Настройки шрифта
По умолчаниюArialTimes New Roman
Межбуквенное расстояние
По умолчаниюБольшоеОгромное
Вверх

Мы ушли непобежденными. Война в Афганистане стала частью судьбы уроженца Лельчицкого района Николая Волынца

1832 0 21:01 / 22.02.2021
Полешук Николай Волынец достойно нес службу вдали от малой родины.

Волынец фото.jpg
Николай Волынец рисковал жизнью в Афганистане и при ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС 

…На часах было уже три часа ночи, а сон к воину-интернационалисту Николаю Волынцу не приходил. За окном гремела цепью и лаяла собака лайка по кличке Мухтар. Деревня Милошевичи Лельчицкого района – малая родина, где Николай живет сейчас, – находится в самой глубинке Белорусского Полесья. В лесных массивах водится много зверья. Вероятно, и той ночью воришка-заяц забрался в огород полакомиться овощами. Потому-то и рвется с цепи хозяйская собака. Ее азартный лай будоражит душу Николая, возвращая к воспоминаниям о далеком тревожном прошлом, войне в Афганистане. Там рядовой Волынец – вожатый минно-разыскной собаки, два с половиной года ходил в разведку, рейды, сопровождал колонны, штурмовал ущелья, высоты и «зеленки». Каждый день на той войне для него мог стать последним.

Повезло: уцелел, но все же отмечен осколками. На мине подорвался с собакой его сослуживец. А Николаю, работавшему рядом, посекло всю спину. Однако уцелели вместе с немецкой овчаркой Фордом. Бывший воин с нежной теплотой вспоминает о боевом четвероногом друге:

– Мне передал Форда его прежний хозяин. Россиянин Сергей уходил на дембель из саперного взвода. Прощаясь, сказал: «Береги эту собаку, брат, и помни мое слово. Она еще не раз спасет тебе и другим жизнь.

А что это так, Волынец убедился в первом же рейде и бою. Собака понимала своего нового хозяина с полуслова, когда сопровождали автоколонну. Шли впереди своей воинской части, обнаруживали и снимали тщательно замаскированные духами мины. Каких только модификаций не было. Причем из разных натовских стран, встречались также и самодельные, изготовленные мятежниками, одна сложнее другой. Корпуса изготавливались из таких материалов, чтобы их сложно было обнаружить при помощи миноискателей и специально обученных собак. Усложняла поиск неимо­верная жара. От длительной работы умные и послушные собаки уставали, порой могли допустить ошибку. А как известно, сапер ошибается только один раз. Но рядовой Волынец вместе с Фордом и боевыми товарищами выполнили поставленную задачу: обезвредили около двух десятков взрывных устройств. Опасный участок дороги автоколонна прошла без потерь. 

И вдруг, почти на открытом месте, попали под шквальный пулеметно-автоматный огонь. Николай с другом находились в кузове авторемонтной мастерской. Пули легко прошивали борта. Через дырочки внутрь проникали лучики солнца. Одна из пуль ранила товарища, другая, срикошетив, пробила грудь его служебной собаки. Рывком открыв дверь, Волынец с автоматом и полным боекомплектом буквально вывалился на пыльную дорогу, повредив ступню правой ноги. Боли не чувствовал, готовился к стрельбе. Рядом – верный пес. Было видно, что автоколонну окружают. Из «зеленки» метко били снайперы. Шедшая за ними автомашина заглохла, пришлось под огнем брать ее на буксир. А два автомобиля на сцепке стали легкой мишенью. Этим тут же воспользовались моджахеды. Первый и второй выстрелы из гранатомета прошли мимо. Третий в щепки разнес буксируемую автомашину. Все, кто в ней были, погибли. 

Автоколонна прорывалась из засады с боем. Автомастерская оказалась замыкающей. Стреляя на ходу из автомата, Волынец вскочил на подножку кабины, затем резким движением переместился на крыло автомобиля. Держась левой рукой за металлическую защитную решетку фары, правой, как в заправском боевике, стрелял короткими очередями по вспышкам из «зеленки». Через несколько минут автоколонна вырвалась из засады. А скоро по тому месту, где засели духи, вызванные вертушки нанесли массированный удар из реактивных установок, превратив «зеленку» в выжженную пустыню. Верный Форд во время прорыва находился рядом с автомашиной, вышел из боя целым и невредимым. Только после боя Волынец оценил критическое положение, в котором был. Его могли убить, ранить, а если сорвался бы с крыла автомашины, то и взять в плен. А как расправлялись с пленными советскими воинами, хорошо известно…

Мог стать последним для рядового Волынца и бой в районе Старой Кушки. Их взвод инженерной разведки 45-го саперного полка, как и подобает, шел впереди колонны советских войск, снимая и обезвреживая мины. При этом помогали и мирным афганцам разминировать их жилища. На всем пути по обочинам дороги валялась искореженная взрывами и огнем советская боевая техника. Как только подобная змее колонна наших войск и подразделения «царандой» (афганской милиции) вошли в ущелье, из засады по ним открыла огонь крупная банда моджахедов. Кругом грохот, огонь, дым, пыль, стоны раненых. Много убитых. В том бою Волынец потерял своего товарища, трое ребят из его взвода были ранены. 

Впереди у нашего земляка было много боевых походов по огненным дорогам Афганистана. Рядом с ним несла службу верная и умная служебная собака Форд. За героические и мужественные действия рядовой Николай Иванович Волынец награжден орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги» и «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа».

После службы Волынец передал своего лучшего друга Форда кинологу пограничных войск. Самого же его, опытного воина, прямо в военкомате Лельчицкого района пригласили на службу в милицию. Вначале работал милиционером-дежурным ИВС Лельчицкого отдела внутренних дел, затем много лет, до ухода на заслуженный отдых, участковым инспектором Тонежского, Букчанского, Дзержинского сельских Советов. Заслужил уважение и почет: сельчане называли Николая «наш Анискин».

Капитан милиции в отставке Николай Волынец был в числе первых, кто попросился на передний край ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. За самоотверженные и профессиональные действия награжден знаком ЦК ВЛКСМ «Воинская доблесть». В личном деле отставного офицера только благодарности и поощрения.

В рядах милиции Гомельщины служило немало воинов-интернационалистов. Волынец – один из скромнейших. Николай Иванович ни разу не пожаловался на жизнь, судьбу, проблемы. Сознательно выбрал трудную профессию милиционера. Гордится своей страной, семьей, наградами. Продолжает работать в коммунальном хозяйстве родной деревни, активно участвует в нравственно-патриотическом воспитании молодежи.
Актуально
Фото предоставлено автором

0 Обсуждение Комментировать