Вверх
Мнение, Джемма Брайт:

Воспитание ребенка — это любовь и личный хороший пример

Добавлено 25.05.2017 1555 0

Хвалите детей чаще, говорят одни психологи. Вообще не хвалите: безоценочное воспитание — ключ к независимости, говорят вторые. Третьи не определились, а бабушки вводят двойные стандарты: нам в детстве говорили, что это ты перья распушил — подумаешь, велика важность!


Когда смотришь на маленькие ручки и ножки, то, конечно, таешь и сюсюкаешь. Даже если не собирался и планировал быть очень разумным родителем. И обещал не сюсюкать чуть ли не с пеленок. Говорите нормально, хватит лепетать! — даже шипят особо продвинутые родители бабушкам-дедушкам, начинающим внезапно дискантом картавить над новым человечком.


Но лично меня гормоны сбили с ног с первого вдоха моего сына. С первого взгляда в его глаза. Я думала быть более автономной, не подстилать соломки, когда он падает, и планировала подстраивать его под жизнь семьи, а не себя под каждый его писк. Но природа распорядилась иначе.


Это было счастливейшее время бескрайней любви. Именно тогда осознала, как сильно, бескорыстно, абсолютно одно человеческое существо способно любить другое. Помнила, как быстро проходит это время, много слышала и читала об этом, так что сознательно смаковала каждое мгновение, а порой и затягивала этапы, просто потому, что очень хотелось просто любить — и совершенно не хотелось воспитывать.


Мне казалось: неужели ребенок не научится всем этим бытовым премудростям постепенно, сам, просто перенимая мое поведение? Неужели надо третировать, стыдить, шикать? Я не хочу. Не буду. Это унизительно для любого человека, и даже если он вырастет не столь аккуратным — он вырастет уверенным в том, что он любим, потому что существует. А не потому, что джинсы без единого пятнышка.


И вот мы — я и мой почти шестилетний ребенок — который сам готовит завтрак, складывает игрушки, убирает за собой, если намусорил, одевается и раздевается, стирает в стиральной машине, гуляет во дворе, выбирает, что надеть, моет за собой посуду и выводит со мной собаку, кормит животных и поливает цветы. И еще очень многое делает сам. И это притом, что я НИКОГДА не заставляла его это делать — просто делала все вместе с ним и хвалила, а потом постепенно перестала ему помогать. А хвалить продолжаю. Еще рассказываю о том, что сейчас маме надо отдохнуть, она посидит, посмотрит, какой он взрослый, и порадуется.


А главное, бессовестно хвастаюсь его достижениями всем, кто под руку попадется.


И горжусь. Даже когда он перестает периодами все это делать. Особенно тогда.


Теперь давайте подумаем. Мы почти все невыросшие, недолюбленные, недооцененные дети, которые на малейшую похвалу бегут любить того, кто похвалил, погладил, дверь придержал, дольше обычного в глаза посмотрел. Мы тотально недохваленное поколение.


Жаждем похвалы, но при этом воспринимаем комплименты как угрозу, и в то время абсолютно беззащитны перед любым, кто убедительно скажет нам, что мы хорошие. Даже если это убедительно скажет не очень хороший человек — мы чаще всего


попадаемся.


Мы очень хотим чувствовать себя хорошими, такими, какие мы есть, чтобы нас не переделывали и принимали, и радовались, что вот мы такие. И прекрасны, и ради этого способны предавать самих себя. В предательстве себя таится особая жестокая бессмысленность и необъяснимость. Ведь от себя не убежишь, и жить тебе с самим собой до самой смерти — зачем же так с единственным, кто всегда будет с тобой что бы ни случилось?


Так мало любящие себя пытаемся вопреки своим шаблонам любить своих детей так, как нам хотелось, чтобы любили нас.


И знаете что? Я убеждена, что дети, которых хвалили, которыми гордились, защищали, которые имели право выбора в вопросах: есть — не есть, надеть то или это, купить такую или вот такую игрушку, которых защищают от всяких любителей повоспитывать, которые имеют право высказать свое мнение взрослому и не услышать в ответ — да как ты смеешь мне грубить. Которые могут плакать, если обидно и больно, не “зашикиваться” окружающими, которых не стыдят за сбитые ботинки или пятно на носу при покорении мира. На чьи бесконечные вопросы отвечают, которые знают, что за правду им ничего не будет и взрослые помогут, а не накажут. Так вот эти дети никогда не будут так вредить самому себе, как большинство из “недохваленных” нас.


Они — чье существование радостно приветствуется словами и действиями — не будут терпеть то, что терпеть НЕ НАДО. Они смогут избежать большинства ловушек зависимостей, заеданий, запиваний, курений и опасных отношений, даже попадая в сложную ситуацию. Поплачут, встанут, отряхнутся и попробуют еще раз — возможно, по-другому. И еще раз. И еще раз и еще. До тех пор, пока не почувствуют привычный комфорт и ощущение, что им — молодцам — так подходит.


Они не будут менять себя — они будут менять мир.






0 Обсуждение Комментировать
Джемма Брайт