Вверх


Не оскудеет рука берущего: можно ли убрать попрошаек с улиц Гомеля?

7167 0 14:23 / 26.11.2015

Вопрос, скорее, риторический. И не только потому, что попрошаек у нас не наказывают: законом не предусмотрено. Просто есть еще и такое слово — милосердие. Кто и как на нем спекулирует?


1.jpg


Публика, живущая подаяниями сердобольных граждан, весьма разношерстна. Цыганки, к примеру. Они любят подходить к тем, кто ждет свой транспорт на конечной возле железнодорожного вокзала. Один ребенок на руках, второй цепляется за юбку, тихо просят: “Помогите чем можете”. В том же ряду бомжеватого вида мужчины. Эти ничего не просят — держат перед собой видавший виды головной убор с мелкими купюрами внутри. Отдельная категория — женщины с одинаково скорбными лицами и обтянутыми полиэтиленом картонками с чьей-нибудь фотографией. Они тоже ничего не просят, за них говорят картонки: тем, что на фото, нужны деньги на лечение от разных тяжелых недугов. Последняя категория — это, на мой взгляд, публика наиболее циничная. Ведь она спекулирует на нашем с вами чувстве сострадания к тяжело больным людям. 


В районе, где живу, этой публикой облюбован наиболее крупный, а потому особенно привлекательный для покупателей магазин. И, как правило, в час пик, когда все возвращаются с работы и по дороге домой забегают за покупками, у самого входа на посту обязательно стоит какая-нибудь женщина с картонкой. Не так давно мое внимание привлекла колоритная бабулька, собиравшая деньги для операции на глазах. Несмотря на полусомкнутые веки, фотокамеру в моих руках она заметила и поспешно ретировалась. А я поинтересовалась у заведующей, почему подобного рода бабульки так комфортно чувствуют себя у дверей этого магазина? В ответ услышала, что “гонять их” бесполезно. Но охрана магазина в очередной раз, конечно же, будет предупреждена.


Назавтра у дверей магазина вместо бабульки стояла смуглолицая молодая женщина с карамелькой во рту и отсут­ствующим выражением лица. Никакой скорби. Судя по всему, карамелька занимала женщину всецело: она с удовольствием причмокивала и, похоже, просто имела в виду всех проходящих мимо. За нее говорила картонка с фотографиями. 


Решила провести небольшой эксперимент. Подойдя к женщине, предложила два варианта: тихо уйти или же дождаться приезда милиции. 


И тогда мы все вместе поможем ее больным родственникам. Чем черт не шутит, а вдруг и правда кто-то болен? Первый вариант не прошел. После того как я набрала 102, женщина несколько минут потопталась на месте, сохраняя независимый вид, а потом быст­рыми шагами стала удаляться прочь. В ответ на мой призыв “Ну, куда же вы?” любительница карамелек высказала все, что обо мне думает. И поверьте, думала она очень нехорошо.


Еще через несколько минут приехал милицейский наряд. Милиционеры посетовали: звонить нужно было не на глазах у сбежавшей гражданки, а потихоньку, отойдя в сторонку. Видимо, в следующий раз я так и сделаю. Это будет вторая часть моего эксперимента. Интересно же узнать, как очередная собирательница пожертвований станет объясняться с правоохранителями, и чем все это закончится. А пока могу констатировать: вызов милицейского наряда к конкретному магазину принес свои плоды. Вот уже недели две как его покупателей не тормозят у входа женщины с картонками, ранее постоянно подпиравшие стены этой торговой точки. Надолго ли? Не знаю.


Попрошайничество — это проблема, можно сказать, вселенского масштаба. Ведь попрошаек можно встретить на улицах любого из городов мира. Не буду останавливаться на том, где и как с этим явлением борются. Хотя вот интересный факт: московское ГУВД как-то выступило с инициативой ввести штрафы за дачу милостыни. Понятно, что эта инициатива захлебнулась в море критики, а между тем в ряде европейских стран подобная норма давно существует. 


Белорусское законодательство не предусматривает наказания за попрошайничество. За исключением тех случаев, когда оно нарушает общественный порядок. Не знаю, нарушают ли общественный порядок лица, подпирающие двери магазинов и создающие при этом  определенные неудобства для покупателей. Но потрепанные картонки с просьбой дать на лечение — это, на мой взгляд, не что иное, как немое вымогательство. А если учесть, что лечить на самом деле никого не нужно, так это вообще чистой воды мошенничество.


Впрочем, о чем тут говорить? Существует хорошо известный закон рынка: спрос определяет предложение. В данном случае можно говорить о спросе на возможность проявить свое сострадание и оказать кому-то посильную помощь. И эту услугу женщины с картонками оказывают с максимальным удовольствием, цинично играя на тонких струнах нашей души. Но неужели кому-то непонятно, что мы для них при этом, простите за не политкоррект­ность, всего лишь лохи. Которых они, извините, просто доят: пользуясь лексиконом Остапа Бендера, “трогая за вымя”. И судя по тому, насколько охотно мы это самое “вымя” подставляем, “надои” у них весьма высокие. 

Фото автора
0 Обсуждение Комментировать