что серебро — не мой максимум. Если бы выиграла золото, может быть, задумалась бы о том, чтобы сделать перерыв в карьере. Но потом все равно вернулась бы. Потому что люблю борьбу, это моя жизнь. Сейчас ведь не найдешь работу, которая бы тебе приносила удовольствие. А у меня такая есть. Еще до Олимпиады мы с Вадимом разговаривали, что вне зависимости от результата Игр будем рожать ребенка. Но теперь думаю, пока рано. И со свадьбой еще не определились. Знаем, что она будет. Хотя это мероприятие больше для родственников и друзей. А для нас самих штамп в паспорте ничего не меняет.


0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...