Вверх


Три страны, одна проблема

1064 0 11:12 / 27.08.2009

О проблемах наркомании и наркоманов у нас в стране, как и на просторах всего СНГ, говорят часто. Социальная реклама в СМИ выглядит красиво и местами даже креативно. Вот только толку от нее немного. А запретный плод манит — это аксиома! О том, что максимальный эффект в профилактике этой напасти даст лишь психологическая шокотерапия и общение с людьми, прошедшими через этот ад, я предполагал давно. Но убедился во время командировки в молодежный лагерь, обосновавшийся на стыке трех государств в рамках фестиваля “Дружба-2009”.


Тогда я совершенно случайно познакомился с двумя бывшими наркоманами из Брянска Евгением Поздняковым и Игорем Гараниным. Оба представляли местный центр реабилитации “Любовь”. Абсолютно здоровым на вид, интеллигентным и рассудительным парням удалось избавиться от страшной зависимости, а в лагерь приехали не только отдохнуть, но и по возможности помочь всем, кто в их помощи нуждается. Они поделились своим видением проблемы.


Евгений Поздняков: То, что наркотики — это плохо, знают все, наша же цель — не просто рассказать людям о проблеме, но и использовать возможные способы для реабилитации. Вот со мной рядом человек, который просидел на “системе” 17 лет. Это просто цифра, а на самом деле — ад на земле: ты никому не нужен и тебя отвергают. Но выход есть!


— А наркоману захочется лечиться добровольно? Может, более эффективны принудительные методы? — интересуюсь у Евгения.


— Принуждение здесь точно не поможет, такое лечение однозначно не принесет своих результатов. Вот Игорь, например, не задумывался о своей жизни до тех пор, пока не оказался на самом дне. То же самое могу сказать и о себе.


Игорь Гаранин: Если американец попадется с небольшой дозой, его поставят перед выбором: либо срок, либо реабилитация. Если же он впоследствии нарушит правила лечения, то руководитель центра сообщит об этом властям, и ему заменят реабилитацию тюремным сроком. Вот это, по-моему, хороший способ борьбы. А простым увеличением сроков за сбыт и распространение наркотиков проблему не решить. Все равно наркоманы смогут употреблять их как на зоне, так и освободившись оттуда.


Евгений Поздняков: Ни с чем не сравнимые ощущения, когда наркоман или алкоголик получает новую жизнь. Я вот сейчас живу и радуюсь жизни. Классно поехать куда-нибудь потусоваться, поболтать, подышать свежим воздухом. Я не пью, не курю, матом не ругаюсь, и мне от этого хорошо. Не нужно принимать наркотики, чтобы поднять настроение.


Игорь Гаранин: У меня, как и у многих, все начиналось с “травки”.


Евгений Поздняков: Именно. Сразу не дядька с гнилыми ногами предложит уколоться, а друг посоветует попробовать. Мол, классно это, и все…


Игорь Гаранин: Часто молодежь тянется к чему-то хорошему, но выбирает неверный путь.


Наш разговор вежливо прервали, потому что как раз в это время группа людей, в числе которых были Игорь и Евгений, должна была пересесть за соседний столик. В сетке насыщенного графика значился тематический клуб, посвященный вопросам здорового образа жизни. На нем представители трех стран, связанные с этой темой, делились своим опытом и предложениями. Разговор спонтанно перешел в обсуждение проблемы наркозависимости, а “солировали” в мероприятии представители Брянской и Гомельской областей. Я всегда с изрядной долей скепсиса относился к подобным собраниям, считая их пустыми и бессмысленными. Но если бы в этот раз на моем месте под уютным шатром оказался парень, решивший испытать на себе “прелесть” наркотического дурмана, уверен, ему пришлось бы весьма серьезно переосмыслить это желание.


Сотрудник органов наркоконтроля по Брянской области Михаил Свинцов прекрасно знаком со всеми сторонами проблемы:


— Например, в Брянской области 60 процентов преступлений так или иначе связаны с наркотиками. При этом они активно пропагандируются через рекламу и фильмы. К примеру, около года в эфире крутили ролик, рекламирующий одну жевательную резинку. Для кого-то может и не понятно, но это была явная пропаганда крэка. С Интернетом все гораздо сложнее: “прибили” сайт, поменялась одна буква в его названии, и он появился снова. Сейчас поймать за пропаганду очень сложно, потому что даже легкое изменение внешнего вида листа конопли уже не попадает под ответственность.


О методах борьбы с наркоманией рассказала Ольга Кравцова, 1-й секретарь Рогачев­ского комитета БРСМ:


— Надо, чтобы люди разговаривали на одном языке. Мы обучаем волонтеров 14 — 16 лет, которые могут поговорить со сверстниками. Программа подготовки рассчитана приблизительно на 3 года, по истечении которых ребята знают всю правду о наркотиках и могут доходчиво объяснить другим людям. Это так называемая профилактика изнутри. Иногда волонтеры проводят в своих школах информационные часы без участия взрослых. Например, выходят к доске с маркером, плакатом и пишут на нем слово “наркотик”. Потом просят присутствующих подобрать ассоциации к этому слову. Дети обычно называют “смерть, болезнь, шприц”, но может попасть и такое слово, как “кайф”. И волонтер потом скажет: “Несколько раз вы, возможно, и почувствуете кайф, но после этого испытаете боль и страдания. Хотите, чтобы это было в вашей жизни?” Очень действенный метод, когда о подобных вещах с тобой разговаривает приятель.


— У нас также действует лагерь для трудных подростков “Юный спецназовец”, — отметил Михаил Свинцов. — Ребят гоняют за маты, сигареты, приучают к дисциплине, и они становятся совершенно другими людьми. А вообще низшим звеном наркоцепочки занимается милиция, потому что сейчас в управлении по области работает около 300 человек, если учитывать уборщиц, водителей и так далее. В России за употребление наркотиков грозит административная ответственность — от 10 до 15 “минималок”.


Однажды ко мне в руки попал фильм, в котором чеченская война показана через объектив любительской видеокамеры. Кровь, крики, трупы — бессонница обеспечена… Эта лента не для слабонервных, но после ее просмотра представление о войне поменялось на 180 градусов. Там была показана правда такой, какая она есть. Схожую по напряжению ленту крутили и в завершении мероприятия по наркотической проблеме. Шокирующий эффект тот же: стоны, предсмертные муки и страшные фотографии покалеченных детских судеб. Именно такие вещи необходимо чаще показывать в школах, не боясь травмировать детскую психику. Ведь это гораздо действеннее красивой и креативной социальной рекламы.


0 Обсуждение Комментировать