Вверх



Крысы отдельно, молоко отдельно: кому выгоден скандал вокруг МКК?

4867 0 16:36 / 28.10.2016

В апреле этого года в Рогачеве предпринимательница Алина Залажкова купила для матери молоко. По версии женщин, когда пенсионерка решила приготовить суп и начала выливать в кастрюлю содержимое пакета, из него показалась мышь. Судя по упаковке, это была продукция Рогачевского молочноконсервного комбината, изготовленная жлобинским филиалом предприятия.


Первые дни скандальной истории


Восьмидесятилетняя женщина тут же прибежала на Москов­ский рынок, где торгует ее дочь, и весьма эмоционально стала высказываться о находке. Люди, а на базаре перед Пасхой их было много, быстро подхватили волну и стали возмущаться: мол, по­смотрите, чем же нас кормят! В ход шли даже нецензурные выражения. Чтобы поделиться увиденным с общественностью, коллега Алины Залажковой Марина Смирнова сделала снимок пакета с мышью и выложила в социальной сети.


В тот же день Залажкова отправилась в Рогачевский центр гигиены и эпидемиологии зафиксировать то, что она приобрела в магазине. На тот момент у главврача по рабочим вопросам находился главный инженер молочноконсерв­ного комбината Дмитрий Иванов. Естественно, ему сообщили об обращении, а вот после оформления документов почему-то отдали объект жалобы на руки!


И что мне с ним делать? — задался вопросом Иванов. Ему предложили везти его в Жлобинский центр эпидемиологии — по месту расположения филиала, куда он и отправился. Там после осмотра пакет ему также вернули, посоветовав самостоятельно доставить злосчастную ношу на вскрытие, но уже на следующий день, так как рабочий день приближался к концу.


На этом путешествие грызунов — в пакете их оказалось трое — из Рогачева в Жлобин не закончилось. Иванов с исполняющей обязанности директора Жлобинского молокозавода Надеждой Михалькевич отвезли скандальный пакет на предприятие, где и оставили до утра. Тогда же инженер проверил производство и убедился, что все в порядке — никаких внештатных ситуаций, чтобы останавливать оборудование, не произошло.


Позже Дмитрий Иванов пояснит: подобного инцидента никогда не было, поэтому он не имел представления, как нужно поступать. Впрочем, как действовать, не знали и в обоих центрах гигиены и эпидемиологии, где, в общем-то, должны быть в курсе, каких алгоритмов нужно придерживаться. Но там почему-то решили не оставлять пакет с грызунами у себя и отнеслись к ситуации, которая больно ударила по репутации комбината, мягко говоря, безответственно.


Вскрытие показало, правоохранители заключили


В протоколе о патолого-анатомическом вскрытии, которое проводила на следующий день главный ветеринарный врач Жлобина Алла Маслюк-Синюгина, сказано следующее. В ротовой полости, глотке, пищеводе и легких грызунов, а ими оказались три крысенка, отсутствовали сгустки молока. Не была нарушена и целостность кожных покровов животных, отсутствовали следы разложения. Это говорит о том, что зверьки не могли двое суток, а именно столько времени прошло с момента производства продукции до вскрытия пакета, провести в молочной среде. Специалист также установила, что смерть животных наступила из-за травмы головы.


С заключением, которое указывало на непричастность предприятия к крысам, его представители обратились в районный отдел внутренних дел. Местные правоохранители провели проверку, но не смогли установить, кто же имеет отношение к грызунам в пакете. В РОВД также посчитали, что у женщин не было мотива навредить репутации предприятия.


Таким вот образом был вскрыт злосчастный пакет

 
Крысеныши в ветлаборатории: молока в легких нет, следов разложения тоже, причина смерти — травма головы 


Хотели разойтись мирно


Когда история начала набирать обороты, а покупатели с отвращением обсуждали новость о крысах в пакете с молоком, представители МКК связались с участницами скандала. Хотели объяснить, что подобного не может быть по техническим причинам. А еще потребовать опровержения в СМИ сведений, порочащих репутацию.


Начальник сектора экономической безопасности предприятия Александр Филеня рассказал: женщины отказались идти на контакт, причем категорически. Они пояснили, что уже обратились в компетентные органы, начались проверки, и этого достаточно.


Позже мне удалось спросить Алину Залажкову: почему они не пошли на диалог? Не боялись ли того, что комбинат выставит им счет на крупную сумму, которую простым людям выплатить будет просто нереально?


— Мне позвонили назавтра, а зачем мне назавтра? — сбивчиво пояснила женщина. — Когда я пришла в санстанцию писать заявление, там был главный инженер, и если бы он со мной тогда поговорил, объяснил, что с их стороны такое невозможно, может быть, все пошло бы по-другому.


Суд да дело


Желая восстановить справедливость, комбинат подал в Рогачевский районный суд исковое заявлении о защите деловой репутации.


Эти женщины распространяли ложные сведения о нахождении в нашей продукции крыс. Одна принесла на рынок пакет, вторая разнесла недостоверную информацию, третья выложила фотографию в социальную сеть, после чего она начала распространяться по интернету, — объясняет Александр Филеня. — Все это сказалось на нашем имидже и сокращении реализации продукции. Только на продажах молока мы потеряли 548 миллионов неденоминированных рублей. Собственно, эту сумму мы и выставили в качестве материального ущерба.


На суде честь комбината защищали его сотрудники. Упор делали на то, что попадание в пакет каких-либо посторонних предметов на производстве технически невозможно, что подтверждалось документами.


Интересы трех ответчиц представляли три адвоката. Они пояснили, что в таком составе защищают их не из-за наличия у женщин больших денег, как писали интернет-ресурсы, а из-за отсутствия правовых знаний у «жертв» этой истории. Одним из моментов, за которые зацепились адвокаты, была передача пакета на руки заинтересованному лицу и путешест­вие грызунов из Рогачевского центра гигиены и эпидемиологии в жлобинский с их ночевкой на молокозаводе. Акцент защита сделала и на то, что женщины якобы не преследовали цели очернить предприятие, они просто ярые борцы за справедливость и всего лишь хотели разобраться в ситуации. На прениях в районном суде Алина Залажкова продолжила эту линию.


Я горжусь нашим комбинатом и тем, что там установлено такое хорошее оборудование, — сказала она. — Не знаю, когда и как крысы могли попасть в пакет с молоком. И не надо из меня делать диверсантку. Я не чувствую себя виноватой.


Другая участница конфликта Марина Смирнова добавила: размещением снимка в соцсети также не хотела испортить репутацию предприятия.


Ответчицы держались на суде уверенно, голос от волнения ни у одной из них не дрожал. Матери Залажковой на последних заседаниях не было, но кое-что дочь о ней рассказала. Женщина всю жизнь работала дояркой, экономная, не переносит несправедливости и «не представляет, как молоко и крысы могут быть совместимы».


Изучив материалы дела, Рогачевский суд отказал молочноконсервному комбинату в удовлетворении иска. Оглашая решение, судья пояснил: «Сведения, распространенные ответчицами, достоверны в части обнаружения в пакете молока трех крысят — этот факт никто не оспаривал». Не согласившись с такой развязкой, МКК подал жалобу на решение районного суда. 


А через два месяца коллегия по гражданским делам областного суда оставила его без изменений. Юрист комбината Сергей Ерошевич сообщил: предприятие не согласно с обоими постановлениями и намерено обжаловать их.


Главный инженер Дмитрий Иванов на суде в Рогачеве


Марина Смирнова и Алина Залажкова на суде в Рогачеве


Три вопроса, которые остались без ответа


1. Как попали крысы в пакет?


Побывав на Жлобинском молокозаводе, я убедилась, что там установлена современная итальянская автоматизированная линия с закрытым циклом производства. Роль человека отводится лишь к управлению оборудованием.


Молоко, привезенное авто­цистерной, сначала берут на анализ и только потом допускают к приемке. К машине подсоединяется рукав с фильтром из мелкой сетки, который является барьером даже для мельчайших частиц. На пути движения молока по трубопроводам установлено еще несколько подобных приспособлений. Кроме того, в системе нет открытых емкостей, куда можно было бы что-либо забросить, засунуть или пропихнуть.


На этапе фасовки из пакетов выкачивается воздух. Вакуум позволяет увидеть электронике, что пакет полностью пустой. Затем в него заливается молоко, и упаковка запаивается. Функция работников сводится к тому, чтобы переложить готовый продукт, сошедший с линии, на транспортер, который увозит его в другой цех.


И хотя даже обывателю видно, что никакое инородное тело не может проникнуть в фасовочный аппарат, завод все же сделал запрос производителю этого оборудования — российскому «Зонд-Паку». Предприятие ответило: верхний и нижний клапаны имеют размеры 10 мм и 3 мм, поэтому частицы большего размера туда попасть не могут. Никак!


И еще один важный момент: молоко проходит через сепаратор-сливкоотделитель, скорость которого составляет шесть тысяч оборотов в минуту. Попади туда, допустим, каким-то мистическим образом крыса, она превратилась бы в пюре. И если бы такое оказалось возможным, это показал бы окончательный микробиологический анализ, который завершает производственный цикл. Неужели кто-то думает, что в таком случае завод пропустил такую партию к реализации?


Еще раз обратимся к заключению о вскрытии. В нем сказано, что грызуны умерли не от того, что захлебнулись в молоке, — его не было ни в пищеводе, ни в лег­ких — а от травмы головы.  И повторюсь: в производст­венной системе нет «ворот», куда кто-либо мог бы что-либо положить.


Давайте же представим, могут ли крысы, крайне осторожные по своей сути животные, а тем более еще маленькие и достаточно беззащитные, путешествовать по заводу, пытаясь вскарабкаться и в итоге влезть в полностью закрытое от внешней среды оборудование? Особенно всей троицей в один пакет. Просто невероятно. Поэтому наиболее очевидным кажется вариант, когда кто-то, предварительно умертвив грызунов, засунул их в пакет.


Молоко, привезенное в автоцистерне на завод, проходит через этот фильтр: попадание крыс исключено 


На молочном заводе закрытый цикл производства, роль человека — лишь в управлении оборудованием. Там нет «ворот», куда можно что-либо положить


2. У кого был мотив раскрутить историю?


По версии предприятия, это была «постановка». При этом здесь не могут сказать, кто именно ее инициатор. Искать ответы, убеждены на комбинате, должны правоохранительные органы.


ИНДИВИДУАЛЫ. Попробуем предположить, что подбросить «свинью» мог некий чудак-шутник, возможно, подросток. Или мститель — тот, у кого есть личная цель испортить имидж предприятия или кто сводит счеты с конкретным его работником. Или же психически больной человек.


Представим, кто-то из этой тройки мог принести молоко в магазин, предварительно запихав туда мертвых зверьков, и незаметно положить на полку с продукцией. Пакет можно запаять и в домашних условиях.


Кстати, экспертиза пакета не проводилась, так как он был... утилизирован(?!) в ветстанции сразу после вскрытия. По сути, исчезла важная улика. Поэтому не представляется возможным узнать, как именно и в каких условиях были заклеены края. Судя по фотографии, сделанной на вскрытии, можно лишь увидеть, что разор­ван угол.


К слову, на комбинате припоминают одного российского «диверсанта». Молодой человек выложил в интернет сведения о том, что якобы обнаружил в продукции предприятия стекло. Его мотив стал очевиден очень быстро после того, как парень сообщил МКК, что за определенную сумму готов удалить информацию из общего доступа.


Экспертиза пакета не проводилась, так как он был... утилизирован(?!). По сути, исчезла важная улика


КОНКУРЕНТЫ. Насколько вероятен их след? Мир больших денег предполагает большие инсинуации, особенно когда сложно или невозможно быть на уровне с тем, кого публично желаешь растоптать, а потом еще заставить оправдываться в невиновности. Комбинату нередко приходится решать вопросы, касающиеся фальсифицированной продукции, здесь даже создан спецотдел — сектор экономической безопасности, который курирует и эту тему. Так вот, производством «близнецов», в основном сгущенки, занимаются наши российские соседи. Понятное дело, из-за ее популярности среди покупателей.


И вот еще один интересный момент. После вынесения районным судом решения об отказе в удовлетворении иска, а это было 16 августа, через пару дней от наших соседей пришла еще одна неприятная новость: Роспотребнадзор выявил несоответствия в продукции комбината. Еще один удар по имиджу. Совпадение? Как-то много получается совпадений.


3. Кто ответит за репу­тацию?


Как бы там ни было и кто бы ни был той самой «крысой», которая попыталась подорвать имидж предприятия, хотя бы частично ей это удалось. И именно благодаря широкой огласке. Практически все, с кем я обсуждала эту тему как в Рогачеве, так и в Гомеле, были в курсе ситуации и испытывали негатив. Многие принимали за чистую монету информацию, первоначально растиражированную в интернете. Обычный покупатель не будет разбираться в написанном: искать мнение второй стороны или же задумываться, почему заметка появилась в новостных лентах. Информационная бомба будет особенно эффективной, если о вопиющем факте расскажут такие же простые потребители. Что и случилось.




Наши предприятия уже сталкивались с подобными ситуациями


РАНЕЕ


Ртуть. Десять лет назад житель Гомельского района, оказавшись в больнице после отравления ртутью, утверждал, что она попала в его организм из бутылки пива, изготовленной на Речицком пивзаводе. Медики подтвердили наличие опасной субстанции, однако загадкой осталось то, как она туда попала. Нападки на пенный напиток оказались беспочвенными: производство имеет закрытый технологический цикл, исключающий попадание в продукцию каких-либо веществ. К слову, в 2013 году пиво в Речице перестали выпускать.


Свинец и кадмий. Шесть лет назад Роспотребнадзор «выявил» превышение этих элементов в продукции Добрушского фарфорового завода. Ситуация вызвала недоумение, так как тесты, сделанные незадолго до этого, показывали норму. Когда начали разбираться, оказалось, что сенсационные данные выдало исследование, проводившееся по методике «Сырье и пищевые продукты», а не по требованиям, которые полагаются для посуды.


И СОВСЕМ НЕДАВНО


Стронций. Примерно в одно время с «крысиным» скандалом разгорелся еще один, также охвативший интернет-пространство. Корреспонденты международного информационного агентства написали, что в сыре гомельского ОАО «Милкавита» якобы завышен уровень содержания стронция. Предприятие подало иск о защите деловой репутации. Дело рассматривается в экономическом суде Минска.


Шерсть. Вскоре после этих двух историй народ заговорил еще об одной «сенсации». Житель областного центра выложил в социальной сети изображение колбасы, из которой торчала шкурка некого неопознанного животного с шерстью. И хотя автор утверждал, что это продукция Гомельского мясокомбината, никаких доказательств тому не предоставил — ни этикетки, ни чека. После эту информацию опубликовал интернет-ресурс. На просьбу предприятия написать опровержение портал ответил отказом, и мясокомбинат подал в экономический суд Гомельской области иск о защите деловой репутации.


Все эти скандальные истории, конечно же, бьют по имиджу известных предприятий. Настораживает постоянство подобных информационных вбросов. Как будто кто-то ими умело дирижирует. И, судя по всему, мы еще не раз услышим о таких «диверсиях». В этих войнах без правил конца не бывает.

Фото и видео автора и Рогачевского МКК

0 Обсуждение Комментировать
Загрузка...