Вверх



О том, что умер, житель Добрушского района к своему удивлению узнал от журналистов

5686 0 10:38 / 25.06.2015

Сердце пациента, перенесшего обширный инфаркт, врачам Гомельского областного кардиологического центра удалось запустить через полтора часа после того, как оно остановилось. Сюжет об этом был показан на одном из республиканских телеканалов. Случай подавался как своего рода сенсация. Однако, если разобраться, ничего сенсационного не произошло: медицине известны подобные примеры. Это ничуть не умаляет высокого профессионализма медиков, которые сработали оперативно и грамотно, но есть одна проблема. Начни эта история развиваться по другому сценарию, пациента, возможно, и вовсе не пришлось бы реанимировать.



IMG_5744.JPGВ областном кардиоцентре спасают жизни самых сложных пациентов


Достаточно двух таблеток?


Жительница Тереховки Вера Воронина позвонила в редакцию “Гомельскай праўды”, когда ее муж после перенесенного инфаркта и клинической смерти приходил в себя в стенах кардиоцентра. “Хочу, чтобы вы написали благодарственный очерк в адрес медиков, которые спасли моего мужа”, — сказала она. Договорились, что, как только Александр Михайлович выпишется из клиники, “ГП” обязательно приедет в Тереховку, чтобы слова благодарности прозвучали из первых уст. На днях в эфире республиканского ТВ появился сюжет, где Александр Михайлович и Вера Яковлевна благодарили врачей еще из стен больничной палаты, а корреспондент “Гомельскай праўды” приехала, как и обещала, к супругам Ворониным домой.


IMG_8442.JPGСупруги Воронины


Меня встретила моложавая миловидная женщина в спортивной футболке и шортах, открывавших красивые сильные ноги. Это и была Вера Яковлевна. А мужчина с немного усталыми глазами, старавшийся держаться бодрячком, оказался Александром Михайловичем.


— Говорят, люди, побывавшие за гранью жизни, переосмысливают какие-то собственные ценности и на многие вещи начинают смотреть по-другому. Вот вы, Александр Михайлович, о чем сейчас думаете?


— Знаете, я всю жизнь трудился не по­кладая рук. На работе, где был механизатором, дома, потому что понимал: семью нужно кормить, детей, внуков поднимать. Я не жалею об этом, нет. Просто сейчас думаю, что в жизни, наверное, должно быть место не только для работы…

IMG_8446.JPGАлександр Михайлович рад домашнему уюту
Расспрашивать Александра Михайловича об истории его чудесного возвращения к жизни я не стала, чтобы лишний раз не волновать. О событиях того страшного для их семьи дня мне со слезами на глазах тет-а-тет, чтобы, опять же, не волновать супруга, рассказала Вера Яковлевна.


С ее слов, когда мужу стало плохо, а было это перед Пасхой, она тут же позвонила в местную скорую. Но свободных машин там не оказалось, а в качестве первой помощи ей предложили дать больному две таблетки популярного анестетика, то есть обезболивающего. Искать транспорт, чтобы доставить Александра Михайловича в лечебное учреждение, пришлось самостоятельно. В Тереховском филиале районной больницы его визуально осмотрели и без кардиограммы направили в Добрушскую ЦРБ. Там кардиограмму сделали и диагностировали обширный инфаркт, после чего сложный пациент на скорой был отправлен в областную кардиологическую клинику. Минут за десять до приезда, прямо в скорой, он потерял сознание.


РеаНЕмобиль


В этой части своего рассказа Вера Яковлевна вновь не может сдержать слез: “Я поняла, что муж умер. Он уже не дышал, пульс не прощупывался. Вместе с девушкой-фельдшером, сопровождавшей нас в машине, стали делать массаж сердца — по очереди руками надавливая на грудную клетку. А когда наконец-то приехали в клинику и к нам вышел врач, помню, я стала просить: “Спасите его. Он еще живой!”


Сколько времени она просидела под дверью отделения реанимации, Вера Яковлевна не помнит. О том, что у мужа была клиническая смерть, ей потом скажет кто-то из медиков. Она тоже не помнит — кто именно. А сам Александр Михайлович узнает об этом от журналистов, которые придут к нему в палату и спросят, образно говоря, как там, за гранью жизни, не было ли света в конце тоннеля? О том, что у него была клиническая смерть, Вера Яковлевна, оберегая супруга от лишних переживаний, до этого не рассказывала.


В разговоре с ней выяснится, что серд­це Александра Михайловича, уже после того как забьется, через некоторое время будет останавливаться еще дважды. Вере Яковлевне об этом расскажут врачи, да она и сама увидит в палате мужа дефибриллятор. А окончательному возвращению сознания будет предшествовать кома. Вера Яковлевна не помнит, сколько муж в ней находился — неделю, десять дней или больше… Помнит, что все это время старалась быть рядом и постоянно нашептывала на ухо, что его очень любят и ждут внуки. Быть может, поэтому Александр Михайлович потом вспомнит, что именно их время от времени видел как будто наяву.


О том, насколько уникальным с медицинской точки зрения можно считать случай с этим пациентом, разумеется, могли бы рассказать в кардиоцентре. Но там, как ни странно, от каких-либо комментариев отказались. Впрочем, из разговора с врачами-реаниматологами других солидных клиник можно заключить, что при своевременной и грамотной реанимации пациент с остановившимся сердцебиением сохраняет шансы на жизнь в течение двух часов и даже более, когда делается эффективный массаж сердца, применяется необходимое медицинское оборудование и пациенту вводятся соответствующие препараты.И все-таки хочется задать вопрос, не забыв при этом, как говорится, снять шляпу перед профессионализмом гомельских кардиологов, — почему четкую, слаженную работу врачей, дающую хороший результат, мы зачастую склонны рассматривать как нечто сенсационное? Не потому ли, что далеко не везде и не всегда медицинская помощь бывает такой оперативной и эффективной, как хотелось бы?

IMG_8454.JPGСегодня Вера Яковлевна старается думать только о хорошем 
Если бы в Тереховском филиале Добрушской ЦРБ пациенту сделали кардиограмму и уже тогда диагностировали обширный инфаркт, удалось бы сэкономить время до момента поступления в областную клинику. И если бы доставила его туда не скорая с фельдшером, а, так как положено в таких тяжелых случаях, реанимобиль с бригадой медиков, то гомельским кардиологам, возможно, не пришлось бы стать героями сенсационного сюжета.


Можно, конечно, согласиться с тем, что виной всему послужили причины объективного характера. Где-то можно сослаться на слабость материально-технической базы из-за отсутствия необходимых финансовых средств, где-то — на кадровый голод. Только, как бы то ни было, все это говорит об одном: и у нашей системы здравоохранения есть своя история болезни.


Хотя для Веры Яковлевны это все сегодня не важно. За спасение своего мужа она ежечасно благодарит Бога и весь медицинский персонал областного кардиоцентра. А особенно — молодого реаниматолога Дмитрия Осипенко. “Господи, — говорит она, — какое счастье, что именно этот врач дежурил в тот день!”


IMG_8458.JPGНа адрес "ГП" Вера Яковлевна прислала благодарственное письмо


Фото автора и Олега Белоусова

0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...