Вверх


Директор гомельского цирка: голыми трюками сегодня никого не удивишь

1750 0 11:47 / 06.06.2017


Об эстетике, вдохновении и традициях корреспонденту “Гомельскай праўды” рассказал генеральный директор заслуженного коллектива Республики Беларусь “Гомельский государственный цирк” Яков ЛОБОВИЧ.

IMG_9454.jpg


Удивительный город


— Яков Михайлович, нынешний цирковой сезон завершает яркое шоу гигантских фонтанов “Удивительный город”. Гомельчане, кстати, еще успеют его посмотреть: последний день гастролей — 11 июня. Как зритель отметила очень красивые номера и даже ловила себя на мысли, что нахожусь не в цирке.


— Согласен. Это шоу — пример современнейшего циркового искусства. Не стоит, конечно, уходить в театрализацию, хотя и голыми трюками сегодня никого не удивишь. Когда же они обрамляются понятной смысловой и эстетичной нагрузкой, здорово! В программе артисты показывают отношения через выразительность трюка. На мой взгляд, это высший пилотаж. Такие номера, как правило, занимают престижные места на конкурсах и фестивалях.


— Кажется, что артистам все дается просто. Хотя очевидно, что за легкостью скрываются тяжелейшая физическая подготовка и огромное количество времени. Они не обижаются, когда зритель ловит лишь эмоции и восхищается дейст­вом, не задумываясь, сколько в него вложено сил?


— Нет. Номер должен состоять из трюков, а также режиссуры, пластики, артистизма. Поэтому если говорят, что он хороший, значит, все сложилось. При этом вы должны видеть красоту, но не напряжение и труд, которые за этим стоят. К примеру, в номере артистов Гвоздецких, где была мачта под большим зонтом и шел дождь, очень сильная трюковая часть. Возможно, это заметили лишь те, кто понимает изнанку циркового искусства. В Испании они и без дождя получили серебро.


— В начале представления девушки из балета танцевали под дождем на мокрых стеклянных тумбах, а артист жонглировал мячиками в таких же непростых условиях. Даже как-то боязно было за них.


— Это часть работы артистов. Риск, конечно, есть, но все опасные трюки должны отрабатываться на репетициях. Самые травмоопасные элементы выполняются со страховкой. На Западе, кстати, больше ценятся номера без нее.


— Красота, которая “ходит” на грани. А чего стоит работа с хищниками. На манеж выходили медведи, такие на вид добрые животные, задорно прыгали через белых собак. И всем этим действом управляла симпатичная дрессировщица. Опять же, что за этим стоит?


— Наверное, у любого дрессировщика есть хоть небольшие, но все же следы от травм. Это тот случай, когда даже в самых близких отношениях зверь остается зверем. Дрессировать медведей сложно по одной причине: это самый опасный и непредсказуемый хищник. Потому как агрессию тигра можно предчувствовать по поведению. А женщины в таких номерах добавляют определенный шарм, романтизм, грациозность, легкость. Есть замечательные примеры в истории советского цирка: Ирина Бугримова и Маргарита Назарова.


Что касается дрессуры в целом, на мой взгляд, эталон — это то, что показывает со своими тиграми Николай Павленко. Он выходит на манеж во фраке с дирижерской палочкой, и животные сами идут на трюк. Такая же мягкая манера дрессуры у Влада Гончарова, который работает со львами. В его аттракционе одновременно с хищниками выступает еще и балет. У нас был аттракцион Ивана Ярового, где медведь сам выходил из-за кулис на манеж, поднимался на тумбу, шел по брусьям и в завершение приветствовал зрителей. Конечно, это высшее достижение в дрессуре. 



Ходить на руках, стоять на голове


Цирк не должен удивлять. 


Потому что его задача — вдохновлять, воодушевлять, поражать воображение. Давать возможность отдохнуть, получить эмоции, раскрепоститься. Чтобы через десять минут после начала действа зритель мог обо всем забыть и наслаждаться увиденным. Я сам, даже если сильно занят, смотрю представление минут пятнадцать и получаю огромное удовольствие. Это сказка, если говорить о сюжетных представлениях. Еще великий Карандаш говорил, что цирк — это сплошной алогизм. Например, где вы увидите, чтобы человек ходил на руках, стоял на голове? Здесь все необычное, и когда из циркового представления начинают делать сюжетное, которое не все могут понять, то можно потерять интерес зрителя. Как-то на основе Щелкунчика был сделан цирковой спектакль. На репетициях мне стало понятно, что его сюжет будет сложен для восприятия. Поэтому мы написали либретто и раздали зрителям. И эти выступления даже в тяжелом месяце феврале прошли в Гомеле с аншлагом. А в тех городах, где наш ход не повторили, сказка успеха не имела.


Без клоунов никуда. 


В какой-то мере тот цирк, который мы любим, к которому привыкли, — консервативен: с животными, гимнастами, акробатами, силачами, клоунами. В нашем деле сложно отойти от классических жанров. Однако при этом надо давать разнообразные представления. К примеру, мы ни разу не ставили друг за другом программы с хищниками.


А вот пример элитарного искусства показывает “Цирк дю солей”. Это высочайший уровень артистического мастерства, неповторимая эстетика. Но у него сквозной сюжет, который не всегда понятен. На мой взгляд, цирк — социальное искусство, которое должно быть доступно и понятно каждому. И особенно приятно, когда после представления выходишь в фойе и видишь радостные глаза детей и взрослых. Тогда понимаешь, что делаешь хорошее дело.


Аттракционы на ура. 


На столе лежит папка с предложениями от коллективов, которые хотели бы выступить на нашем манеже. Но то, что я выбираю, лишь процент. На фестивале в Ижевске в позапрошлом году увидел два крупных аттракциона из Монголии и пригласил к нам. А вот одно из предложений от артистов из Украины, которые выступают одновременно в воздушном полете и еще в трех номерах. Вызывает сомнение, что одни и те же артисты могут создать четыре полноценных высокохудожественных номера.


Если говорить о том, что действительно восхищает, то, например, в Монте-Карло фурор произвели артисты из Северной Кореи, став один за другим выполнять очень сложные воздушные полеты. Когда-то сальто-мортале ведущий объявлял как смертельный трюк. Потом стали делать два, три. А корейцы замахнулись на пять. Они и получили золото этого фестиваля.



От идола к идеалу


В Гомеле может пройти первый международный фестиваль циркового искусства


Об этом зашла речь весной прошлого года, когда на гастролях в областном центре была программа братьев Запашных. К Якову Лобовичу тогда обратился руководитель Большого Московского цирка Эдгард Запашный и предложил организовать у нас фестиваль Союзного государства. К слову, в российской столице Запашные уже четыре раза проводили Международный фестиваль циркового искусства “Идол”.


— Мы довольно давно общаемся с этой семьей, — рассказал Яков Лобович. — Отец Эдгарда и Аскольда Вальтер в 1982 году после годичного перерыва из-за болезни восстанавливался здесь. С тех пор с Запашными завязались не только настоящие дружеские отношения, но и творческое сотрудничество.


Стать площадкой для такого масштабного форума наш цирк сможет еще и потому, что он современный в плане технической оснащенности. Здесь есть необходимая база, чтобы принимать всевозможные программы на льду, воде, воздушные полеты. Помимо этого, для приезжих создана необходимая инфраструктура: гостиницы, кафе, рестораны.


Если исполком Союзного государства выделит средства,


фестиваль, рабочее название которого “Идеал”, пройдет в 2018 году. Он привлечет внимание к нашему городу, где можно будет увидеть лучшие номера мира.


В Гомеле сложились давние цирковые традиции. Еще до революции первой иллюзионисткой в мире стала гомельчанка Клео Доротти. Широко известны создавший “Воздушный полет со штрабатами” Анатолий Вязов, выдающийся акробат Павел Марьянков и один из лучших акробатов-прыгунов Виктор Родзянко. Сейчас на слуху заслуженный любительский коллектив Республики Беларусь цирк имени Валерия Абеля и мозырская студия циркового искусства “Арена”.

























































































 


0 Обсуждение Комментировать