Вверх


Как Мозырь стал Чернобылем. В кино

11430 0 13:37 / 18.07.2018
Многосерийный фильм о чернобыльской трагедии снимают в городе над Припятью



Новый проект телеканала НТВ, анонсированный как художественный фильм, восстанавливает историческую хронологию событий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году
и рассказывает о героических буднях ликвидаторов.

Съемки сериала “Чернобыль” проходят в нескольких белорусских городах: помимо Мозыря, в Минске, Слуцке, Молодечно и других. Кинолента вернет зрителей в советское время,
когда спокойную жизнь города и целого региона изменила страшная трагедия. 

Назад, в восьмидесятые

В фильме по-настоящему звездный состав. В главных ролях Надежда Михалкова и Игорь Петренко — они играют супружескую пару.
Действие сериала разворачивается с апреля по декабрь 1986 года. Украинскому отделу КГБ СССР становится известно об интересе иностранных спецслужб к Чернобыльской атомной электростанции. Для поисков на территории Припяти агента ЦРУ Альберта Ленца (актер Дмитрий Ульянов) прибывает подполковник военной контрразведки Андрей Николаев (Игорь Петренко). В сериале также заняты Мария Андреева, Александр Ильин-младший, Владимир Юматов, Елена Яковлева, Дмитрий Муляр, Александр Феклистов и другие артисты. 12-серийный фильм выйдет на экраны в 2019 году.



Продолжительность съемок в Мозыре — три недели, а сам город по сценарию и есть Чернобыль: в украинском Чернобыле съемки по понятным причинам невозможны. В Мозыре снимают дейст­вия медиков, военных, сцены эвакуации. Для массовых сцен через соцсети объявлен кастинг, создана специальная группа: всем желающим поучаствовать в съемках предлагается прислать фото. Требуются исполнители ролей солдат, санитаров, рабочих (с пометкой — без стильных стрижек), милиционеров, членов министерской делегации, стюардесс и даже дублеров на роли некоторых актеров. Всего понадобится несколько сотен человек. Претенденток на роли стюардесс оказалось едва ли не больше всех. И в целом выбор, похоже, был немалым.

Вначале съемки проходили в окраин­ном микрорайоне Железнодорожном — там время словно застыло в 80-х, сохранился даже памятник Ильичу у старой проходной ДОКа на фоне тоже старого административного здания. Снимали в деревянных бараках послевоенной постройки, по улице Социалистической, в лесу в окрестностях деревни Боков, ночные съемки — в микрорайоне Заречном. Потом съемочная площадка переместилась на территорию городской больницы. Здесь за процессом и наблюдала корреспондент “Гомельскай праўды”.

Кастинг прошли благодаря женам

У приемного отделения многолюдно, суетятся медики в белых халатах. Небольшие сцены доставки пострадавших пожарных в больницу, их встречи и прощания с родственниками перед отправкой в Москву переснимают несколько раз. Милицейский уазик, сами стражи порядка в форме советских времен — все узнаваемо. Эпизоды — одни из самых драматичных.
В больничном дворе актеры из массовки дожидаются своего выхода. Некоторые с “обожженными” лицами: загримированы под потерпевших пожарных-ликвидаторов. Леонид Цырулик — железнодорожник, Вячеслав Сысоев — школьный преподаватель физкультуры. Оба в полосатых больничных пижамах. Это их первый съемочный день и первый актерский опыт, мужчины подошли на роли пациентов больницы. Рассказывают, что оба в отпуске, их фото на кастинг отправили жены, и кастинг самодеятельные актеры прошли. Так что отпуск будет даже интереснее, чем ожидалось.

Владимир Бегма загримирован так же, как и эти двое. Но он профессиональный актер, работает в московском “Театре Луны”.

— Проект для меня интересный и значимый еще и по той причине, что сам был непосредственным участником чернобыльских событий. В 1986 году проходил срочную службу в Киеве, во внутренних войсках. 26 апреля наш полк подняли по тревоге, — вспоминает в прошлом ликвидатор, а теперь актер. — Стройбатовцы разбирали радиоактивные завалы, образовавшиеся после взрыва реактора, а мы обеспечивали охрану общественного порядка, обносили колючкой тридцатикилометровую зону, патрулировали эту территорию, охраняли от мародеров. Участвовали в эвакуации гражданского населения из Чернобыля, Припяти, из тридцатикилометровой зоны. Так что мой личный опыт тоже в какой-то мере пригодился на съемках.



Что до сценария, то в нем, помимо детективной истории, придуманной для фильма, многое основано на реальных событиях, утверждает Владимир: “Могу говорить об этом, поскольку многое видел собственными глазами. Неразбериха и хаос царили поначалу не только среди населения, но и у нас, военных: неработающие устаревшие дозиметры, наша непростительная беспечность — из-за жары не хотели надевать респираторы. Может оттого, что имели минимум информации, мало кто понимал природу радиации, сложно было предсказать и последствия взрыва. На первое мая нас привезли в Киев, строго-настрого запретили говорить кому бы то ни было об аварии, в полку отключили телефоны. Мы стояли в оцеплении демонстрации, которая ничем не отличалась от предыдущих первомайских: люди радовались, смеялись, было много детей, звучали патриотические лозунги”.
Эти и другие моменты отражены в сценарии, и на взгляд актера, фильм получится достаточно реалистичным.

— Мой персонаж в фильме — реальный человек, это инженер Валерий Перевозченко, — продолжает Владимир Бегма. — Роль не очень большая, но достаточно значительная и интересная, много сцен в жанре экшен. Во время дежурства Валерия и произошел взрыв на станции, он находился непосред­ственно вблизи реактора, получил серьезную дозу облучения. Моему герою приходится принимать много сложных решений в критической ситуации. Немногословный, спокойный, он ведет себя достойно. Из больницы его, как и других пострадавших, первой партией увозят в Москву. Выживет или нет, по сценарию остается вопросом.


Владимир Бегма — ликвидатор и актер с “обожженным” лицом

Владимир Бегма подчеркивает: он очень доволен, что ему посчастливилось работать с Алексеем Мурадовым, это очень хороший, глубокий режиссер. Снимает с большим проникновением в материал, выстраивает каждый кадр бережно, органично. По предыдущим фильмам режиссера можно судить, насколько он серьезен в своей профессии.
Художник Владимир Ярин впервые работает в Беларуси. Объясняет, почему для съемок картины выбрана Мозырщина: здесь сохранилось много естественной фактуры времен 80-х, да и снимать намного проще, чем в Москве, — до съемочной площадки можно добраться за 15 минут, на что в Москве с тамошними пробками ушло бы часа два. “В Беларуси вообще приятно работать, никаких границ, можно сказать, одна страна. Местные говорят по-русски и к нам хорошо относятся”.


Художник Владимир Ярин

— Я, к счастью, помню 80-е годы. Мозырская больница внешне соответствует тому времени. Правда, пришлось ее немного “состарить”, рамы пластиковых стеклопакетов заклеили скотчем “под дерево”, — рассказывает Ярин. — В самом Чернобыле я не был, но в 1991 — 1992 годы работал в американской картине про Чернобыль “Последнее предупреждение”, с Джоном Войтом в главной роли. Снимали на Курской атомной станции. Она такая же, как Чернобыльская, тоже построена по типовому проекту. Там же в недостроенном реакторе размещали декорации. Так что несложно представить, как разворачивались трагические события непосредственно на ЧАЭС. Будут еще сцены в гостинице “Припять”, где мы живем. Там свадьба будет. Там же, по сценарию, живет американский шпион, за ним ведется слежка.

Минимум вымысла и никакой критики

В перерыве между сценами режиссер Алексей Мурадов согласился ответить на вопросы корреспондента “ГП”.
Алексей Мурадов — режиссер-постановщик, киносценарист, продюсер, автор и режиссер более 20 художественных и документальных телефильмов, телепрограмм, обладатель многочисленных премий: “ТЭФИ”, “Сталкер”, “Кинотавр”, “Созвездие”, “Золотой овен”, “Золотой глобус” и других. Среди его фильмов — “Червь”, “Змей”, “Течет река Волга”, “Катя: Продолжение”, “Власик. Тень Сталина”, “Жуков”...


Режиссер Алексей Мурадов

— Алексей Борисович, Мозырь по сценарию и есть Чернобыль. Город и, правда, по-вашему, похож на Чернобыль? Чем руководствовались авторы проекта и вы как режиссер в своем выборе?

— Начну с того, что я очень люблю Беларусь. Это не первая картина, которую снимаю здесь. Был 12-серийный фильм “Человек войны” — о Великой Отечественной. В Беларуси сняли “Снайпера”. И когда решено было снимать “Чернобыль”, первое, что я сказал продюсерам: давайте будем делать это в Беларуси. Сначала хотели снять все вокруг Минска, но потом добрались до Мозыря. Вначале места будущих съемок осматривали художники с продюсерами, потом уже решали вместе, где и что снимать. Город понравился и оказался очень кинематографичным. Сама идея фильма о Чернобыле появилась лет пять назад. Это рассказ о том, что именно тогда произошло. Наша история охватит период за несколько часов до взрыва, сам взрыв и несколько месяцев спустя. Достаточно подробно покажем то, что было, человеческие судьбы в первую очередь.

— Это первый в российском кино художественный фильм про Чернобыль? Как вам кажется, для какой он зрительской аудитории?

— Думаю, сериал интересен будет для тех, кто жил в это время и хорошо помнит его.
А вот первый ли художественный фильм про Чернобыль, не могу точно сказать. По-моему, был фильм “Мотылек”. Говорят, хороший, но я его не видел. Но там Чернобыль вроде бы выступает только фоном для развития какой-то драматической истории.

— Жанр вашего фильма определяют по-разному: драма, детектив. Чего же больше?

— Параллельно развиваются три линии. Одна драматическая — она главная, всякие личностные перипетии. Поскольку это телевидение, то есть и детективный след. В реальности он, кстати, тоже был, так что детективная история тоже существует, ну и мелодрама в какой-то степени.

— Достаточно ли сценарий и сюжет приближены к реальным событиям или больше художественного вымысла?

— Насколько можно было, от художественного вымысла мы отказались. Но телевидение есть телевидение, жанр есть жанр, поэтому немного вымысла присутствует. Конечно же, тема чернобыльской трагедии требует внимательного, осторожного подхода. Был ли там американский шпион, никто достоверно не знает, кроме структур, которым положено об этом знать, но говорят, что был. Во всяком случае, это вполне правдоподобно, если речь идет о подобных объектах.

— В фильме очевидным будет критический взгляд на чернобыльскую аварию, или это по большей части людские судьбы на фоне техногенной катастрофы?

— Никакой критики, я надеюсь, не будет. Критиковать если и можно будет, то лет через сто. Эти события происходили еще не так давно, не все детали достоверно известны, поэтому многое осталось за кадром. Мое же личное видение чернобыльской трагедии такое: было давление технократии, и многие вещи могли бы не произойти, будь больше внимания к этой проблеме. Государство же — это машина, которая иногда очень долго разворачивается и у которой совсем другие критерии оценки событий. Время покажет, насколько они были верными.

— Сложно ли было подобрать актеров на главные роли?

— Вообще-то актеров на главные роли выбирает триумвират: телеканал, продюсер и режиссер. И у всех троих по большому счету равные права, все друг к другу прислушиваются. Телевидение так устроено, что рассматривается несколько кандидатур на главные и неглавные роли. Учитываются творческие особенности, занятость в других проектах, многие другие критерии. Что до Игоря Петренко, то были и другие варианты, но в конечном итоге остановились на его кандидатуре. То же самое и с Надеждой Михалковой.

— Кого играет в фильме Елена Яковлева?

— Главврача московской клинической больницы, в которую поступают тяжелые пациенты из зоны аварии.

— Почему именно сериал? И каково ваше личное отношение к сериалам?

— Сериалы — это требование времени. У меня на два сериала приходится один авторский фильм, снимаю и то и другое. Сериал по временному отрезку широкое полотно в отличие от полного метра. Но с точки зрения художественного творчества ни один сериал не переиграет 15-минутный фильм Чарли Чаплина.





 



Фото автора

0 Обсуждение Комментировать