Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх
Мнение, Гомельская правда :

Три истории, три горьких повести. Рассказывают люди, родившиеся в немецкой неволе

Добавлено 11.04.2021 5744 0 Владимир Перников
Главное - жить в мире

У председателя Гомельской городской общественной организации «Дети войны» Инайды Петровны Савчиц (девичья фамилия Прилуцкая) необычная судьба уже потому, что родиться ей помогла немецкая фрау, имя и фамилию которой она не знает до сих пор. Не знала их и мама Инайды, Ефросинья Фроловна. 

Роды проходили в обстановке секретности в частном доме фрау, которая однажды заявилась в концлагерь, чтобы увести с собой узницу для работы у нее дома. Выбор, к удивлению надзирательниц, пал на Франю Прилуцкую с номером 01796 на груди, у которой вскоре должен был родиться ребенок. Это и произошло через неделю.

савчиц1.jpg

Риск, которому подвергала себя немка, был огромным. Если бы кто-то донес гитлеровским властям о том, что чистокровная арийка помогает умножать ряды представителей «низшей расы», ей бы не поздоровилось. Но пронесло. Фрау даже закупила для новорожденной необходимые вещи и назвала Инайдой.

Франя вместе с другими узниками вкалывала на заводе. Пока мама работала, девочка оставалась в бараке без всякого присмотра, хотя никого никогда не потревожила. Всеми правдами и неправдами молодой маме удалось пробраться к коменданту и упросить перевести на работу поближе к баракам. Там Франя занималась уборкой и имела возможность приглядывать за дочуркой.

Война между тем заканчивалась, вскоре узников концлагеря «КИС» освободили американские солдаты. У Прилуцких началась дорога на Родину. 

В силу возраста Инайда, конечно, не испытала на себе тех унижений и страданий, которые перенесли ее ближайшие родственники во время войны. Но хранит в памяти живые, неприкрашенные истории, рассказанные покойной матерью и ныне живущей тетей Людмилой Фроловной Титовец. 

…Хутор возле озера Белое Житковичского района, где жили Прилуцкие, в марте 1942 года сожгли фашисты. Пришлось с пустыми торбами отправиться в райцентр, где перебивались кое-как и кое-чем. До того времени, пока в июне 1944 года их вместе с другими жителями захватчики не загнали в товарняк и не отправили в Германию. В концлагере оказались бабушка Стефанида Бенедиктовна с дочерьми Марией, Людмилой и Франей. А дед Фрол, его сыновья Костя, Михаил и отец Инайды Петр погибли во время войны.

Жили узники в казармах по 30–40 человек в лагере, обнесенном колючей проволокой, со сторожевыми вышками на углах. За проволокой ходили надзиратели с овчарками, а часовые стреляли по нарушителям «порядка» без предупреждения. Категорически было приказано забыть свои имена и фамилии и называть себя по присвоенным номерам. Заболевших не лечили, о переписке с родственниками даже и думать не приходилось. Полная изоляция и тяжелая работа по 12–14 часов в сутки.

Только в сентябре 1945 года Прилуцкие оказались в Беларуси. Из Мозыря до Житковичей добирались с грудным ребенком то пешком, то на попутных подводах. Больная бабушка и Франя с малышкой вернулись на пепелище. Построили землянку с печкой, где прожили восемь лет, а после и небольшую избенку. Жили на 19 рублей, которые получала бабушка за сына Костю, погибшего на фронте. Потом Франя пошла работать: сначала в колхоз, затем в рыбхоз. 

Инайда окончила школу рабочей молодежи, трудилась на разных работах. 

В 2008 году по приглашению церковной общины побывала в Германии, выступала перед учащимися школ и колледжей. На вопросы об отношении бывших узников к немцам как нации отвечала: 
да, в Германии были фашисты, но были и антифашисты, сердобольные люди, которые сочувствовали узникам, по­могали им. Главное теперь – жить в мире, дружить, поддерживать друг друга. 

Моя Родина - Беларусь

Правду говорят, что человека, который по воле судьбы не знает или не помнит те места, где родился, тянет хоть разок взглянуть на них, запечатлеть в своей памяти. Это чувство долгие годы не покидало и директора унитарного предприятия «Гомельводпроект» Павла Григорьевича Абрамчука. 

– В паспорте местом рождения указан город Вольфсбург, но моя родина Беларусь. Где вырос, выучился, работаю и живу, – говорит он. 

абрамчук.jpg

Его родители Григорий Федосеевич и Ольга Петровна Абрамчук, братик Коля, бабушка Варвара и дедушка Федосий в 1943 году были насильственно угнаны из Брестской области в Германию. 

Павел Григорьевич хорошо помнит послевоенные рассказы родителей о том, как они вкалывали на бауэра Роберта Гаузе. Работа от темна до темна в поле и на животноводческой ферме. Крохотная комнатка, где жила семья, находилась над свинарником. Кормили плохо, потому приходилось жить впроголодь, часто болели.

Только в сентябре 1945 года Абрамчуки прибыли на пепелище своего дома. Жили у соседей и знакомых, и пока отец не нашел себя в печном деле, мать, чтобы прокормить семью, батрачила, ходила по деревням просить милостыню. Когда построили свое жилье и подросли дети, стало легче.

Павел в 1965-м окончил Пинский гидромелиоративный техникум и приехал в Гомельскую изыскательскую экспедицию института «Белгипроводхоз» (ныне «Гомельводпроект»). Затем была служба в армии, учеба на заочном отделении Белорусской сельско­хозяйственной академии. Более полувека почетный мелиоратор Павел Абрамчук работает на одном предприятии, в 1998 году возглавил его. Признается, что очень хотел посмотреть на места, где родился в мае 1945 года. 

– В 2003 году, – говорит Павел Григорьевич, – я посетил Германию в составе одной делегации. Сложилось впечатление: современным немцам стыдно за то, что нацистская Германия развязала войну и нещадно эксплуатировала узников. Мне стоило определенных трудностей, чтобы попасть в семью бауэра Роберта Гаузе, на которую работали мои родители и где я родился. «Хозяев» в живых уже не было, оставалась только их невестка. Ее муж, нацист, воевал на восточном фронте, был ранен, после войны умер. Оказывается, чаще всего в такие семьи и направляли узников-рабов. Сейчас большинство немцев сторонится таких семей или их наследников. Лично я по отношению к себе почувствовал некую настороженность или даже вину и растерянность невестки. 

Павел Григорьевич всегда находит время для встреч с членами Гомельской городской общественной организации «Дети войны», в которой и сам состоит со дня ее основания. В организации рабо­та­ет проект «Надежное плечо», координатор которого – международное общественное объединение «Взаимо­понимание» при поддержке немецкого фонда «Память, ответственность, будущее». Цель проекта – улучшать качество жизни членов ГГОО «Дети войны». От имени «Гомельводпроекта» Павел Григорьевич принимает самое активное участие в реализации этого проекта: оказывает спонсорскую материальную помощь. 

Прошлое не отпускает

– Мои бабушка Дарья Федоровна, дедушка Павел Кузьмич и мама Зоя Павловна жили в Гомеле по улице Портовой, – рассказывает Валентина Васильевна Кончиц. – Рядом находился элеватор. Когда немцы его разбомбили, родные с другими горожанами набрали муки, которая очень выручала от голода. Случалось, через проволоку передавали для военнопленных в гомельский концлагерь хлеб и булки. Даже таким образом выкупали у охраны пленников. Так поступила и мама, приведя в дом моего будущего отца Василия Федоровича Панасюка. 

Кончиц.jpg

Осенью 1943 года немцы угнали на принудительные работы в Германию всю нашу семью. Мама работала в столовой при концлагере, а бабушку часто отправляли на работу к бауэру. Она могла косить, жать, вкусно готовила и сносно говорила по-немецки. Узнав, что у нее маленькие внучата (Витя и я, которые родились в Германии, а наш отец там был расстрелян), бауэр выделял нам на пропитание литр молока. 

А когда союзные войска бомбили город и бабушку ранило, нашел немецкого врача, который ее прооперировал.

После освобождения мы оказались в Литве и прожили там до 1950 года. Было голодно, холодно, но нас спасла еврейка Дора, у которой было своих четверо или пятеро детей. Она делилась с нами едой и одеждой.

Жизнь начала налаживаться после возвращения в родной город. Мама вышла замуж, родила двух дочерей. Родители устроились на работу, я окончила техникум, тоже вышла замуж, но детей Бог не дал. Сейчас живу в доме, который построили родители и, как говорится, борюсь с разной хворью.
Фото Николая Межохина
0 Обсуждение Комментировать